Его критикуют за то, что он действует как пропагандистская рука Кремля. Сам Оливер Стоун считает, что он всего лишь дал Путину возможность объясниться.


— Dagbladet: «Будем говорить о фестивале Starmus или только о России?


Голливудский режиссер Оливер Стоун сидит в одном из залов конгресс-центра Trondheim spektrum и кажется немного раздосадованным. Он выступил с докладом в забитом до отказа конференц-зале во время научного фестиваля Starmus, который проводится в Ставангере, и сейчас встречается с журналистами со всего мира.


Больше всего Стоуну хочется говорить о фестивале. А журналистам хочется задать ему вопросы о его новом документальном фильме «Интервью с Путиным». Документальный фильм, состоящий из четырех частей, стал результатом 20-часового интервью с Путиным один на один, которое Стоун снимал в течение последних двух лет.


Особенно журналистов интересует, что Стоун думает о той критике, которой подвергся документальный фильм. Критики утверждают, в сущности, что он стал подставкой под микрофон для российской пропаганды, которой занимался сам президент России.


«Неужели вы действительно думаете, что я потратил бы два года жизни на то, чтобы быть пиарщиком у Путина? Неужели вы совсем не уважаете мою работу? Вы думаете, что меня купили, что мне заплатили?» — отвечает Стоун на вопрос от Adresseavisa.


Он волнуется еще сильнее.


«Я не пиарщик Путина»


Стоун все время отвергает предположения, что для Путина он — просто пиарщик.


А не боялся ли он, что его будут воспринимать как путинского пиарщика?— вот какой вопрос задал ему корреспондент газеты из Трондхейма.


«Тролли в интернете говорят что угодно. Они говорят, что Путин меня купил и оплатил мои услуги. Послушайте… Я это исследовал. Я сделал все, что мог, и доказал истинность старой поговорки о том, что каждое дело всегда имеет две стороны», — продолжает Стоун.


Это был один из первых вопросов.


Самый первый тоже пришелся не по вкусу звездному режиссеру. Когда корреспондент NRK задал Стоуну вопрос о неподтвержденных сообщениях из России о том, что фрагмент видео, который Путин показывает Стоуну в документальном фильме — фальшивка, начинает казаться, что терпение режиссера вот-вот закончится. Еще до того, как пресс-конференция начнется по-настоящему.


«Вы хотите говорить об этом „блоггерском дерьме"? О блоггерах, которые говорят то то, то се. Хорошо, ладно. Я не знаю. Он достал телефон, показал нам это, мы это сняли — и он сказал, что это именно это (русские военные, которые в Сирии бомбят ИГИЛ — (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.)). Зачем ему это фальсифицировать? Русские очень много сделали для борьбы против ИГИЛ в Сирии. Они „выбомбили" из Сирии это дерьмо», — говорит Стоун.


«А вы начинаете говорить о каких-то мелочах. Ок, ладно…»


(Не)достаточно крут


Стоун говорит гораздо более заинтересованно и остроумно, когда критикует попытки известных западных, особенно американских журналистов создать себе имя благодаря жесткой позиции по отношению к Путину. «Это действительно проблема», — считает Стоун.


Впрочем, документальный фильм голливудского режиссера, создателя таких значительных фильмов, как «JFK», «Взвод» и «Уолл-стрит», частично критикуют именно за то, что он не был достаточно жестким по отношению к Путину.


Правда, не все критики считают, что он был слишком мягок. Некоторые хвалят попытку Стоуна сделать то, что, как считает режиссер, он и сделал: дать президенту России Владимиру Путину возможность объясниться.


Об аннексии Крыма, о предполагаемом хакерстве в преддверии американских выборов, о российском законодательстве, которое запрещает «пропаганду гомосексуализма».


«Это позволило ему говорить в течение четырех часов — на русском, с западной публикой. Такого раньше не делалось никогда», — говорит сам Стоун, и добавляет еще кое-что о проекте, занявшем два года:


«И я думаю, получилось. Камера не врет. Я думаю, что это тоже важно: поймать то, как он держится, его глаза».


«Русская душа»


Итак, чего же не понимает Запад? В России, во Владимире Путине и русском народе, которые вынуждают прессу задавать все эти вопросы? Вопросы, которые явно волнуют Стоуна.


Dagbladet тоже задает этот вопрос Стоуну. Прежде чем ответить, он делает большую паузу, а потом вздыхает:


«Может быть, самое главное из того, что вы не понимаете, это русская душа», — говорит Стоун, 70-летний американец, родившийся в Нью-Йорке.


Похоже, русские журналисты, находящиеся в зале, с ним согласны.


Через несколько минут разговора Стоун делает следующий вывод:


«Это просто безумие — держать их (Россию) за врага».