«В Москву я поехал министром Чехословакии, а вернулся холуем Сталина», — так сказал министр иностранных дел Ян Масарик после возвращения с переговоров в советской столице, где русский диктатор Иосиф Виссарионович Сталин заставил отказаться от своего (уже подтвержденного) участия в конференции в Париже. Ожидалось, что там впервые обозначится так называемый план Маршалла. Свое «нет» правительство подтвердило ровно 70 лет назад — десятого июля 1947 года. Это фактически превратило Чехословакию в советского сателлита и положило начало ее экономическому упадку и отставанию.


Многие в мире восприняли это решение с удивлением. Ведь всего за несколько дней (седьмого июля) Чехословакия подтвердила свое участие в конференции, а правительство его единогласно одобрило.


Однако через два дня в Москву отправилась делегация во главе с премьер-министром Клементом Готтвальдом и министром иностранных дел Яном Масариком. Их принял лично Сталин, который сурово отчитал чехословацких политиков (говорят, он назвал участие Чехословакии в плане Маршалла ударом по Советскому Союзу) и немедленно выставил ультиматум: если Чехословакия не откажется до 16.00 десятого июля, это будет иметь серьезные последствия для отношений между их странами. На аргументы по поводу экономических потребностей Сталин ответил обещанием оказать экономическую помощь Чехословакии.


Вскоре Готтвальд, Масарик и все остальные поняли, что Сталина не переубедить, и им остается только дать задний ход. Поэтому еще из Москвы они отправили в Прагу телеграмму с инструкциями, и уже утром десятого июля началось заседание правительства. Президент Эдвард Бенеш уже не мог вмешаться и изменить ход событий, потому что по стечению обстоятельств десятого июля у него случился инсульт, и он лежал без сознания. Тем не менее, на заседании правительства секретарь Министерства иностранных дел Владимир Клементис заявил, что Бенеш согласен с отказом от решения, принятого седьмого июля. Что касается протестов министра промышленности и продовольствия Вацлава Майера, который не присутствовал на заседании, то его слова правительству не передали.

 

После продолжительного обсуждения правительство, наконец, решило отказаться от участия в конференции в Париже, которое было согласовано седьмого июля. При этом министры даже не говорили о том, выгодно или нужно ли в будущем принять участие в подобном плане. Они обсуждали только то, как объяснить общественности изменение решения. Народ был поражен, и кое-кто даже поговаривал о втором Мюнхенском сговоре.


Отказавшись от плана Маршалла, Чехословакия согласилась на диктат Москвы и фактически превратилась в одного из советских сателлитов. Нужно напомнить, что Советский Союз не имел никакого права предъявлять такие ультимативные требования. В договоре от 1943 года СССР даже обязался не вмешиваться во внутренние дела Чехословакии.


В 1948-1952 годах в рамках плана Маршалла (американский Конгресс официально утвердил его третьего апреля 1948 года) были распределены 13 миллиардов долларов (сегодня это около 130 миллиардов долларов, то есть три триллиона крон) преимущественно в виде пожертвований или в форме кредитов на покупку в основном американских товаров. Больше всего из этой суммы получила Великобритания, Франция и Италия.


Страны, которые приняли план Маршалла, превратились в развитые государства Европы. Чехословакия, напротив, в январе 1949 года стала членом-основателем конкурентного объединения СЭВ (Совет экономической взаимопомощи). Этот блок оказался в большей степени политико-экономическим инструментом Советского Союза и вскоре начал сильно отставать от западных стран. Экономическая пропасть между восточными и западными странами не преодолена до сих пор, и, скорее всего, полностью от нее уже никогда не удастся избавиться.