Удивительно, почему этот памятник в пражском районе Бубенеч не привлек к себе внимания раньше. Изваяние советского маршала времен Второй мировой войны, освободителя Праги Ивана Степановича Конева нужно, как считают некоторые представители местной власти, демонтировать или хотя бы дополнить разъяснительной табличкой. Недавно кто-то нанес на памятник надпись баллончиком с краской, что вызвало недовольство в посольстве России и российском МИДе. Кто-то может сказать, что, пожалуй, стоит также повесить таблички, разъясняющие эти сомнительные произведения субкультуры граффити, представители которой напомнили о советской оккупации Чехословакии в 1968 году и Венгрии в 1956. Кстати, теми операциями руководил как раз маршал Конев. Так история, современность и политика слились воедино. Пока памятник будет стоять, не прекратятся призывы к его устранению. В Чехии, как и во многих других странах Центральной Европы, на то есть свои причины, пусть кому-то они и не нравятся. Но обо всем по порядку.


В октябре 1918 года, когда распалась Австро-Венгрия, моему дедушке было десять лет. Но для своего возраста он был высоким мальчиком, поэтому кто-то посадил его к себе на плечи, а кто-то другой дал в руки большую отвертку. Все происходило в Лоунах, и целью этой «операции» было сколоть герб ненавистной монархии Габсбургов со здания ратуши. Мой дед успешно сковырнул орла, который в когтях одной лапы держал в когтях меч и жезл, а в когтях другой — державу, и понес эту красоту, покрытую дешевой позолотой, к себе домой. Когда дедушка уходил, герб был его трофеем. А потом он стал памятником эпохи. И все произошедшее было вкладом одного десятилетнего мальчика в гибель одной европейской империи.


Эта империя погибла бы и без него: история развивается независимо от символов, которые ей сопутствуют. Однако символы являются подтверждением всех тех перемен, которые особенно заметны именно в сердце Европы — в Чехии, которая прежде была Чехословацкой Социалистической Республикой, до этого — Протекторатом Богемии и Моравии, до этого — Чехословакией, а еще раньше входила в Австро-Венгрию и…


У любого государственного образования были свои герои, свои символы, свои образы и знаки, свои женщины и мужчины, которых воплощали в камне и бронзе для подтверждения легитимности того или иного лидера. Поэтому с каждым новым изменением уходили в прошлое не только памятники, но и названия улиц и площадей (в Праге — еще и название станции метро, а вот другие города, например Брно, пока экономят на этом). Подобное неуважение к традиции уже давно само вошло в традицию. Поэтому неудивительно, что исчезло столько памятников: одни — навсегда, другие вернулись, а третьи залили бетоном в фундаментах новых домов или размололи в крошку.


Иногда было грустно от того, что памятник приходилось убирать из-за оккупантов или их прихвостней. Но иногда жалости не возникало, и, напротив, уничтожители памятников с рвением принимались за демонтаж скульптуры, которая чем-то «провинилась», как колонна Девы Марии на Староместской площади. А вот памятник филантропу, реформатору и скромному человеку — императору Иосифу II (но все же Габсбургу), который когда-то был установлен в Брно, почему-то оказался в саду сумасшедшего дома. Это подтверждает, как трудно найти в новых условиях подходящее место для символов прежней эпохи. Выходит, важный период реформ Иосифа кто-то может счесть безумным, как и всю историю того времени.


Многие памятники доносили мысль о том, кто в стране господин, а кто слуга. В том числе поэтому во времена гегемонии Москвы и ее сподвижников у нас не было ни одного памятника американским освободителям — только советским. Именно поэтому жесты всех тех изваяний с широкими улыбками и ветками сирени были, конечно, жестами освободителей, но и одновременно жестами новых господ, тех, кто предъявлял определенные права на нашу страну. Мол, смотрите, сюда тоже ступила нога советского солдата, и, значит, здесь все наше. Мол, мы за вас воевали, и вы получили свободу, но одновременно стали военным трофеем.


Вполне возможно, что для советского солдата, включая маршала Конева, одно действительно было неразрывно связано с другим, как подтвердило «спасение» советской Венгрии 11 годами позже. В Красной армии воевали не только русские, но и сотни тысяч других солдат: украинцы, белорусы, грузины… Но только Москва до сих пор отстаивает красные звезды и памятники советским маршалам в Восточной Европе. Почему? Дело не в пиетете, не в исторической правде, а в борьбе за власть. Это продолжение гегемонии на новый лад. И хотя перед нами уже только тень бывшей державы, русские борются даже за нее.


Судя по всему, у них уже нет сил для настоящей гегемонии, но еще найдется порох в пороховницах для того, чтобы защитить прежний статус и чтобы с той же целью исказить историю. Вы только полюбуйтесь, как русские интерпретируют 1968 год, какие басни сочиняют о сохранении мира в интересах граждан Чехословакии. При этом русские не стесняются вдаваться в подробности, распространяя лживую информацию о том, что в августе 1968 года в Либерецком крае танк попал в аварию, потому что экипаж объезжал детей, спасая им жизнь (танк действительно попал в аварию, но детей там не было). Все это лживые байки, как и означенный памятник, поскольку маршал Конев был частью советской системы, которая и освобождала, и оккупировала (с советской точки зрения это всегда было одно и то же). Если исчезли памятники генералиссимусу Сталину, то есть ли причины, чтобы на своем месте остался и подчинявшийся ему генерал?


Кто-то возразит, что сейчас поздно так рассуждать, и памятник надо было убрать уже давно, а теперь уже не стоит его разрушать. Но разве мы не стали опять объектом определенного рода враждебности? Россия ведет свою дезинформационную войну, в том числе, против нас, тогда почему на почетном месте у нас стоит памятник, который является символом триумфа противника? Летом этого года в Польше приняли решение об устранении подобных памятников, оставшихся от прошлого режима. По всей стране их около пятисот. По Украине тоже прокатилась волна демонтажа советских символов, потому что эти символы там воспринимают как символы врага. Наверное, там решать было проще, ведь на востоке Украины слышны залпы настоящего оружия.


Поэтому и в данном случае стоило бы подумать о перемещении памятника. Конечно, он заслуживает лучшей доли, чем памятник Иосифу II, и не надо отправлять его в лечебницу для душевнобольных в Богнице. Этот памятник нужно поставить там, где он станет красноречивым свидетельством, напоминанием и своеобразным учебником. Памятник рассказывал бы всем, что вместе со свободой может незаметно прокрасться и порабощение, что старые угрозы похожи на новые, и что иногда им сопутствуют те же идолы. Хорошо было бы собрать подобные памятники где-нибудь, где они будут символизировать не чужую сомнительную победу, а познание и смирение.


Ведь освобождение Праги не было, по сути, победой над нацистской Германией: к тому моменту она уже потерпела поражение. Освобождение стало своего рода победой СССР над США, которые могли освободить Прагу раньше и с меньшими потерями, но не сделали этого. Помешала их нерешительность и наша невезучесть. Была совершена одна из тех судьбоносных ошибок, которые образуют историю. Если бы Прагу освободил Паттон, а не Конев, то, вероятно, история Центральной Европы была бы другой, скорее всего, более удачной. Но Конев привел СССР в самое сердце Чехии, тем самым предопределив нашу историю более чем на 40 лет вперед. Памятник ему, наверное, очень важен для России, но в чем его значимость для чешской истории?


Справка Aktuálně: Иван Степанович Конев был советским командиром, прославившимся жестокостью по отношению к собственным солдатам. Его армия освободила Прагу. За это коммунисты поставили ему памятник. На нем — табличка с надписью, прославляющей Конева как спасителя Праги от разрушения. Теперь власти городской части Прага 6 хотят дополнить памятник табличкой, разъясняющей контекст. Речь о том, чтобы рассказать: Конев также жестоко подавил венгерское восстание в 1956 году (десятки тысяч погибших), курировал строительство Берлинской стены и был одной из ключевых фигур советской оккупации нашей страны в 1968 году. Однако это решение не нравится отечественным коммунистам, которые организовали демонстрацию как раз в тот момент, когда Чехия оказалась в центре внимания российских СМИ благодаря визиту президента Земана. Чешские пророссийски ориентированные сайты, конечно, сообщили (даже с опережением) об этой демонстрации, приложив красноречивые фото.