Немецкая продукция пользуется в России хорошей репутацией. На этом пытаются наживаться некоторые российские производители и владельцы магазинов, придумывая версии о ее немецком происхождении. Проще всего обмануть с помощью упаковки, то есть используя имена, написанные по-немецки вместо привычного русского алфавита. В Новосибирске автор остановился недавно около магазина с названием Deutsch Mark, в котором продавалась одежда (!) якобы из ФРГ. Другие виды стратегии не столь противоречивы. Так, например, существует целая сеть обувных магазинов Westfalika, модная марка Kanzler, производитель обуви Thomas Münz, производитель кухонного оборудования Gipfel и производитель домашней техники Bork.


Общим для этих товаров является то, что они не имеют ничего общего с Германией, но сознательно создают противоположное впечатление. Томас Мюнц завлекал рекламой о том, что он является, якобы, бранденбургским сапожником и основателем традиционного предприятия. Очень креативным при выборе имени был также один из крупнейших производителей канцелярских товаров. Как должен бы стереотипно называться немецкий инженер, который всю свою жизнь занимался надежными точилками для карандашей, скоросшивателями и скрепками, если его имя не имело бы такого дьявольского звучания как Вернер фон Браун или Альберт Шпеер? Ответ и одновременно название фирмы: Эрих Краузе.

Реально существующие немецкие фирмы относятся к искусственно германизированной конкуренции со смешанными чувствами. Плохая продукция с указанием немецкого происхождения может навредить обещаниям о качестве, в то время как хорошая, наоборот, могла бы пойти им на пользу. Судебные споры в России — дело сложное и долгое, поэтому в суд обращаются редко. Необходимость действовать наступает только тогда, когда существует прямая конкуренция, однако часто целевые группы отличаются друг от друга. Поэтому многие российские «оборотни», как называют конкурирующие марки, и дальше безнаказанно украшаются немецкими этикетками.