После аннексии Крыма число туристов упало, но, между тем, российские города посещают все больше немцев. Местные жители просят не наказывать всю страну за действия правительства.


«Кааааааа-линка, калинка, калинка моя…» Пожалуй, самая известная русская народная песня всегда хорошо идет. По крайней мере, для немецких туристов. После третьего стакана водки, для дам с медовым вкусом, снимается скованность. И это крайне необходимо для российско-германских отношений.


Певец Михаил — член трио, которое по российскому обычаю осчастливливает толпы туристов, прибывающие в ресторан «Подворье» в Пушкинском районе Санкт-Петербурга. Гессенские домохозяйки и саксонские учителя на пенсии пританцовывают и горланят с ними, иногда кто-то стыдливо смахивает слезу, когда Михаил, не переводя дыхания, своим сильным тенором несколько секунд держит ноту.


А американцы, говорит Михаил, больше любят песню «Дорогой длинною», которая больше известна на Западе под названием Those Were the Days в исполнении Мэри Хопкин (Mary Hopkin). Русские и украинцы, в свою очередь, предпочитают меланхоличные баллады популярного в народе певца Владимира Высоцкого, отголосок общей истории в советской империи. В то время как китайцы и японцы радуются без разбора всему, что могут записать на свои мобильные телефоны.


Но в эти дни слышно чаще всего «Калинку». Немецкие и скандинавские туристы батальонами обрушились на самый европейский город России. Когда пассажиры огромного круизного теплохода с круглыми цветными знаками вышли на берег, они в спешке пронеслись от достопримечательности до достопримечательности — в Эрмитаж, церковь Спаса на Крови, Екатерининский дворец в Пушкинском районе. Чтобы затем продолжить свой недорогой круиз по Балтийскому морю (неделя — от 700 евро). И все же они не сумели открыть ни одного из секретов Санкт-Петербурга, этой захватывающей дух примадонны.


Москва сумасшедшая и дорогая


По сравнению с резким падением количества туристов в 2014 году вследствие крымского кризиса, туристы из Германии снова все чаще едут в Россию. В этом году это будут примерно 500 тысяч человек, больше чем за два предыдущих года вместе взятых.

И их количество может еще вырасти. Исследование фонда им. Кёрбера показало, что 59% немцев, которые еще ни разу не были в России, допускают мысль о ее посещении. Что касается числа туристов, то город на берегу Финского залива давно опередил Москву как цель номер один.


Если для путешествующих по России Санкт-Петербург что-то вроде водки с медовым вкусом — мягкий старт, то сумасшедшая и сверхдорогая Москва — коктейль на основе водки. Например, «Секс на пляже», который можно получить в баре «City Space» на 34 этаже отеля «Swissotel Красные холмы» за совершенно нескромную цену в 22 евро — зато с пометкой «органик».


Бесплатно к этому прилагается захватывающий дух вид на ночную столицу, которая мерцает внизу как угли гаснущего костра. Красивые и богатые москвичи отдыхают здесь наверху, отрешившись от всех земных проблем, которыми так богата Россия.


Часто можно услышать критику Путина


Действительно ли можно с чистой совестью путешествовать по этой стране, учитывая аннексию Крыма, войну на Украине и дефицит демократии? Можно, если вы не хотите наказывать коллективно людей лишением любви. Потому что, несмотря на контролируемые государством СМИ и подавление оппозиции, Россия — другая. Не такая, какой мы часто представляем ее себе на Западе. И не такая, какой ее хотело бы видеть ее авторитарное руководство.


Потому что критические нотки в словах о президенте слышны удивительно часто и отнюдь не только шепотом. Например, в мэрии города Екатеринбурга на Урале, где мэр Евгений Ройзман время от времени принимает и гостей из Германии.


Широкоплечий, он стоит в красной футболке и джинсах, очень обаятельный в свои 56 лет. Если добавить немного фантазии, то бескомпромиссный критик Путина выглядит как пропавший третий брат Кличко. Застреленного в 2015 году возле кремлевской стены оппозиционного политика Бориса Немцова он называл своим другом. Сегодня он возлагает надежды на соперника Путина Алексея Навального.


«Во всех наших проблемах виноваты мы сами», — говорит Ройзман. Он с гордостью ссылается на европейскую историю своего города, который, строго говоря, на несколько километров находится уже за границей Азии. Потому что практически сразу за Екатеринбургом начинается уже Сибирь. «Немцы и евреи оставили здесь свой след», — говорит Ройзман.


Музей социалистического классицизма


Он видит будущее своего города и своей страны в Европе. «Нам нужна эта связь с Западом. Нам нужны туристы, инвесторы и тесные отношения. Но наше правительство и губернатор работают против нас». На самом деле отдыхающие здесь на реке Исеть видны редко.


Большие надежды Ройзман возлагает на чемпионат мира по футболу, который будет проведен в следующем году. Его город станет самым восточным местом проведения соревнования. Увлечение не очень популярным газонным видом спорта вряд ли возрастет среди людей на Урале в течение года. Зато появляется уникальный шанс поспособствовать глобальной известности города. Где еще в мире можно стоять одной ногой в Азии, а другой — в Европе?


Кроме того, весь город производит впечатление музея социалистического классицизма, также известного на Западе как «сталинская архитектура». Екатеринбург приобрел печальную славу, потому что 100 лет назад здесь был убит последний царь со своей семьей, павший одной из первых кровавых жертв российской революции.


На месте этого происшествия сегодня стоит храм на Крови, место памяти и созерцания. Известнейший сын города — Борис Ельцин, который когда-то в качестве российского президента похоронил Советский Союз, в то время как в Германии его имя, прежде всего, ассоциируется с сортом водки.


Тысячи километров российской Европы


Самый восточный мегаполис Европы Екатеринбург от Санкт-Петербурга, самого европейского российского города, отделяют более 2,2 тысяч километров. Расстояние, как примерно от Гамбурга до Туниса. Тот, кто не спешит, откроет для себя во время этого колоссального путешествия, прежде всего, большое разнообразие.


Например, гармоничный симбиоз Востока и Запада в таких городах, как Казань, столице «татарской республики» Татарстана, которая находится в середине пути между Екатеринбургом и Москвой. Сергей, работающий гидом в Казани (он не хочет называть своего настоящего имени), был бы рад, если бы большее количество европейцев открыли бы для себя его страну, несмотря на новый политический ледниковый период.


Только иногда он удивляется тем, кто приезжает в Россию. «Меня смущает, когда я сопровождаю туристов из Германии, которые потом прощаются со мной словами «Долгой жизни вашему президенту!» Или говорят мне, что я не должен так негативно говорить о Путине. При этом я был бы рад, если бы он ушел!»


От Запада он хочет только одного: «Пожалуйста, не наказывайте всю страну своим отсутствием. Есть не только правительство, есть и другая Россия».