Интересно, почему по изжившей себя империи, которая вовлекла страну в трагическую войну и глубокий кризис, «ностальгируют» вместо того, чтобы вычеркнуть ее из памяти? Почему продолжают превозносить и восхвалять «как идеал»? И к чему это приводит?


Эти вопросы не давали мне покоя во время моей поездки в Веймар…


Конец Веймарской республики, ставшей первым демократическим опытом Германии в начале XX века, положил начало как раз такому подражанию прошлому, которого никогда не было в реальности.


В городе Веймар, о котором я рассказывала в своих последних статьях, во времена «Веймарской республики», созданной после Первой мировой войны, никогда не иссякало поклонение эпохе Бисмарка и последовавшему за ней периоду императора Вильгельма II.


Хотя именно эта империя вовлекла Германию в Первую мировую войну и проложила путь к послевоенной нищете и территориальным потерям.


В Веймарской республике, в которой не принимали и не терпели тяжелых условий Версальского договора, подписанного по окончании войны, великолепие «былого времени» не было забыто. В силу того что немцы идеализировали прошлое в далекой от реальности форме, это и послужило причиной того, что в конечном счете они оказались прямо в тисках гитлеровского фашизма.


Вместо того чтобы искать причины возникшего положения вещей в «имперском прошлом», ответственность за войну возложили на вероломные «внешние силы».


Гитлера немцы посчитали спасителем, который защитит и укроет их от этих темных сил, вернет Германии былое великолепие.


Мать «цветных революций»


Именно поэтому Брехт говорил: «Несчастна та страна, которая нуждается в героях»… Один из последних примеров такого инструментального искажения истории мы встречаем в современной России.


Как известно, в этом году состоится годовщина Октябрьской революции 1917 года, которая изменила не только Россию, но и весь мир, оставила свой след в истории XX века. Но годовщина этой крупной революции не отмечается масштабными мероприятиями, в России не проводится никаких других официальных церемоний за исключением нескольких выставок.


Как и в «Веймарской Германии», в «путинской России» история тоже от начала до конца переписывается и подвергается инструментализации.


В «путинской России», согласно новому толкованию, Октябрьская революция также сводится к «ловкой работе внешних сил». Предполагается, что Николаем II, расстрелянным после революции, манипулировали при поддержке внешних сил.


В последнее время по этой причине последний царь был реабилитирован и даже причислен к лику святых.


История, которая переписывается на глазах у всего мира, с точки зрения Путина служит двойной цели: с одной стороны, укрепляется миф о «единоначалии» и «единственном лидере народа»; с другой — подразумевается, что «внешние силы», которые, как и вчера, сегодня тоже пытаются конструировать цветные революции в России, продолжают вынашивать свои планы.


Таким образом, Октябрьская революция становится «матерью всех "цветных революций"».


От народа скрывается тот факт, что основной движущей силой советской революции были поиски «социальной справедливости». Потому что сегодня, как и вчера, в России также сохраняется социальное неравенство.


Например, в статье, которая встретилась мне минувшим днем в Moscow Times, сообщалось, что почти 40% жителей России, которая обладает одними из самых богатых в мире запасами нефти, до сих пор не могут удовлетворить в полной мере свои базовые потребности.


Истерия вокруг истории


По этим причинам «74-летняя история революционной России» прикрывается тяжелым занавесом. Из нее словно пинцетом вынимаются только пассажи о «единоличном правлении Сталина», которые служат идее о «стабильной и большой России».

 

Мероприятия, посвященные 99-й годовщине Октябрьской революции, в регионах России


В то время как преступления Сталина против человечества исчезают из школьных учебников, имидж кровавого диктатора перезаполняется контентом об «уникальном герое, который одержал победу над нацизмом».


Когда мы добавляем к этому нестерпимый страх Путина перед революцией, становится понятно, почему «октябрь 1917 года» удостаивается только выставок и академических дискуссий.


Молодой журналист Михаил Зыгарь, автор успешного бестселлера под названием «Вся кремлевская рать», говорит, что сегодня в России невозможно делать должным образом даже это: «У нас невозможно спокойно обсуждать историю». «Потому что история в России, как правило, обсуждается только в истеричной форме!» — добавляет Зыгарь.


Мне на ум приходят и другие страны, но на этом сегодня остановимся.