Видный российский деятель культуры Анатолий Голубовский считает, что скандалы в сфере культуры свидетельствуют о нездоровом состоянии общества.


Он полагает, что выглядящая сильной машина власти на самом деле слаба, у властей вообще нет никакой официальной стратегии, за исключением некоторых вопросов внешней политики.


«Во внутренней политике и вопросах мировоззрения четкая линия действий отсутствует, потому что у находящихся у власти людей нет глобального видения мира. Власть только реагирует на происходящие события, а не действует на благо развития и повышения качества жизни россиян».


«Главная задача состоит в том, чтобы найти способы удержать власть и сохранить нынешнее положение».


Поскольку государственная машина только следит за происходящим, различные консервативные силы, например, в православной церкви, могут действовать с полной свободой. Они могут говорить абсолютно противоположное тому, что говорит президент Владимир Путин.


«В настоящий момент президент все же является как бы единственной инстанцией, которая принимает решения. Это проблематично для страны. Он следит за происходящим и пытается действовать как оперативный руководитель. При этом решения принимаются в самый последний момент».


Голубовский — доктор философии, социолог и историк. Он является одним из основателей и входит в руководство Вольного исторического общества — независимой организации, созданной профессиональными историками, которые рассматривают происходящие события в новом ракурсе. Общество стремится сохранить историю как науку и противостоять ее политизации и использованию в пропагандистских целях.


Ранее издание Suomen Kuvalehti опубликовало краткое изложение октябрьского доклада Общества. В нем говорится о том, что в России пытаются сплотить общество с помощью истории, потому что других способов нет.


Один из трех скандалов осени 2017 года связан с фильмом Алексея Учителя «Матильда». Фильм рассказывает об отношениях последнего царя Николая II с балериной Матильдой Кшесинской.


Второй скандал касается судебного процесса в отношении всемирно известного режиссера Кирилла Серебренникова и двух его проектов — «Гоголь-центр» и «Седьмая студия». Серебренников был отправлен под домашний арест. Ему было предъявлено обвинение в том, что государственные деньги, выделенные для постановки спектаклей, были расхищены, хотя спектакли были поставлены.


Вишенкой на торте стала диссертация министра культуры Владимира Мединского, правомочность степени доктора наук которого оспаривал, в том числе, и совет специалистов, состоящий из историков. Однако президиум ВАК, состоящий из специалистов разных областей, 20 октября 2017 года принял решение оставить Мединскому степень доктора наук. Решение было принято под давлением Министерства образования и науки.


По мнению Голубовского, за каждым из этих трех скандалов стоят активные действия граждан. Кроме этого, соперничающие между собой властные структуры пытались извлечь из скандалов наибольшую пользу для себя.


Корни скандала, связанного с Серебренниковым, уходят в 2012 год, когда его назначили художественным руководителем «Гоголь-центра». За решением стоял либерал Сергей Капков, занимавший в то время должность руководителя Департамента культуры города Москвы.


«Тогда группа театральных деятелей, недовольных решением, начала писать жалобы в ФСБ, МВД, прокуратуру и Следственный комитет, то есть во все те организации, которые сейчас нападают на Серебренникова и его проекты».


«Те старые кляузы откопали, когда возникла потребность тем или иным способом повлиять на культурную жизнь».


По словам Голубовского, такая потребность может объясняться президентскими выборами 2018 года. Для них необходимо сплотить ряды общества.


«К делу подключена тяжелая идеологическая артиллерия, к которой добавили политические обвинения. Достигнут ранее не виданный уровень, а началось все с того, что некоторые граждане не были довольны политикой, которую Москва проводит в области культуры».


Протесты мешают президентской кампании Путина


По мнению Голубовского, домашние обыски и аресты по делу «Гоголь-центра» и «Седьмой студии» начались в конце мая 2017 года неслучайно.


«Власть почувствовала свою слабость после демонстраций 26 марта, организованных Алексеем Навальным. За ними последовали митинги 12 июня».


Он ссылается на прогноз, который сделал первый заместитель руководителя Администрации президента РФ Сергей Кириенко. Согласно нему, в выборах 2018 года примет участие 70% избирателей, и 70% голосов будет отдано за Путина. Однако протесты весны и лета спутали карты руководителей президентской кампании Путина.


«Цель вряд ли будет достигнута, если не сделать что-нибудь особенное», — предполагает Голубовский.


«Что же можно сделать? Ликвидировать критический образ мыслей, такие центры, как «Гоголь-центр», выдвинуть Ксению Собчак кандидатом против кандидатуры Алексея Навального. Начинается удивительная неразбериха. Кроме этого меняют губернаторов, и понятно, что ситуация выходит из-под контроля».


Кампанию против фильма «Матильда» возглавляла Наталья Поклонская, приехавшая из Крыма и ставшая звездой Государственной Думы РФ. Она потребовала запрещения фильма, потому что в нем рассказывается о добрачных отношениях причисленного к лику святых царя.


Одним из объяснений скандала является теория заговора, которую Голубовский считает полной ерундой, но в то же время объясняет, почему многие в нее верят.


«Поскольку в России различные тайные союзы — это обычное дело, некоторые полагают, что представители власти сами подняли шум. Таким образом можно полностью обойти без внимания празднование революции 1917 года».


Он считает, что власти на самом деле хотели, чтобы прозвучали слова об оскорблении царя. Это объясняет, почему Поклонская так исключительно долго могла нападать на фильм и режиссера.


У пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова 25 октября 2017 года спросили, почему государственная власть не собирается отмечать 100-летний юбилей революции, хотя во всем мире публикуется много материалов по этому вопросу и открываются выставки.


«Песков ответил, что мы не отказывались от празднования Октябрьской революции, потому что и не собирались ничего праздновать. При этом он выразил удивление: «в связи с чем это нужно праздновать?»


«Таким образом, в 1917 году ничего не произошло. Такова позиция нынешнего государственного руководства».


Фильм «Матильда» вышел в прокат, и его премьера прошла спокойно. Только в Чечне фильм не показывают. В первые выходные количество зрителей было небольшим.


Голубовский полагает, что фильм «Матильда» скоро будет забыт, как и Великая Октябрьская революция.


В то же время он рассказывает о том, какое решение правительство приняло в отношении «памятника примирения», посвященного гражданской войне. Сначала его предполагали установить в Керчи на территории Крыма, но позже место заменили на Севастополь.


«Памятник представляет собой огромный выполненный из камня образ Родины-матери. У его подножья стоят две фигуры — красногвардейца и белогвардейца. Бойцы не смотрят друг на друга, но все же они должны символизировать примирение».


Однако монумент, скорее всего, не смогут открыть, так как в Севастополе неожиданно начались протесты. Инициатором этих протестов стала левая организация «Суть времени», которая при этом поддерживает политику Кремля.


«Группа говорит, что у них не спросили согласия, жалуется на то, что не было проведено обсуждения, и что не хочет разрешать установку памятника. Основанием для этого является тот факт, что белогвардейцы привели в Крым иностранные войска и плохо обошлись с большевиками».


Против памятника выступают и люди, причисляющие себя к сторонникам белого движения.


«Они не хотят, чтобы памятник был установлен, потому был красный террор, и о примирении не идет речи. Теперь руководство Севастополя не знает, что делать, потому что решение об открытии памятника было принято правительством. Путин молчит, и все боятся его спросить».


Голубовский дает разъяснения в отношении сомнительной диссертации министра культуры Мединского. Он напоминает, что к ней привлекал внимание филолог Иван Бабицкий, являющийся экспертом организации «Диссернет», занимающейся разоблачением плагиата в диссертациях.


«Он и еще два доктора исторических наук потребовали не признавать правомочности диссертации. Их полностью поддержало все историческое сообщество. Группа профессиональных историков проявила невиданную солидарность, научную и этическую твердость и многого добилась».


На сегодняшний момент Мединский не лишен степени, но, по словам Голубовского, защищая министра, государственная власть нарушила многие законы и процедуры.


Степень доктора исторических наук, по мнению Голубовского, особенно важна в связи с тем, что Мединский является председателем Российского военно-исторического общества. Оно получает значительное финансирование из государственного бюджета.


«В настоящий момент оно является более влиятельной и важной организацией, чем Министерство культуры».


Именно это общество установило летом 2016 года памятную доску маршалу Манергейму в Санкт-Петербурге, которую пришлось снять осенью 2016 года.


Из всех этих волнений Голубовский делает совершенно неожиданный вывод. Например, шум вокруг «Матильды» он считает простой причудой, и ни в коем случае не операцией консервативных сил, как считают многие.


«Матильда» — это ерунда для консервативных сил. Они делят собственность, и такая мелочь их не интересует».


По мнению Голубовского, консервативные силы еще вообще ничего не достигли, хотя многие в оппозиционных кругах считают иначе.


«Такого чувства, что было решено поставить всех на место, нет. Если был расчет, что самоцензура будет усиливаться, то получилось как раз наоборот».


«Власть способна провоцировать реакцию, противоположную желаемой. Никогда раньше не было таких открытых дискуссий о свободе искусства и самовыражения. Все началось с дела Серебренникова, и никого не ограничивали в выражении своей позиции».

Режиссер Кирилл Серебренников после заседания Басманного суда в Москве. 23 августа 2017

Голубовский следил за ходом дела Серебренникова и руководившего «Гоголь-центром» в 2012-2015 годах Алексея Малобродского на заседаниях суда. Он отмечает, что атмосфера была не для слабонервных.


«Реакция за стенами зала заседаний однозначная и категоричная. Все дело представляет собой борьбу разных сил и разных элит. Когда я смотрю на эту лихорадочную суету властей, я прихожу к выводу, что власть слаба».


Но все же Голубовский признает, что внешне власть выглядит сильной.


«Привлекают специальные службы, полицейских чиновников и управляемый суд, но, с другой стороны, власти очень не уверены».


«Слабость как раз исходит от неуверенности. Находящиеся у власти понимают, что результат получился обратным, и ситуация стала неуправляемой».


Раскрывая интриги властей, Анатолий Голубовский замечает, что власти терпят свободомыслие, потому что оно неопасно, если не ставит своей целью приход к власти.


Он приводит в пример приезд в Россию известного польского диссидента, главного редактора польской газеты Gazeta Wyborcza Адама Михника (Adam Michnik).


Михник посетил магазин «Фаланстер», специализирующий на продаже интеллектуальной литературы. Он изумился, действительно ли он приехал в путинскую Россию. Как можно разрешать публиковать книги, которые разрушают устои власти?


«Книги не угрожают устоям власти, речь сейчас идет совсем не о том, что власть не переносит свободомыслие. Вопрос всего лишь в том, что власть в данный момент не знает, как обеспечить спокойное проведение президентских выборов 2018 года».


Режиссера Серебренникова и других подозреваемых обвиняют в хищении государственных средств. Обвинение вызвало широкую дискуссию о том, могут ли деятели искусства вообще иметь дело с государством и получать от него деньги.


«Ясно, что есть государственные учреждения, музеи и театры, которые не могут обходиться без поддержки государства. Везде в мире ситуация одинаковая, но до настоящего момента об этом не шло серьезного разговора», — говорит Голубовский.


Он ссылается на известного режиссера и драматурга Ивана Вырыпаева, который призывает бойкотировать государство.


«Государство ответило, что денег не будут давать тем, кто их не хочет».


«Однако Вырыпаев не говорит о деньгах ничего. Он говорит только лишь о том, что не надо поддерживать Путина на выборах и что надо прекращать идеологическую и эстетическую поддержку государства».


По словам Голубовского, Вырыпаев, как и все остальные, хорошо знает, что нельзя отказываться от финансовой поддержки государства. Вместо этого надо всеми способами сопротивляться вмешательству государства в творчество.


«Государство не должно вмешиваться в содержание, оно должно создавать предпосылки для расцвета искусства».


«Кроме этого, это не государственные деньги, а деньги налогоплательщиков. По словам министра культуры Мединского, будут поддерживать только то, что отвечает интересам государства, но эта концепция невозможна».


Голубовский признает, что государство и министр могут оказывать влияние на учреждения, основанные Министерством культуры или местной администрацией.


«Можно без оснований уволить директора театра, с которым подписан договор, но всех уволить просто невозможно!»


Голубовский был бы готов распрощаться с Министерством культуры, чтобы вопросы о финансовой поддержке искусства решали специалисты.


Он обосновывает свою позицию тем, что Министерство действует как и во времена Сталина в 1940-е годы.


«Министерство культуры и спецслужбы до сих пор имеют такую же структуру, как и при Сталине. Оба института в данный момент действуют против развития государства. Они находятся в полной боевой готовности, совсем как при товарище Сталине».


«Но время изменилось, и эта тактика работает плохо».


Голубовский напоминает, что творческое сообщество может противодействовать всем мерам притеснения больше, чем мы можем себе предположить.


«В стране нет цензуры и предварительной цензуры. У нас есть самоцензура и запреты».


«Запреты появляются только тогда, когда что-то сделано. Действия государства могут привести только к усилению самоцензуры. В стране пока можно запрещать только финансирование, возврата к советским временам, когда заранее просматривали все репетиции спектаклей, нет».


По мнению Голубовского, случай с Серебренниковым показал творческой интеллигенции, что когда угодно и кого угодно можно изолировать от общества и лишить возможности работать.


«Власть слаба и она делает только то, что разрешено. Если нет активного сопротивления, притеснения продолжаются. Я все-таки не верю, что это приведет к новым судебным процессам. Власть может запугивать, но творческое общество относится к ситуации более зрело, чем прежде».


Со сцен десятков театров уже призвали к защите руководителя «Гоголь-центра» Алексея Малобродского.


«Сейчас надо обдумать и другие меры, которых боится власть. Речь идет о забастовках и увольнениях, которые привлекут внимание».


Голубовский упоминает культурный форум, который проводится в Санкт- Петербурге 15-19 ноября этого года Министерством культуры.


«Я надеюсь, что там что-нибудь произойдет. Всемирно известный российский режиссер находится под домашним арестом, в прокуратуру подано заявление о проверке действий Министерства образования при утверждении степени доктора исторических наук министра Мединского. Министр Мединский должен принимать участие в форуме».


По словам Голубовского, в целом скандалы исключительно благоприятны для положения интеллигенции страны.


«Они дают обществу взбодриться и заставляют задуматься над вопросами и проблемами, от решения которых деятели культуры были долго так далеко, потому что жизнь была хорошей, а власть не вмешивалась в содержание творческого труда».


Как же тогда западным странам стоит относиться к сложившейся ситуации? Арестованный Малобродский написал из тюрьмы письмо, в котором он надеется на поддержку.


«В мире последовала реакция, пишутся воззвания, но эти протесты не помогают делу».


Приглашенные в Россию гости из западных стран задумываются, как поступить.


«Они могли бы отказаться от поездки и объяснить, почему не приедут, или приехать и сказать чиновникам разных уровней то, что они думают. Не написать на бумаге или в интернете, а сказать это вслух при встрече с русскими. Все должны понимать, что речь идет о гражданской войне, ее не ведут на бумаге».


«Требуются более радикальные действия и внутри страны, и от иностранных коллег».