В этом году Конституционный суд Южной Африки отменил мораторий 2009 года на торговлю рогами носорогов. Это решение стало сокрушительным ударом по организациям защиты животных, ранее приветствовавшим этот мораторий, благодаря которому ЮАР присоединилась к мировому запрету на торговлю рогами носорогов, введённому в 1977 году.

 

Но пока сохнут чернила на решении суда, коммерческие фермеры, занятые разведением носорогов, и группы защиты животных задаются главным вопросом: поможет ли создание легального рынка рогов носорогов, выращиваемых на фермах, остановить пандемическое браконьерство, которое ежегодно приводит к гибели 1500 диких носорогов?

 

Для индустрии разведения носорогов в ЮАР решение суда стало настоящей вехой. Джон Хьюм, самый успешный в мире заводчик носорогов, в августе провёл первый в истории страны онлайн-аукцион рогов. На сайте аукциона он написал, что «на рога носорогов имеется высокий спрос, а открытая торговля такими рогами потенциально позволит его удовлетворить, тем самым, предотвращая браконьерство».

 

Противники этой торговли утверждают, что из-за легализации, которая оживит находившийся в латентном состоянии интерес к рогам, спрос на них может вырасти. Темпы роста спроса могут превзойти объёмы коммерческого предложения и даже привести к увеличению случаев нелегального отстрела диких животных браконьерами. Критики также обеспокоены тем, что отмена запрета приведёт к исчезновению негативного отношения к самому факту владения рогами носорогов, тем самым, ещё сильнее повышая спрос.

 

Заводчики носорогов и торговцы, подобные Хьюму, согласны, что спрос «в ближайшее время не снизится». Но они полагают, что на самом деле ЮАР нужны стимулы, содействующие ответственному разведению и защите носорогов, потому что их рога являются возобновляемым источником (после срезания они вырастают снова, хотя и медленно). «Если мы не будем предпринимать шаги для удовлетворения спроса, — считает Хьюм, — мы не спасём носорогов».

 

Мы пока ещё не знаем, как именно данное решение суда повлияет на спрос на этот природный ресурс, который в странах Азии ценят за медицинские свойства. Впрочем, очевидно, что излишнее доверие к коммерческим методам защиты животных является рискованным. По имеющимся данным, разведение носорогов на фермах не защитит диких носорогов от убийства браконьерами, хотя у таких ферм и имеется определённая ниша на рынке.

 

Схожие попытки защитить диких животных путём их разведения на фермах провалились. Например, согласно исследованию, проведённому в 2010 году во Вьетнаме, коммерческие фермы по разведению дикобразов, ценящихся своим мясом, не помогли серьёзно снизить масштабы охоты на диких дикобразов. Аналогичная картина наблюдается в ситуации со слоновой костью, медвежьей желчью и мускусом чернохвостого оленя. Спрос на продукты дикой природы зачастую намного превосходит объёмы, которые реально могут предложить коммерческие фермы.

 

Программы коммерческого разведения животных находятся изначально в невыгодном положении ещё и потому, что некоторые покупатели считают продукты дикой природы более ценными. Лора Тенсен, учёный из Университета Йоханнесбурга, отмечает, что «дикие животные считаются более ценными из-за своей редкости и высоких затрат на их добычу».

 

Это особенно касается носорогов. Браконьеры часто доказывают подлинность своей незаконной продукции, демонстрируя покупателям рога, которые были с корнем вырваны из черепа; подобные методы ведут к гибели животного. Лишь наиболее совестливые потребители будут требовать подтверждений того, что приобретаемые ими рога произведены на лицензированных фермах.

 

Как показывает история, на браконьерство никак не влияют колебания розничных цен на рога носорогов. Ликвидация браконьерства через ценовые механизмы возможна только в случае, если спрос упадёт до нуля. Но в реальности этот спрос растёт. Кроме того, без некой пороговой цены, стимулирующей фермерство, любые действия на стороне рыночного предложения вряд ли станут эффективным методом защиты диких носорогов. В некоторых странах Азии рога носорогов сегодня продаются по $60 тысяч за килограмм.

 

Фермеры, разводящие носорогов, убеждены, что система лицензий и технологии отслеживания продукции позволят определять её легальность, поэтому у правоохранительных органов появится возможность предотвращать трафик нелегальных рогов, при этом торговля внутри ЮАР приведёт к снижению давления на дикую популяцию. Но все эти аргументы зависят от выполнения целого ряда условий, которые в настоящий момент являются всего лишь пожеланиями.

 

Начать с того, что коммерческое разведение носорогов станет успешным только в том случае, если рога фермерских носорогов будут считаться реальным аналогом рогам диких животных. Как полагают учёные, подобные Тенсен, в ближайшей перспективе это малореально, потому что нефермерская продукция имеет более высокий статус.

 

Для обнаружения нелегальных поставок рогов и каналов по отмыванию нелегальной продукции потребуются усилия правоохранительных органов. К сожалению, нелегальные синдикаты, занимающиеся контрабандой продукции дикой природы (нередко при содействии чиновников правительства), очень умело уклоняются от попыток их обнаружить.

 

Наконец, аргументы защитников ферм опираются на идею, что коммерческое фермерство со временем начнёт поставлять рога по более низким ценам, чем браконьеры. Между тем, разведение животных в неволе стоит очень дорого. Например, ученые из Калифорнийского университета в Сан-Диего выяснили, что белые носороги редко дают фертильное потомство в неволе. Кроме того, рога молодых носорогов растут со скоростью всего лишь шесть сантиметров в год, и с возрастом этот темп снижается.

 

Коммерческие заводчики носорогов протестуют, когда их фермы называют «неволей», при этом модель Хьюма предполагает максимально возможное воссоздание диких условий. Однако фермерские поставки начнут восприниматься как реальная альтернатива срезанию рогов у диких носорогов, только если и все остальные фермеры будут воссоздавать подобные условия дикой природы. Издержки данных методов высоки, поэтому нет сомнений в том, что фермеры будут стараться их снижать.

 

Хотя фермеры активно защищают свой бизнес, экономисты уже развеяли миф о том, что легальный внутренний рынок рогов носорогов поможет защитить их популяцию в дикой природе. Даже если фермерские поставки из Южной Африки и помогут удовлетворить часть мирового спроса, они не смогут изменить особенностей спроса потребителей, которые либо требуют рога именно диких животных, либо безразличны к вопросу происхождения этих рогов. По всей видимости, в ЮАР вскоре появятся параллельные рынки, на которых будут активно отмываться нелегальные рога. Это может быть вполне приемлемо для фермеров, но неприемлемо для тех, кто пытается сохранить популяцию диких носорогов.