Масштабная кампания против Европейского Союза очень хорошо продумана и разработана с точки зрения пропаганды. Консерваторам Европейский Союз преподносят как продукт левых, а расхоложенным либералам — как закостенелую бюрократическо-авторитарную модель. В общем, каждому — свое. И, разумеется, активно разыгрывается национальная карта. К примеру, на нас, народ, у которого до сих пор толком не было времени, чтобы осознать себя и заручиться самоуверенностью, это действует так же, как на любого, чей комплекс неполноценности уязвлен. Мы еще не научились быть критичными равноценными партнерами и компенсируем это возмущенными жалобами или обиженным всхлипыванием, как тот сопляк из старого-престарого фильма «Пуговичная война»: «Вот если бы я знал заранее, я б сюда не ходил».


Пребывая в таком состоянии, нет-нет да и мелькнет невольная мысль, которая нереализуема, но привлекательна, просто потому что расистская: нам бы надо держаться славян. И вообще неплохо было бы возродить дух славянской взаимности. Запад нас всегда разочаровывал и даже предавал. К тому же его ценности разрушаются. Так давайте же обратимся к крови, близкой нам исторически: молодой, свежей, славянской.


Конечно, это полная ерунда, но кому-то это кажется привлекательной идеей.


Когда-то во времена моего детства и ранней юности бытовал миф о славянской взаимности, который был частью большевистско-советской пропаганды. Кремль нам якобы всегда делал добро — только царизм немного портил картину, однако прогрессивные русские люди, рабочие, крестьяне и трудовая интеллигенция всегда были для чехов гарантией прекрасного славянского будущего. Так будем же полагаться на них, как тогда говорили, и наше завтра всегда будет светлым. Дух гуситов жив и развивается в потомках славных русских богатырей. Запад прогнил и угрожает нам. Если бы не было матушки-Москвы, то акулы с Уолл-Стрит давно сожрали бы нас, а ястребы из Пентагона — заклевали. Не говоря уже о германских немецких реваншистах — извечном славянском враге. И от всех этих врагов чешской земли нас защитит расовая взаимность во главе со «сверхславянами», то есть русскими.


Мне повезло, что меня окружали разумные люди, поэтому вскоре я разделил мнение одного из наших величайших в полном смысле этого слова сограждан — Карела Гавличека Боровского: «С национальной гордостью я скажу коротко: „Я — чех", но я никогда не скажу: „Я — славянин"».


Великолепно, понятно и точно — именно так, как Гавличек умел формулировать свои доводы. Побывав в России и узнав менталитет и устремления этой восточной державы, он понял, что для Москвы так называемый панславизм — это только инструмент, который она применяет, чтобы быть лидером массы славянских народов. В своих планах Кремль уготовил им роль, выражаясь военным языком, пушечного мяса. В экономическом смысле их готовили на убой, а в политическом они должны были быть пятой колонной в конкретных государствах.


При этом русские планы никогда не были скромными. Россия всегда была отсталой страной, но в военном отношении она была способна на все, была готова пожертвовать всем до последнего мужчины, женщины или ребенка, защищая себя и отстаивая свои имперские интересы. Кроме того, у России всегда был выраженный комплекс спасительницы, убежденность о том, что Россия существует для спасения мира. Отсюда и абсурдные представления, которые живы там поныне: торжеством справедливости было бы превратить Москву в Третий Рим. Или четвертый, пятый — в зависимости от того, разграничиваем ли мы предсказание монаха Филофея Псковского в 16 веке, грезы Хозяина Сталина и теории, которые развиваются в кругах философов и теологов вокруг Путина, или считаем все это одной исторически необоснованной и безумной идеей. Кстати, одержимость желанием играть эту роль послужила одной из причин для первой российской оккупации и аннексии Крыма Екатериной Великой.


Россия всегда бредила и продолжает бредить идеей о том, что создана для роли лидера. Качественные недостатки она восполняет количеством, жестокостью, изворотливостью и неоспоримой жертвенностью своих граждан в моменты, когда это от них требуется. И нет сомнений в том, что это самопожертвование заслуживает более возвышенных, да и просто более человечных целей.


Вообще с исторической точки зрения так называемая панславянская взаимность была бы комичной, если бы часто не приводила к трагедиям. Отношения славян друг с другом зачастую жестоки. Общей расовой кровью не раз злоупотребляли для того, чтобы славяне друг друга в ней топили.


Вспомните, например, русско-украинско-польский «котел». Если там у славян и было нечто взаимное и общее, то только ненависть и воинственный антисемитизм. Можно еще вспомнить Тараса Бульбу. В борьбе славян со славянами о вере тоже нечасто вспоминали. И, например, у «теплых» отношений между сербами и хорватами во время Второй мировой войны тоже были свои причины и обоснования. И таких «взаимностей» у славян можно найти массу. То, что славяне с востока с азартом метили в наш славянский Национальный музей, по сравнению с какой-нибудь Катынью просто мелочь.


Призывы к какому-то славянскому братству, которые звучат у нас пока негромко и редко и координируются Россией, это либо идиотизм, либо чистая измена. Кто отстаивает подобные планы, тот, говоря словами классика, делает это «либо по глупости, либо за чужие деньги». Парализовать отношения с Западом и примкнуть к Москве отнюдь не столь фантасмагорическая идея, как кажется. И это может произойти не сегодня-завтра. Для этого не нужны путинские танки. Политик дешевле винта для одного «Сухого». А в среде чешской политической элиты, похоже, много тех, кто с удовольствием полетал бы в русской эскадрилье, особенно если бы за это еще что-нибудь «перепало»: материальная поддержка или власть.


Разрушить отношения с ЕС, инициировать референдум и еще больше повлиять на и без того уже деформированное общественное мнение о Западе вообще и о Брюсселе в частности для пропаганды не составляет труда. Особенно если ее авторы — российские специалисты в этой области (кстати, судя по всему, эта кампания уже ведется). В области «одурачивания» они буквально мастера, и уже давно. Задумаемся: 18 лет назад мы едва избавились от кремлевского тоталитарного и тотального манипулирования, а Москва опять принялась за старое и ведет «гибридную войну». И опять народ к ней все больше прислушивается.


Раз уж я упомянул Карела Гавличека Боровского, как человека просвещенного и разумного, я хочу вспомнить еще одного пророка, который мало когда ошибался. Речь о Джордже Оруэлле. В 1947 году в журнале Tribune он опубликовал свое ясное видение объединенной Европы. Он предупредил о ее потенциальных врагах. Самым серьезным и жестоким врагом он назвал Россию. Причина проста: Москва не потерпит, если появится нечто объединенное, что не подчиняется ее контролю, что не координируется ею, что не будет тянуть ее лодку, как волжские бурлаки.


Пророчества Оруэлла, как известно, актуальны.


Если удастся развалить Европейский Союз или хотя бы оторвать его от западных корней, то стоит ожидать, что в будущем мы, чехи, попадем в другой союз. Мы снова попадем под опеку Москвы из-за нашего географического положения и странной псевдоцентральноевропейской, а на самом деле, к сожалению, преимущественно восточной (в духовном и социальном отношении) ориентации. Что за прекрасный Славянский Союз может получиться во главе с Кремлем-спасителем! Не знаю, как вы, но я такого спасения, честно говоря, не хочу.