Местные жители помнят его только как «маньяка 20 века». После распада СССР в 1991 году, на фоне хаоса, в который погрузилась Россия, на развалинах империи появились серийные убийцы, питаясь отчаянием и нищетой людей, пользуясь небрежностью властей и нарушая хрупкие границы новых независимых республик. В этом деморализованном, никому не подчиняющемся и разоренном обществе, лишенном ориентиров и целей, всплыли на поверхность маньяки всех сортов.


Александр Комин мечтал создать лучший мир. Мир, в котором обычный человек, не проявивший себя ни в школе, ни на работе, ни в семейной жизни, мог кем-то стать. Поэтому каждый день безработный электрик рыл. Летом и зимой, под дождем и снегом, Александр Комин рыл бункер под своим гаражом в старом советском кооперативе «Идеал» в городке Вятские Поляны, который располагается за Уралом, в 900 км от Москвы и насчитывает 40 000 жителей. 


После распада СССР жители этого пришедшего в упадок города, в котором практически все оружейный заводы закрылись, приватизировали гаражи в старых советских кооперативах. В основном их использовали для хранения сельскохозяйственной техники и картофеля. А Комин продолжал рыть. Среди соседей он имел репутацию «трудолюбивого человека». Женщины особенно восхищались его силой воли. Коммунистический тоталитаризм, а затем постсоветский хаос превратили мужчин в ленивых пьяниц, избивавших своих жен. Александр Комин был исключением из правил.


Татуировка «раб» на лбу


В сыром и темном бункере Вера Толпаева тоже рыла землю по 10 часов в сутки в течение 6 месяцев, несмотря на раны от железного ошейника, к которому она была прикована, а потом долго рыдала, лежа на тюфяке, измученная, умирающая от голода и от холода. После ее освобождения, сокамерники Веры рассказывали, что она очень на себя сердилась. Когда, однажды, летним вечером сосед пригласил ее в гости, она ни минуты не колебалась. Она была не замужем, а Александр Комин был очень привлекательным мужчиной. Он был накаченным и много улыбался, и, тайна, исходившая от него, привлекала Веру. При помощи водки Комин легко соблазнил Веру. Оказавшись в жарких объятьях Александра, Вера даже подумала, что влюбилась. Затем она ударяется головой о стенку и падает вниз по лестнице. Она очнулась несколько часов спустя с разбитой головой, прикованная к стене в холодном подвале на глубине 15 метров….


В этом подвале Александр Комин и хотел построить новый мир, сияющую жизнь, более счастливую, чем жизнь на советской земле, где он родился. В этой яме, вырытой своими собственными руками, он хотел собрать всех тех кто «ни на что не годился в этом мире». Он хотел стать командующим отбросов общества и бомжей. В этом бункере за стальной дверью, с подключенной к напряжению лестнице, Комин удерживал молодых, незамужних и безработных женщин. Его соседка Вера Толпаева стала первой жертвой. Это произошло 11 декабря 1994 года, день, когда Россия захватила Чечню. Он рассказывал полицейским, что перед тем как похитить Веру он долго смотрел по телевизору как российские танки входят в Чечню.


Его следующей жертвой стала Татьяна Мельникова, 34-летняя портниха. Обеим женщинам на лбу Комин вытатуировал слово «РАБ». Их раны гноились несколько дней. С утра до вечера Вера и Татьяна должны были долбить стены и строить подземные ходы для рождения нового мира их палача. Комин приказывал женщинам шить мужское нижнее белье, которое он продавал на рынке. «Он говорил нам, что наша жизнь на земле закончилась, но, что наши профессиональные навыки еще могут пригодиться», — рассказывали выжившие рабыни. 16 июля 1995 в ловушку попала еще одна жертва: Татьяна Козикова, повариха, 36 лет, разведенная и безработная, только что вышедшая из тюрьмы.


Женщины питались черным хлебом, картошкой и ее кожурой. Лишенные дневного света, закованные в кандалы, рабыни угасали в подвале среди тараканов. Свои естественные потребности они справляли в ведро. «Когда он поднимал это ведро, он говорил нам, что мы слишком много едим и воняем»,- рассказывали пленницы. Раз в неделю им полагалась канистра с водой, чтобы попить и помыться. Если темп работы падал, пленниц избивали. Они ощущали себя «как в могиле». В зависимости от настроения Комин насиловал женщин прямо на земле в подвале, на столе в кухне или на грязном вонючем топчане у него в гостиной. Если женщины оказывали сопротивление, он их избивал до потери сознания.


Смерть от яда или от электричества


Комин считал, что построение его нового мира идет слишком медленно. Он «нанял» на работу Сергея Платаровича. Но так как при помощи пыток его не удалось подчинить, Комин решает от него избавиться. Комин обмотал его оголенными проводами с головы до ног, заставил Веру включить ток и смотреть на корчащееся тело.


Вера никогда не сможет оправиться от увиденного. Она была самой слабой из всех пленниц, так как провела в бункере больше времени. После смерти Платаровича она перестала спать. Когда она задремывала, то тут же просыпалась от воображаемых воплей мужчин, женщин и детей, которых пытал палач. Днем же лопата вываливалась у нее из рук, и она в слезах, без сил падала на сырую зловонную землю бункера.


Но в идеальном мире Александра Комина, как и в трудовых лагерях, где мучились политзаключенные Сталина, немощные подлежали ликвидации. Вера могла выбирать только между двумя смертями — ядом или электричеством. Пятнадцать дней она находилась в агонии после того как в нее влили антифриз. Рабов заставляли шить тапочки с мехом от ее пальто.

 

В августе 1996 года Комин заманил в ловушку Оксану, 28 лет, которая быстро стала его фавориткой. Под ее влиянием режим в бункере смягчился. Рабам даже разрешали смотреть телевизор. В то время Россия еще не была такой религиозной страной, но палач часто ходил в церковь. Он это делал не из-за любви к Богу, но из-за любви к женщине, которая и подписала ему смертный приговор. После неудачной женитьбы Комин относится к женщинам чисто потребительски. Но появление Ирины Ганюшкиной в феврале 1997 года растопило его сердце. Она была молода, 23 года, у нее были зеленые глаза и длинные, как у фламинго, ноги. Александр влюбился. Для него это было громом среди ясного неба. Чтобы освободить место для новой возлюбленной он убивает свою бывшую фаворитку, задушив ее шнуром. Труп он выбрасывает на помойку.


Жертва притворной любви


С тех пор каждую ночь Александр проводит с Ириной. Сначала женщина кричала и плакала. Как только другие женщины услышали, как Александр шепчет Ирине слова любви, они поняли, что им выдался единственный шанс вырваться на свободу. Они решают заманить своего палача в ловушку. Ирина притворяется влюбленной в Александра и перестает сопротивляться. Она убеждает Александра, что беременна и он тут же покупает два обручальных кольца и свадебное платье. Обе Татьяны должны были быть подружками невесты. «Идеальный мир» Комина начинает принимать реальные черты. Доверяя Ирине, он разрешает ей выйти, чтобы уладить необходимые формальности в мэрии.


Как только Ирина оказывается снаружи, ослепленная дневным светом, бледная и задыхающаяся, не обращая внимания на взгляды прохожих, устремленных на ее татуировку, она бросается в полицию и рассказывает свою историю. Но ей понадобилось очень много времени, чтобы убедить недоверчивых полицейских. На задержание Комина и освобождение несчастных женщин ушло не больше часа. Это произошло 21 июля 1997 года. Их вынесли на носилках. У них были совершенно белые лица и прозрачная кожа. После трех лет проведенных в бункере Татьяна перестала разговаривать. У нее пропал голос. Как и двух других пленниц у нее были обнаружены серьезные психические расстройства, нарушение работы щитовидной железы и многочисленные венерические заболевания. Но самое страшное — это были татуировки на их лбах, позорные черные метки, от которых они не могли избавиться из-за отсутствия денег. «Мы останемся рабами», — сказали они в момент их освобождения.


Александр Комин полностью признал вину. Он хотел, чтобы его казнили на главной площади города. Комин был приговорен к пожизненному заключению и свел счеты с жизнью в тюрьме 15 июня 1999 года.