За последние восемь лет население Осло выросло в общей сложности примерно на 100 тысяч человек. Поляки представляют собой одну из больших новых групп населения.


Эта тенденция существует уже довольно долго. В то время как иммигранты из стран третьего мира селятся на востоке Осло, этнические норвежцы переезжают в западные районы города — или вообще уезжают из столицы.


А вот совершенно новые для Осло группы населения — трудовые мигранты из стран ЕС — не селятся только в каком-то одном месте.


Об этом говорят новые статистические данные, опубликованные властями Осло. Власти проанализировали, откуда родом жители разных районов города, и где они предпочитают жить в норвежской столице. Всего была проанализирована ситуация в 94 географических районах, на которые статистики поделили город.


«Для большинства моих знакомых не так важно жить там, где у них будет много соседей-поляков, главное, чтобы там было спокойно, и чтобы семья там хорошо себя чувствовала», — говорит полька Доминика Лучиньска (Dominika Luczynska).


Сама она перебралась в Норвегию шесть лет назад. Всего за несколько лет люди с польскими корнями стали вторым по численности этническим меньшинством в Осло. Ни одно другое этническое меньшинство не росло так быстро.


Далеко не все живут коммуной и далеко не все — представители рабочих специальностей.


Факты: иммигранты, живущие в Осло


С 2008 по 2016 гг. население города выросло с 560.484 до 658.390 жителей. В значительной степени увеличение числа жителей объясняется иммиграцией.


32,8% жителей Осло имеют иммигрантские корни — по сравнению с 24,9% в 2008 году. Менее ¼ из них родились в Норвегии.


Статистика считает иммигрантами как непосредственно иммигрантов, так и тех, кто рожден в Норвегии у родителей-иммигрантов («иммигранты 2-го поколения»). В начале 2017 года в Осло таковых насчитывалось 218.777.


39,9% представителей этой группы населения — выходцы из Азии, 37,9% — из Европы (кроме Норвегии), в то время как 17,6% родом из Африки.


Источник: Муниципалитет Осло


Факты: большинство иммигрантов прибыли из этих стран:

Количество людей, которые иммигрировали в Норвегию сами или имеют двух родителей-иммигрантов, зарегистрированных в Осло в 2016 году:


Пакистан: 23.010


Польша: 16.624


Сомали: 15.137


Швеция: 13.018


«Существует много стереотипов о поляках. Некоторые согласны работать за очень небольшие деньги, живут, экономя на всем. Но, если у тебя дети и приличный доход, ты вряд ли захочешь жить, например, в районах Фюрусет (Furuset) или Грурюд (Grorud), деля дом еще с 15 другими жильцами», — говорит Лучиньска.


Трудовая иммиграция из стран ЕС стала набирать обороты после 2000-го года, после того, как ЕС расширился на восток, приняв в свои ряды много новых стран. Сегодня число восточноевропейцев — или людей, имеющих родителей из Восточной Европы — зарегистрированных во всей Норвегии, уже почти достигло 100 тысяч.


28.976 из них жили в прошлом году в Осло, по данным самого муниципалитета Осло. За восемь лет (2008-2016 гг.) число иммигрантов из стран Восточной Европы практически утроилось. Почти половина из них имеют польские корни.


И это только те, кто имеет регистрацию по месту жительства, так что реальная цифра выше. Многие приезжают в Норвегию из других стран ЕС и работают здесь периодически, но не регистрируются по месту жительства.


«Важно, чтобы дети чувствовали себя в безопасности»


Помимо того, что она соционом и певица, Доминика Лучиньска работает в школе в районе Экеберг (Ekeberg) — преподает танцы и актерское мастерство.


Она живет с девятилетней дочерью Юлией в Абильдсё (Abildsø), где пейзаж почти сельский, недалеко от озера Эстеншёваннет (Østensjøvannet). Имея дома четвероклассницу, которой осенью возвращаться в школу, менять школьный округ с бухты-барахты не станешь.


«Для нас важно найти спокойный район, где мы сможем жить долго. У меня в Польше есть маленький домик в сельской местности, поэтому я подумываю о том, чтобы его продать и, таким образом, выручить деньги на покупку жилья здесь, когда закончу учебу», — говорит Лучиньска.


Ее подруга Катаржина Рыбак (Katarzyna Rybak) переехала в Осло вслед за мужем 12 лет тому назад. Ранее семья жила в квартире в Майорстюен (Majorstuen), но сейчас они снимают дом в районе Дал/Бренна (Dal/Brenna) в Сёндре Нурдстранд (Søndre Nordstrand).


«Самое главное — чтобы дети чувствовали себя в безопасности. Нам нравится, когда вокруг тихо и спокойно», — говорит Рыбак, которая пришла к подруге в гости вместе с дочками Марикой (9 лет) и Марселиной (4 года).


Оценки обеих подруг подтверждает Эдит Стыло (Edith Stylo), возглавляющая польский клуб в Норвегии.


«Поляки живут в разных районах Осло, и в больших виллах в Бестуме (Bestum) и Холменколлене. У меня сложилось впечатление, что больше всего людям хочется жить в уютных районах, где есть все условия для нормального роста и развития детей и школа», — считает Стыло.


Большинство предпочитают жить в районах Экерн (Økern) и Синсен (Sinsen)


Терье Вессель (Terje Wessel) — профессор социальной географии, работает в Университете Осло. Он много лет изучает модель расселения жителей города.


«Возможно, это покажется удивительным, что в западные районы города переезжает гораздо больше выходцев из Восточной Европы, чем иммигрантов из других стран», — говорит Вессель.


Он считает, что восточноевропейцы выделяются из остальной массы по нескольким причинам. В частности, они обладают большими ресурсами, чем выходцы из Азии и Африки, и к тому же чаще живут недалеко от места работы.


В 14 из 15 районах города количество иммигрантов — выходцев из Восточной Европы более чем удвоилось после 2008 года, если верить статистике.


Лишь в одном районе — Ноордре Акер (Nordre Aker) — рост составил «всего» 91%.


Те, кто приезжает в Осло, часто хотят жить в центральных районах, пока учатся или работают. Но когда они собираются создавать семью, то начинают подыскивать малоэтажное жилье на западе Осло или за пределами города.


«Эта классическая схема в меньшей степени касается национальных меньшинств», — говорит Вессель.


«Им больше нравится в восточных районах»


Ученый указывает на то, что иммигранты, происходящие не из западных стран, часто привыкают к определенным районам города и чувствуют себя там, как дома.


В США и Великобритании, куда иммигранты стали приезжать гораздо раньше, исследователи наблюдают определенный эффект, связанный с доходом: когда представители меньшинств начинают больше зарабатывать, они переезжают в те районы города, чей статус выше.


«В Осло и других городах на севере Европы этот процесс идет гораздо медленнее, в частности, потому, что разные районы не так отличаются друг от друга в плане качества жизни. Представителям меньшинств часто не так важно, какую символическую ценность имеет обитание в престижном районе. Напротив, для них может быть очень важным жить там, где их семья живет уже долго. В Осло такие районы часто находятся в восточной части города», — говорит Вессель.


Факты: о статистике


Осло делится на 15 административных округов, которые, в свою очередь, делятся на 94 географических района.


С 2017 года деление несколько изменилось, так что сейчас город насчитывает 98 географических районов. Поэтому сейчас сравнивать данные стало сложнее. Aftenposten предпочла воспользоваться статистикой 2016 года.


Цифры в этом репортаже взяты из данных, предоставленных городскими властями Осло, а они, в свою очередь, основаны на демографической статистике Центрального статистического бюро.


Подавляющее большинство переезжают в районы Экерн и Синсен. В последнем сейчас проживают 11% выходцев из Восточной Европы.


За тот же период в географических районах Хасле-Лёрен (Hasle-Løren) и Вейтвет (Veitvet) количество жителей — выходцев из стран Восточной Европы выросло в четыре раза.


Норвежцы переезжают на запад — или вообще уезжают из города


Социогеограф Терье Вессель рассказывает, что исследователи наблюдают тенденцию к тому, что этнические норвежцы медленно, но верно перемещаются на запад столицы.


«Дело обстоит не так, что город стал более разделен, но отдельные группы становятся более изолированы. Одна из таких групп — этнические норвежцы, которые с 1980-х годов перемещаются на запад города», — говорит Вессель.


В последние восемь лет большинство этнических норвежцев переехали в районы, находящиеся недалеко от центра города, где ведется большое строительство, такие, как Лудален (Lodalen), Квэрнербюен (Kværnerbyen), запад Грюнерлёкки (Grünerløkka), Руделёкка (Rodeløkka), Сандакер (Sandaker) и Хасле-Лёрен (Hasle-Løren).


Цены на жилье тоже играют роль


«Есть соблазн думать, что иммигранты хотят жить в районах, где живут другие иммигранты, но это не объясняет всего. Модель расселения говорит не только о предпочтениях, но в большой степени и о возможностях человека и его экономическом положении», — говорит Сюсанне Сёхолт (Susanne Søholt), исследователь из Норвежского института изучения городов и регионов при Университетском колледже Осло и Акерсхюс.


Она, в частности, провела опрос иммигрантов об их жилищных условиях. Некоторые рассказали о том, что им пришлось столкнуться с дискриминацией при аренде жилья.


«Если речь идет о частном рынке жилья, то тут владелец жилья сам решает, кому он хочет его сдавать. Исследования показывают, что проще сдавать тем, кто похож на тебя самого. Это может касаться и владельцев, которые сами имеют иммигрантские корни», — объясняет Сёхолт.