За несколько месяцев до президентских выборов Кремль обхаживает традиционно недовольный средний класс Москвы: в результате реализации многомиллиардной программы город получил второе кольцо, более широкие тротуары и новые парки, как, например, спланированный знаменитой архитекторской фирмой из США Diller Scofidio + Renfro парк «Зарядье» с видом на Кремль. Там отображены климатические зоны России. На территории есть кинотеатр, в будущем году должна открыться филармония. Строительство обошлось почти в 400 миллионов евро.

Однако москвичи устали от многомесячных строительных работ в центре города. Они критикуют, что появилась, мол, кулиса, игнорирующая потребности жителей. Критики обвиняют мэра в коррупции.

Летом пешая прогулка по московскому центру походила на обзорную экскурсию по строительным площадкам. Разбитые тротуары переходили в вязкий бетон, из-за открытых канализационных люков можно было сломать руки и ноги. Также и на боковых улицах до самой ночи отряды «гастарбайтеров» с Кавказа и из Центральной Азии орудовали бензопилами и пневматическими молотами. Московские водители, и без того измученные пробками, ругались, что, мол, мэр хочет теперь выгнать их из города. 9-го сентября эти работы были закончены — точно к 870-летию города. По случаю юбилея мэрия отчиталась о перевыполнении плана, как в советское время: не 80, как планировалось, а целых 100 улиц в центре города были отделаны заново. Там, где раньше царил серый гранит, вдруг появились деревья. Были обновлены десятки парков, проложены новые велосипедные дорожки.

В Москве развитие города давно уже стало политическим инструментом. Самое позднее после президентских выборов 2012 года, когда Владимир Путин в столице набрал менее половины голосов, у Кремля появилась проблема с критически настроенными москвичами, которые протестовали против его избрания. Тогда российское правительство отреагировало показательными процессами против демонстрантов — и огромными инвестициями в жизненное пространство города. Москвичи должны прогуливаться по заново отделанным бульварам с множеством уличных кафе вместо того, чтобы демонстрировать. Лишь в этом году российская столица потратила на программу развития миллиарды. Только обновление парков обошлось в сумму свыше 700 миллионов евро. Это соответствует целому годовому бюджету такого российского города-миллионника как Новосибирск или Екатеринбург. Москва может себе это позволить: в столичном регионе вокруг российской столицы производится более четверти ВВП страны.

Такие гигантские усилия не нравятся многим москвичам. Это осознает даже сам президент Владимир Путин. В его традиционной речи в «День Москвы» звучали почти извиняющиеся нотки: «Развитие города — это тяжкий труд, — сказал Путин. — Однако рано или поздно за него надо браться». В конечном счете речь идет о большем комфорте и о лучшем качестве жизни москвичей. 


Многие сомневаются в этом, как, например, журналист Сергей Пархоменко, критически относящийся к Кремлю: «Все, что происходит в Москве, делается из отвращения к людям, которые уже давно живут здесь». Это критика в адрес мэра и верного сторонника Путина Сергея Собянина, который для многих стал олицетворением приехавшего аппаратчика: как может бюрократ из Западной Сибири понять, как должна выглядеть новая Москва? Критики мэра обвиняют его в том, что он сделал из центра города кулису для селфи в Инстраграме. «Целевой группой являются не местные жители, а люди из окраинных районов, — говорит московский социолог Петр Иванов. — Они надевают свои лучшие воскресные тряпки, завязывают ребенку бант в волосах и — вперед, пользоваться Москвой». 


Однако теперь и жители центра Москвы тоже хотят пользоваться — но в соответствии с их собственными представлениями. Правда, в мэрии никого не интересует то, что для них важно в городском пространстве. То, что говорит Собянин, утверждается с помощью кнута, как, например, план превращения Москвы в город пешеходов. Москвичи, которые просто без ума от машин, и сами вполне охотно иногда ходят пешком. Но действительно ли нужны широченные тротуары в городе с двенадцатью миллионами жителей, который к тому же только семь месяцев в году свободен ото льда? Не лучше ли было бы потрать эти деньги на школы, к тому же в кризисные времена?

И без того в Москве подозревают, что огромная строительная программа представляет собой скрытое субсидирование городской строительной отрасли, кое-где уже крошится новый мостовой камень. Некоторые чуют даже коррупцию. Недавно российская антимонопольная служба выявила нарушения правил размещения заказов и закупки камня для мощения в рамках программы городского развития. Речь идет о 60 миллионах евро — для мэра никаких последствий не будет.

Собянин должен отчитываться только перед Путиным. Критиков он почти не боится: в районных собраниях и в городской думе правит верная Кремлю партия «Единая Россия». На последних выборах независимые кандидаты получили ровно 19% всех мандатов. В Москве это уже считается большим успехом.

Но эти независимые депутаты все равно не смогут многого сделать. У районных собраний в Москве меньше полномочий, чем в других российских крупных городах, критикует социолог Петр Иванов. «Я много лет стараюсь добиться, чтобы развитие города обсуждалось с жителями, — говорит Елена Русакова, независимый депутат в Гагаринском районе. — Однако все наши попытки блокируются». «Потребности жителей и лиц, занимающихся ремеслом, мэр игнорирует — и таким образом обновление города остается «чистой игрой с формой», — говорит Иванов. 


На законные демократические инструменты мэр Собянин, очевидно, ставку не делает. Чтобы придать своей яростной застройке видимость законности, он создал интернет-портал «Активный гражданин». Там москвичи могут голосовать по поводу планов мэрии, как во время референдума. Это не игра в электронную демократию, а «инструмент манипуляции», — критикует урбанист, исследующий российские города, Свят Мурунов. Никто не проверит, зарегистрирован ли «избиратель» вообще в Москве: большой простор для манипуляций, микрокосмос российской демократии.

Однако даже если бы учитывались голоса жителей города, москвичи, пожалуй, не стали бы протестовать. «В Москве практически нет самоорганизации жителей, — говорит социолог Иванов. — Большинство из них мало что могут сказать о своем городском окружении». Это связано также с тем, что в вожделенных центральных районах города сегодня живет много людей, которые не знают своих соседей по этажу, это, как правило, анонимные, хорошо зарабатывающие люди и наследники советских функционеров. Тот, кто живет изолированно, не может объединиться для борьбы с принудительным счастьем, навязанным мэром.