Младший лейтенант Элис Мякинен (Elis Mäkinen) быстро бежал вниз по лестнице Выборгского замка с финским флагом под мышкой. Спустившись вниз, он протянул флаг командиру 20-й бригады полковнику Арво Кемппи (Arvo Kemppi).


«Приказ выполнен, господин полковник», — выдохнул Мякинен.


«Я больше не полковник», — ответил Кемппи.


Последние бойцы бригады уходили по заминированному Крепостному мосту. Его взорвали, хотя финны оставались в ловушке в городе, который уже был наполнен грохотом советских танков. Вскоре над башней Олафа был поднят красный флаг.


Самый мрачный момент финских войн наступил ранним вечером 20 июня 1944 года. Тем не менее, генерал-лейтенант Карл Леннарт Эш (Karl Lennart Oesch) не считал игру законченной. Он был направлен сюда, чтобы остановить катастрофу на Карельском перешейке. Эш был хладнокровным профессиональным военным. Он воевал на Карельском перешейке в 1918 году, во время Зимней войны и в начале Войны-продолжения.


Позже Эш умалял значение сдачи Выборга. По его мнению, город имел для Красной армии скорее «рекламную ценность». Для финских войск это было лишь «досадное недоразумение». По оценкам Эша, Красная армия не ожидала столь быстрой победы в Выборге. Это дало финнам некоторый запас времени.


Первоначальный план состоял в организации обороны на линии Выборг-Купарисаари-Тайпале, то есть на линии ВКТ. После потери Выборга ее исходной точкой стал Выборгский залив, расположенный к западу от города. Решающим было то, что советские военно-воздушные силы не смогли воспрепятствовать прибытию подкрепления из Восточной Карелии железнодорожным путем. Подкрепление состояло из немецких войск и танков.


С другой стороны тоже был профессионал. Леонид Говоров в качестве командующего артиллерией принимал участие в прорыве финских линий обороны во время Зимней войны. За взятие Выборга ему только что было присвоено звание маршала. Говоров хотел продемонстрировать, что он его достоин. Он направил свои танки и армию в направлении реки Кюмийоки и озера Саймаа.


Однако время работало против честолюбивых планов Говорова. Начиналась операция «Багратион». Ее центр находился в Белоруссии, и войска Говорова — особенно его самолеты — были необходимы там. Высадившиеся в Нормандии войска союзников хотели от Советского Союза действий, которые связали бы немецкие войска на востоке. В этой игре Финляндия, сражавшаяся за свое существование, была маленькой пешкой.


Маршрут наступления Говорова пролегал через деревню Тали. Утром 25 июня 900 стволов артиллерии и 24 тяжелых миномета начали артиллерийскую подготовку, продолжавшуюся полтора часа. Вслед за этим танки с грохотом пронеслись через деревню Тали в направлении развилки Портинхойкка.


Там их ждал сюрприз — танковая дивизия генерал-майора Рубена Лагуса (Ruben Lagus). Лагуса называли «финским Роммелем» (немецкий генерал-фельдмаршал — прим. пер.). Теперь он показал, что прозвище достойно своего обладателя. Пехотинцам раздали оружие, которое для финнов было в новинку — панцерфауст и панцершрек.


Появление финских танков было полной неожиданностью для танкистов Красной армии. Они развернулись и пустились в бегство.


«Танки и самоходные установки хаотично отступали по дороге и попадали под прямой огонь противотанковых орудий противника. Командир полка в панике отдал приказ об отступлении, что ухудшило положение еще больше», — дал свою оценку происходившему гвардии полковник Красной армии Иосиф Шпиллер.


Некоторые из них, тем не менее, сражались до конца.


«Личный состав выпрыгивал из самоходных установок. Ни один из них не сдался, все погибли с оружием в руках, ведь речь шла об элитных войсках», — вспоминает майор Хейкки Миккола (Heikki Mikkola).


За сутки финны уничтожили 38 танков и захватили восемь.


Удары по Красной армии наносила также финская и немецкая авиация. Авиаотряд подполковника Курта Кухлмеи (Kurt Kuhlmey) изменил соотношение сил в воздухе. Беспрестанные воздушные атаки оставляли страшные следы.


«Бои были тяжелыми, местность была плохо просматриваемой и скалистой. На одном перевале были громадные скалы, и финны начали бомбить, когда мы только еще приступили к изучению местности. Я не знала, где можно укрыться, и бросилась к большому валуну», — рассказывает служившая в 134-м гвардейском полку Александра Кочнева.


Один солдат описывает ужасную картину.


«Там был наш полковой инженер, осколок разорвал ему всю правую сторону груди, вырвал ее часть. Потом я заметил, что сердце еще бьется. Человеческое сердце билось у всех на виду. Я совершенно оцепенел, не мог ничего делать, когда он поднял руку. Глаза бессмысленно смотрели на меня, а потом он упал лицом в землю».


Удачный контрудар воодушевил финнов. Возникла идея взятия в гигантский котел четырех советский дивизий. Однако теперь была не применима тактика котлов, которую использовали во время Зимней войны. Несмотря на потери, Красная армия еще обладала сильной огневой мощью, и резервы находились близко.


«Контратака началась многообещающе, но у русских было много действующей артиллерии и мощные танки, которые смогли остановить наступление финнов. Ширина „горла" кольца окружения составляла всего километр, и котла так и не получилось», — писал Эш.


Как раз в эти дни он был награжден Крестом Маннергейма. Эш был смущен, ведь битва еще не завершилась. И среди погибших был его племянник Клаус.


Тали осталась в руках Красной армии, но немного севернее оборона была уже почти подготовлена. С точки зрения Эша, единственным способом остановить противника были совместные действия пехоты при поддержке мощного артиллерийского огня и противотанковых орудий. Ведению массированного огня помогало новое изобретение — устройство для корректировки выстрелов.


«Самая большая угроза находилась на шестикилометровом участке фронта в районе Иханталы», — писал Эш.


Там можно было сконцентрировать «огонь примерно 13-14 легких и 10 тяжелых артиллерийских дивизионов, всего 250 орудий. Это было самое большое сосредоточение артиллерии за время войны».


Центром обороны были деревня Ихантала и холм Пюёрёкангас. Широкие поля давали финнам хороший обзор местности. Наступление началось в начале июля.


Постоянные удары с воздуха нарушили связь в тылу Красной армии. Одно из самых опасных мест в Тали они назвали «чертовым мостом».


«Тридцать машин идут в четком боевом порядке. Сначала сбрасывают 500-килограммовые, затем 100-килограммовые бомбы. Попадают по мосту. Пехота бежит по его развалинам, артиллеристы, танкисты и саперы со своим оружием несутся по мосту. Остановиться на секунду означало бы то же, что выстрелить себе в лоб», — рассказывал старшина Красной армии Иноземцов.


Контрудары в Тали дали солдатам новую надежду.


«Там, в Ихантала, было уже совсем другое настроение. Было так здорово видеть, что у нас даже в тылу стоят пушки почти за каждым кустом, и что так просто нас не возьмешь», — вспоминал артиллерист Саарнио (Saarnio).


Саарнио удивлялся, что во дворе дома священника в Ихантала спокойно пищат маленькие цыплята, хотя «мир наполнен дымом и треском». Во дворе ему повстречался военный пастор, в одной руке которого было ведро, а в другой — ручной пулемет.


«Когда мое оружие отказало, я одолжил этот пулемет у священника, побежал на свою позицию и продолжил стрелять», — рассказывает Саарнио.


Гвардии майору Красной армии Василию Давиденко пришлось нелегко во время сражений.


«Я был ранен, и меня надо было вынести с поля боя, но финны были совсем рядом! Машина не могла проехать ко мне. Танкисты сказали, что они вывезут меня на танке. Я сказал им, чтобы они сначала уточнили путь, чтобы быстро проехать через опасные места. Я взял с собой целую флягу спирта, меня занесли в танк, и мы поехали».


Когда Давиденко был в госпитале, пришел командир его дивизии, чтобы вручить ему орден Суворова.


«Он рассказал, что в каждом полку осталось по 150-200 человек. Такие тяжелые потери они понесли».


С финской стороны самой знаменательной фигурой был генерал-майор Эйнар Вихма (Einar Vihma), командир 6-ой дивизии. Он пришел со своими войсками из Восточной Карелии для участия в оборонительных сражениях. Некоторые бойцы его дивизии прямо из вагонов бежали на линию фронта.


Вихма был противоречивой фигурой. Он мог быть жестоким. Против него выдвигали обвинения в расстрелах своих дезертиров и русских военнопленных во время Войны-продолжения, но он не отвечал на них.


Вихма предпочитал сам находиться на передовой, и, случалось, принимал участие в боях с винтовкой в руках. В его отваге не сомневался никто, но в его благоразумии сомневались многие. По Ихантале генерал-майор разъезжал на машине и лично раздавал бойцам противотанковое оружие. Уставших и голодных бойцов он мог подвезти до полевой кухни.


Вихма погиб так, как никто предположить не мог: от разрыва гранаты. Он вышел в Ихантале на передовую линию, чтобы наблюдать за ходом тяжелой операции. Это не входило в обязанности командиров дивизии, они больше были нужны у военных карт.


После гибели Вихмы 5 июля бои в Ихантале начали стихать. Маршал Говоров пришел к мнению, что здесь не следует биться головой о стену, возведенную Эшем. Красная армия еще попыталась высадить десант в Выборгском заливе и атаковать в Вуосалми, чтобы прорвать линию ВТК. Линия прогнулась, но выдержала.


Говорову пришлось довольствоваться занятием Выборга: его танки уже были нужны в другом месте. В журнале боевых действий 30-го гвардейского армейского корпуса анализировались причины неудач.


«Ценой больших потерь финнам удалось создать явно превосходящую по своим силам группировку для сражения против утратившего к этому времени свою ударную мощь армейского корпуса и препятствовать его быстрому продвижению», — было изложено в журнале.


В боях при Тали-Ихантала 50 тысяч финнов при поддержке немецких войск остановили наступление 150 тысяч советских солдат. Финны потеряли тысячу человек убитыми, примерно тысячу — пропавшими без вести, более шести тысяч были ранены. Общие потери составили примерно восемь тысяч человек. Потери Советского Союза составили 25 тысяч человек.


Война между Финляндией и Советским Союзом продолжалась до середины осени. Последние тяжелые бои перед заключением перемирия были в Иломантси. После самых мрачных моментов войны сражение при Тали-Ихантала вернуло финским войскам уверенность в себе.


Сражение при Тали-Ихантала


1. Сражение между Финляндией и Советским Союзом в районе Тали-Ихантала проходило с 25 июня по 9 июля 1944 года во время Войны-продолжения.


2. Сражение было крупнейшим в истории Северных стран. В нем участвовали около 50 тысяч финских и 150 тысяч советских солдат.


3. Во время этого сражения Финляндия остановила наступление советских войск. Погибли 1,1 тысячи финнов. Красная армия понесла четырехкратные потери.