Эскалация в Венесуэле напоминает протесты 2014 года, в которых погибли 43 человека. Репрессии правительства с тех пор существенно усилились, как и решимость его противников.


Снова сотни тысяч венесуэльцев вышли на улицы на демонстрацию против правительства в четверг. Снова произошли жестокие столкновения с силами безопасности. Это было продолжением демонстраций предыдущего дня, которые оппозиция назвала «матерью всех маршей». Три человека были убиты: солдат, 17-летний студент и 23-летняя женщина. С начала последней волны протестов в апреле были убиты восемь человек. Несколько людей получили ранения — часто огнестрельные, были арестованы сотни демонстрантов.


Граждане с оружием


Те же сцены, что и в феврале 2014 года, когда во время демонстраций были убиты 43 человека. Даже тогда преступниками в большинстве случаев были так называемые colectivos: вооруженные военизированные группировки под руководством президента Чавеса считают себя защитниками боливарианской революции. Но они — всего лишь агенты репрессий, и никто не знает, от кого они получают свои приказы. Кроме того, в 2014 году и солдаты Национальной гвардии стреляли на поражение. Лишь немногие из них были привлечены к ответственности. Вместо этого правительство отправило в тюрьму лидера оппозиции Леопольдо Лопеса (Leopoldo López) и более сотни других оппозиционеров.


Снова режим использует сценарий угроз — скрытно, с помощью наблюдения секретных служб за диссидентами и произвольных арестов. Менее скрытным был начатый во вторник «План Zamora». Он предусматривает общенациональное развертывание армии, якобы для защиты страны от переворота и вмешательства извне. Но на самом деле это маневр для запугивания внутри страны. Он включает в себя расширение нерегулярной армии до 500 тысяч солдат. Речь идет об армии проправительственных граждан-добровольцев. По словам Мадуро, в этом году всех должны оснастить оружием. Сложно представить, что это может означать для страны, в которой и без того зафиксирован самый высокий уровень убийств в мире. Армия поклялась сохранять «безоговорочную лояльность» Мадуро. Между тем, оппозиция напомнила вооруженным силам, что они должны служить народу и защищать конституцию. На улицах демонстранты призывали солдат присоединиться к их борьбе.


Смелость отчаяния


Но игра мускулами Мадуро пока не оказала значительного воздействия. Парламент временно лишен полномочий, что подтверждает диктатуру правительства. Но оппозиция нашла в этой ситуации катализатор для возобновления мобилизации. Противники правительства, похоже, настроены более решительно, чем когда-либо. Их символ — Энрике Каприлес (Henrique Capriles), дважды кандидат на пост президента, которого несколько дней назад правительство лишило политических прав на 15 лет. Ранее он всегда дистанцировался от стратегии, которая предусматривает изменения через давление с улиц. Сейчас он возглавляет протест. Теперь Венесуэла должна быть единой и не уступать, говорит он. Мадуро осудил демонстрации, назвав их попыткой государственного переворота. При этом призывы протестующих на улицах вряд ли могли бы быть более демократичными: свободные выборы, освобождение политических заключенных, независимые институты.


Не столько мужество заставляет венесуэльцев противостоять слезоточивому газу и резиновым пулям. Скорее, отчаяние. Венесуэла в ужасном положении. Поставки продуктов питания и медикаментов практически остановлены, растет безработица. Семь из десяти венесуэльцев отвергают правительство, виня его в своих страданиях. Тем не менее оппозиции очень сложно мобилизовать обедневшее население.