Время от времени я отправляю электронные письма Эллисон Стэнгер (Allison Stanger). Она всегда мне отвечает, но при этом говорит, что пока она недостаточно здорова, чтобы разговаривать.


2 марта Стэнгер сопровождала социолога Чарльза Мюррея (Charles Murray), чье выступление в Миддлбери-колледж, где она преподает, вызвало бурное недовольство со стороны студентов. Толпа обступила их автомобиль. «Кто-то дернул меня за волосы, — вспоминала она, — другие толкали меня. Я испугалась за свою жизнь». Студенты раскачивали их машину. Стэнгер до сих пор проходит лечение после сотрясения мозга.


На прошлой неделе руководство Миддлбери-колледж вынесло решение о мерах наказания в отношении 67 студентов, причастных к тому, что произошло 2 марта. Некоторым назначили испытательный срок, другие подверглись дисциплинарному взысканию, которое будет отражено в их личном деле, однако все эти меры выглядят слишком мягким наказанием для студентов, которые заслуживают гораздо более сурового обращения. Их преступления не были чем-то незначительным или случайным. Они проявили неуважение к свободе слова, к академическим свободам, и они покусились на здоровье профессора, который просто пытался способствовать реализации этих прав и свобод. Деятельность Чарльза Мюррея вызывает множество споров. Но он не является носителем вируса Эбола.


Позорный эпизод в Миддлбери-колледж стал лишь одним из нескольких произошедших в этом году инцидентов, во время которых скандальных или умышленно беспардонных ораторов либо выставляли за пределы университетских кампусов, либо угрозами заставляли отказываться от выступлений. К таким ораторам можно отнести Энн Коултер (Ann Coulter) и Майло Яннопулоса (Milo Yiannopoulos), а также Хитер Макдональд (Heather Mac Donald) и Мюррея — консервативных ученых, которые могут рассказать много интересного, хотя и весьма провокационного. Макдональд — автор «Войны с копами» (War on Cops) — является критиком движения Black Lives Matter.


Самой известной книгой Мюррея стала книга под названием «Колоколообразная кривая» (The Bell Curve), написанная им в соавторстве с психологом Ричардом Херрнстайном. Достаточно будет сказать, что речь в ней идет о формировании интеллекта человека, на которое, по его мнению, большое влияние оказывает раса. После выхода этой книги в 1994 году редакция New Republic посвятила большую часть очередного выпуска этого журнала критике в адрес самой книги и ее авторов. Однако Мюррей продолжил писать. Хотя он считает себя консерватором, он стал одним из самых решительных критиков Трампа. Возможно, однажды он напишет книгу о связи между строительством объектов недвижимости и IQ.


Между тем реакция аудитории на выступления этих ораторов несет в себе гораздо больше опасностей, чем все то, что они могут сказать. Протестующие — некоторые из них даже не являются студентами — принимают участие в так называемой культурной апроприации. В данном случае речь идет о культуре фашизма. Приходу Бенито Муссолини к власти в Италии способствовало использование агрессивных демонстрантов для разгона митингов и запугивания оппонентов. Такая тактика оказалась успешной, и в 1922 году Муссолини стал диктатором Италии. А по другую сторону Альп Гитлер тщательно конспектировал все его приемы.


Я не стану льстить студентам, принявшим участие в той акции протеста, утверждая, что им известно об их идеологических предшественниках. Но я скажу, что те, кто отказался выслушать Макдональд и Мюррея, многое потеряли. Макдональд, чьи статьи часто публикуются в Wall Street Journal, знает, о чем она говорит. С ней можно не соглашаться, но она разумный и образованный человек. Что касается Мюррея, попытки изобразить его как белого расиста — это банальная клевета. Я не готов отстаивать тезисы «Колоколообразной кривой» — я прочел эту книгу много лет назад — но это здесь ни при чем. Их должен отстаивать сам Мюррей. И я уверен, что, если возникнет такая необходимость, он сумеет это сделать.


По мнению некоторых, рост нетерпимости в студенческой среде является реакцией на президента Трампа. Своим поведением он, возможно, провоцирует именно такую реакцию. Он хочет заставить критическую прессу замолчать. Он открыто называет своих критиков «неудачниками». Он как будто постоянно лезет в драку, причем в не самую честную драку. Однако такое примитивно агрессивное поведение Трампа — не повод для насилия.


Война во Вьетнаме тоже когда-то спровоцировала подобную реакцию. Во имя благой цели — положить конец войне — демонстранты время от времени взрывали бомбы. Одна из таких бомб — несомненно, ставшая выражением протеста против сотрудничества университета Висконсина с Министерством обороны — почти уничтожила Стерлинг-Холл в кампусе Мэдисон. В результате взрыва погиб физик, чьи исследования не были связаны с деятельностью Пентагона. Безумная, высокомерная добродетель, которая вдохновляла создателей бомбы, почти ничем не отличается от мотивов террориста-смертника, убившего детей на концерте Арианы Гранде в Манчестере.


Я знаком со Стэнгер уже несколько лет. Для меня она является воплощением истинного ученого: она бегло говорит на русском, бегло говорит на чешском, она обладает живым критическим умом. Она придерживается четких политических взглядов и является сторонницей Демократической партии, однако она согласилась на дискуссию с Мюрреем, потому что она верит в необходимость обмена мнениями. Теперь ей приходится страдать, потому что некоторые демонстранты решили, что они имеют право затыкать рот Мюррею и нападать на Стэнгер. Студенты Миддлбери получили выговор, Стэнгер получила сотрясение, а мы получили предупреждение.

Запрещенные в России организации