Американский экстремизм

 

Даже до президентских выборов в 2016 году США были расколотым государством.


Население США сегрегировано физически, экономически, идеологически, а также в плане образования.


Богатые, средний класс и бедные живут параллельной жизнью. В городах, пригородах и в сельской местности. Либералы с левого фланга общаются с другими либералами с левого фланга. Те, кто на правом фланге, общаются с теми, кто тоже на правом фланге.


Растет также и интеллектуальная сегрегация. Американцы читают газеты и сайты, с мнением которых они согласны. Они смотрят по кабельному телевидению новости, которые подкрепляют уже сложившееся у них мнение.


Социальные медиа ведут нас туда, во что мы уже верим.


Общество, замкнутое в порочном круге


Эти информационные пузыри — собственноручно наложенная на себя имитация цензуры, которая существовала в СССР во времена моего детства и юности, и которая по-прежнему существует в более рафинированном виде в России Владимира Путина.


Жители свободного мира имеют доступ к неограниченному объему нецензурируемой информации и независимым мнениям, но предпочитают ограничиваться источниками, которые усиливают их собственные предрассудки.


Это завело общество в порочный круг, в котором имеют место более экстремальные позиции.


Люди, которые вообще-то хорошо информированы и вполне доброжелательны, все чаще начинают смотреть на тех, кто с ними не согласен, как на врагов, даже как на предателей.


Политических противников демонизируют. Экстремизм вознаграждается на выборах.


В политической риторике такие слова, как диалог, общность и гибкость, связывают со слабостью.


Главный эффект подобного порочного круга заключается в том, что многие американцы становятся более радикальными в идеологическом отношении. То есть: все больше людей начинают придерживаться более крайних точек зрения на широкий спектр проблем и считают компромиссы и промежуточные решения менее приемлемыми.


Это касается не только типичных спорных тем в политике, но также областей, в которых в США традиционно был широкий консенсус, например, во внешней политики.


Когда тактические соображения одерживают верх над принципами


Социал-либералам европейского образца, живущим в США, сложно найти место в американском политическом ландшафте.


Я, как правило, шучу и говорю, что я был «коммунистом рейгановского образца» в СССР, тем, кто боролся за индивидуальную свободу, а не за налоговые ставки или религию.


Мои американские единомышленники во внешнеполитических вопросах обычно относятся к правому флангу. Одна из причин этого заключается в том, что Демократическая партия в существенной степени отказалась от той глобальной повестки дня в области прав человека и свободы, за которую выступали в свое время Гарри Трумэн и Джон Кеннеди. И я считаю, что это по-настоящему стыдно.


Сейчас, впрочем, я замечаю, что в то время как мои собственные позиции остаются неизменными, многие из моих сторонников среди республиканцев изменили свою точку зрения.


Когда я во время президентства Обамы критиковал политику США по отношению к России, я пользовался большой поддержкой среди республиканцев и в американских СМИ правой ориентации. Демократы и более либеральные мэйнстримовские СМИ защищали Обаму и могли описывать меня как поджигателя войны, когда я призывал к конфронтации с путинской Россией и ее изоляции.


Все изменилось практически за один день, когда Дональд Трамп был выдвинут кандидатом в президенты от Республиканской партии, и его инициативы, защищающие Путина, все чаще стали появляться в новостях.


Внезапно представители либеральных левых стали хвалить мои предостережения по поводу Путина, в то время как многие мои республиканские единомышленники принялись более благосклонно отзываться о Путине. Часто по тактическим, политическим соображениям.


Всегда любопытно наблюдать, когда тактические соображения одерживают верх над принципами, но когда это ставит на карту национальную безопасность, это может быть опасным.


Нет никого, кто относился бы к Трампу равнодушно


Президент Трамп — симптом, говорящий о триумфе «гиперпристрастности» в США.


Он — не причина, а продукт десятилетий все более экстремальной риторики и большего раскола и нескольких десятилетий с политиками, которые занимались «просто бизнесом» (business as usual), но подлинные проблемы американского общества они проигнорировали.


У Трампа не было решений, но он обозначил проблемы.


Самое позитивное из того, что можно сказать о вступлении Трампа на американскую политическую арену, заключается в том, что нет никого, кто относился бы к нему равнодушно. Его либо обожают, либо ненавидят.


Он оживил политическую активность в США. Вероятно, мы не видели ничего подобного со времен войны во Вьетнаме.


Люди стали интересоваться разделением властей, тем, что президент может делать, и тем, что он делать не может. Они выходят на улицы на демонстрации и каждый день следят за новостями.


Иногда для того, чтобы разбудить население, нужен кризис. Трамп способствовал тому, что люди стали более убежденными. Если в результате этого умеренный центр в американской политике также сможет стряхнуть с себя апатию, это станет хорошей новостью.


Не считайте демократию чем-то само собой разумеющимся


Учитывая свой опыт жизни при двух диктатурах, я хотел бы сказать американцам, а также европейцам и всем гражданам свободного мира, что они не должны считать демократию чем-то само собой разумеющимся.


Факты: Форум свободы в Осло


Ежегодная конференция, посвященная вопросам прав человека


Проходит в Осло 22-24 мая, организатором является правозащитная организация Human Rights Foundation


Среди докладчиков в этом году будет премьер-министр Эрна Сульберг


Гарри Каспаров — глава правозащитной организации Human Rights Foundation, проводящего «Форум свободы в Осло»


Через девять лет после распада СССР российские избиратели проголосовали за то, чтобы президентом стал Владимир Путин. Это были последние свободные выборы в России. Неполных десять лет демократии.


Американские и западноевропейские институты, разумеется, гораздо прочнее российских, но не считайте эти потрясающие институты чем-то само собой разумеющимся.


Не считайте, что ваши свободы, ваше благосостояние или что-то другое даны вам раз и навсегда.


Слушайте, будьте активными, будьте информированными и неравнодушными гражданами. Это сейчас важнее, чем когда-либо.

Гарри Каспаров — глава правозащитной организации Human Rights Foundation