Травма была весьма болезненной. Все офицеры немецкого генерального штаба образца 1933 года — прямо или косвенно — стали свидетелями того, как в 1917-1918 годах британские и французские гусеничные боевые машины почти беспрепятственно прорывали немецкие оборонительные линии. Такого больше не должно было произойти ни при каких обстоятельствах, однако Германский рейх был связан по рукам и ногам Версальским договором, глава 171 которого гласила, что немцам были запрещены производство и импорт «бронированных машин, танков или иных аналогичных устройств, которые могли бы служить военным целям».


Поэтому возможны были лишь тайные испытания, замаскированные под «испытания легких и крупных тракторов» и проводившиеся в 1929-1933 годах в нелегально танковой школе советском городе Казани. В Германии же проводились испытания автомобилей, тягачей и прочей техники, облаченной в «броню» из дерева.


После прихода к власти НСДАП с такой сдержанностью было покончено. Еще летом 1933 года Ведомство по снабжению сухопутных сил оружием потребовало разработать легкую гусеничную тренировочную машину массой от четырех до семи тонн. В главных чертах эта модель — а также средний вариант весом 15 тонн, с пушкой калибра 3,7 см и тяжелая версия весом 20 тонн, с пушкой калибра 7,5 см — стала результатом проводившихся еще в Казани испытаний.


По образцу несколько более тяжелого французского танка Renault FT 1917 года, первая немецкая боевая машина со времен неудачной модели A7V должна была иметь гусеничный привод и поворачивающуюся башню. Для пушки — пусть даже всего двухсантиметрового калибра — конструкция была слишком легкой, поэтому танк получил два параллельных пулемета.


Испытания первых прототипов под названием Panzer I начались в декабре 1933 года. Четырехцилиндровый оппозитный двигатель развивал мощность почти до 60 лошадиных сил, максимальная скорость на ровной поверхности составляла 35 км/ч и самое большее половину этой цифры на пересеченной местности.


Конечно, «отец-основатель» немецких бронетанковых сил генерал-майор Освальд Лутц (Oswald Lutz) и глава его штаба Гейнц Гудериан (Heinz Guderian) знали, что с такими танками им никогда не победить в войне: хотя танк Panzer I был быстрее и современнее, чем FT, но имел намного более слабое вооружение. А до серийного производства уже в основном разработанных более тяжелых моделей массой в 15 и 20 тонн немецкой промышленности предстояло пройти долгий путь.


Поэтому в первой половине 1934 года Лутц решил сделать ставку на временную модель массой от восьми до десяти тонн, хотя изначально ее производство вовсе не планировалось. В июле 1934 года было издано распоряжение Ведомства по вооружению по разработке такого танка. Он должен был иметь полный гусеничный привод, поворачивающуюся башню, способную выдержать пушку двухсантиметрового калибра. Мотор должен был «выдавать» не менее 120 лошадиных сил и обеспечивать скорость 40 км/ч на ровной поверхности.


Однако разработка затянулась. Первый досерийный образец не соответствовал поставленным задачам: мотор был слишком слаб, коробка передач негодной. Лишь весной 1937 года компании MAN и Daimler-Benz выпустили машины третьей предварительной серии, соответствовавшие ожиданиям руководства. Сразу после этого началось их серийное производство.


Танки первых трех серий производились в неизменном виде до 1939 года, и их общее количество составило 958 экземпляров. Некоторые из них, как и предсерийные машины, а также танки Panzer I, участвовали в Гражданской войне в Испании в составе «Легиона Кондор».


Однако большинство из них составили костяк первых шести танковых дивизий. В распоряжении каждого из них находились 300 боевых машин, а модели Panzer II — 160 штук — являлись важнейшей частью. Остальное вооружение — по несколько десятков танков Panzer III, Panzer IV и много тренировочных машин Panzer I.


В ходе военных кампаний в Польше и на Западном фронте основная нагрузка легла на танки Panzer II. В ходе всего лишь двухнедельных боев против польской армии 83 машины пришлось списать как безвозвратную потерю. Во Франции потери и вовсе составили 240 танков Panzer II за два месяца.


Хотя переднеприводная трансмиссия с пятью нижними и четырьмя верхними катками с каждой стороны доказала свою эффективность, броня танка составляла менее полутора сантиметров и была недостаточно надежной. Правда, на башне и спереди ее толщина достигала трех сантиметров, однако и ее можно было пробить из легкой пушки вроде французской Canon d'Infanterie de 37 modèle 1916 года.


Тем не менее серийное производство танка Panzer II в небольшом объеме продолжалось, хотя уже началось также производство моделей Panzer III и Panzer IV. Если в 1940 году Вермахт официально заказал 1000 легких танков, то в самом начале войны против СССР речь уже шла о 1200 машинах этой модели. Правда, они уже больше использовались не в наступательных, а разведывательных операциях. Из 200 машин, которыми обычно располагала одна танковая дивизия, 65 должны были быть модели Panzer II.


Только в июле и августе 1941 года в боях против Красной армии Вермахт потерял 223 танка Panzer II, а до конца года потери составили еще 219 танков. Поскольку к тому времени их общее производство составляло всего лишь 207 экземпляров, количество Panzer II в немецких дивизиях резко пошло на убыль.


В ходе подготовки к так называемому Плану Блау, второму наступлению Вермахта на Советский Союз, от танков Panzer II было решено отказаться. Их платформы стали переделывать под самоходные артиллерийские установки, так что их производство было сокращено, но не прекращено окончательно.


Самой известной моделью стала Marder II, оснащенная противотанковой пушкой — либо трофейной советской калибра 7,62 сантиметра, либо немецкой 7,5-сантиметровой Pak 40. Также на эту базу устанавливались противотанковые гаубицы Wespe, произведенные в количестве почти 700 экземпляров. Зато самоходное орудие Sturmgeschütz II 15-сантиметрового калибра не оправдала связанных с ней ожиданий: удлиненное шасси оказалось весьма уязвимым в ходе операций в Северной Африке, так что было произведено лишь 12 экземпляров.


Весной 1943 года Вермахт вывел из вооружения последние танки Panzer II. Правда, несколько машин остались на вооружении румынской и словацкой армий. Говорят, что еще несколько танков этого типа использовала ливанская армия в ходе Ближневосточной войны 1948 года. Кроме того, одним трофейным самоходным орудием Sturmgeschütz II располагала армия Египта. И на этом история временного танка Panzer II закончилась.