С таким необычным для британских СМИ заголовком вышла статья в очередном номере газеты Guardian, которую написала известная телеведущая и писатель Афуа Хирш (Afua Hirsch).


Афуа Хирш уверена, что пришло время создать музей империи, Великобритания должна принять неудобные факты своей истории.


Автор замечает, что в свое время выдающийся писатель Салман Рушди (Salman Rushdie) точно подметил: беда англичан заключается в том, что они не знают историю своей страны по той простой причине, что большинство событий происходило за ее пределами. И островное положение, которое лежало в основе имперского статуса Британии, стало причиной и того, что произошло дистанцирование от всех аспектов, сопутствующих этой истории.


С момента норманского завоевания Ирландии в 12 веке англичане начали воспринимать себя в качестве новых римлян. Дескать, их великое предначертание стать новыми миссионерами и нести цивилизацию «отсталым племенам», но при этом они получают и право эксплуатировать ресурсы, землю и труд на этих осчастливленных англичанами территориях.


Афуа Хирш пишет: взглянем на то, как империя прекратила свое существование — по-джентльменски отпустила свои колонии, поступив гораздо менее жестоко и разрушительно, чем Франция при отделении ее доминионов. По крайней мере, британские историки это самодовольно утверждают. Лейборист Клемент Эттли (Clement Attlee), возглавлявший правительство Великобритании с 1945 по 1951 годы, еще в 1960 году заявил: «существует лишь одна империя, где стоящие у власти люди добровольно отказались от гегемонии над подданными народами и даровали им свободу, без внешнего давления или усталости от бремени правления». Ни много, ни мало.


Трудно не согласиться с автором статьи: это чисто британская, уникальная оценка собственной роли в мировой истории, когда создание Британской Империи позиционируется как великое моральное достижение, а крах этой империи — как великая, добровольная щедрость. Уверенность в собственной непогрешимости, — и ни единого намека на то, что эти понятия попросту несовместимы. Еще в конце 19 века автор тезиса «история — это школа политики», сторонник теории исключительной миссии Великобритании, историк Джон Сили (John Seeley), замечательно написал: Британская империя была создана в порыве безрассудства и распалась в порыве коллективного безразличия.


Афуа Хирш замечает, что на фоне распространенной истории Великобритании теряются неудобные факты, список которых так велик, что даже для беглого ознакомления с ними потребуется много времени. И в этой связи автор напоминает санкционированный государством многовековой преступный захват заморских территорий и набеги, за которыми стояли так называемые герои. Например, один из самых известных пиратов в истории времен Елизаветы, Фрэнсис Дрейк (Francis Drake), или же Роберт Клайв (Robert Clive), разграбивший Бенгалию. Писательница напоминает и о преступлениях против человечности: например, внедрение концентрационных лагерей во время Англо-бурской войны, впоследствии вдохновившее нацистов, а также полное культурное уничтожение государств и разрушение дворцов на пространстве от Ашанти в Африке до Пекина в Китае.


Великобритания проводила эксплуатацию природных ресурсов в промышленных масштабах, которая, как подметил историк, философ Уолтер Родни (Walter Anthony Rodney), обогатила имперскую метрополию в той же степени, в которой опустошила колонии. А еще, пишет автор, нельзя забывать величайшее человеческое бедствие в истории, — работорговлю, которая с энтузиазмом была поддержана британцами всех классов и социальных слоев. И как с горечью замечает автор, обычно, чтобы уйти от этой неудобной правды, в Великобритании предпочитали не обсуждать тему рабства и сосредоточиться вместо этого на восхвалении его отмены. В Ливерпуле есть великолепный музей, в котором создана замечательная экспозиция, где показана роль Великобритании в работорговле. А существование уже нескольких музеев, посвященных теме рабства может, как считает писатель, вывести данный вопрос за рамки общего курса британской истории.


По мнению Афуа Хирш, немногие британцы понимают, до какой степени основополагающим фактором работорговля была в истории Британской империи. При этом нет осознания и того, что история Великобритании является наследницей истории Британской империи. Неудивительно, что в Великобритании нет ни одного музея, посвященного империи, — историческому явлению, имевшему самые значительные последствия для современной британской идентичности.


Сообщение об открытии нового музея Холокоста, созданного по проекту знаменитого британского архитектора родом из Ганы Дэвида Аджайе (David Adjaye), иллюстрирует ту ключевую роль, которую музеи могут играть в формировании понимания прошлого и настоящего.


Как заявил председатель Британского Фонда памяти жертв Холокоста (UK Holocaust Memorial Foundation); Питер Базалджетт (Peter Bazalgette), факт существования нового музея и его местоположение «подтверждают наши ценности, будут постоянно напоминать о связи Великобритании с этой темой, многими аспектами которой мы можем гордиться, но также и указывать на наши промахи, имевшие трагические последствия».


Автор статьи настаивает на том, что в настоящее время необходимость в подобного рода музеях памяти гораздо выше, чем когда бы то ни было. Почему же в Великобритании не уделяется должное внимание истории империи? Правда, не одна Великобритания отличается таким пренебрежением. В статье говорится, что лишь в 2016 году в Америке был открыт первый финансируемый государством Национальный музей Афроамериканской истории и культуры, который был построен также по проекту Аджайе. Этот выдающийся архитектор назвал свою работу «определяющим проектом своей карьеры». Удивительно, что только теперь американская нация получила музей, посвященный шокирующей истории афроамериканской общины, за счет которой она была сформирована. Есть надежда, что понимание этого исторического факта постепенно, но все же приходит.


И при этом Афуа Хирш отмечает: никто не просил ни Аджайе, ни любого другого знаменитого архитектора построить музей истории Британской империи. Единственным подобным заведением, которое я видела за всю свою жизнь, стал частный музей в Бристоле, закрывшийся в 2008 году по причине переезда в Лондон, но так и не открывшийся вновь.


По признанию автора статьи, подобное национальное пренебрежение имперским прошлым привлекло некоторых неожиданных союзников. В статье приводятся рассуждения неназванного историка, поддерживающего Брэксит. По его мнению, одним из последствий полностью провалившейся попытки Великобритании теснее интегрироваться с континентом стала академическая одержимость историей Европы. Согласно его утверждениям, до недавнего времени за преподавание истории в ведущих университетах Великобритании отвечали германисты, а школьные программы фокусировались на событиях, происходивших в Европе в 20 веке. В результате, история рассматривается не как глобальная и колониальная, хотя, несомненно, она была таковой, а как исключительно континентальная.


Но, как пишет автор статьи, мы больше не живем в эпоху, когда люди принимают официальную версию событий, и не находимся в обществе, где единственными авторами истории являются потомки колонизаторов. Безусловно, личная история Барака Обамы, чей отец подвергался пыткам со стороны британцев во время восстания Мау-Мау в Кении, представила неудобную правду глазами тех, кто находился по другую сторону баррикад.


Афуа Хирш резюмирует: чтобы противостоять историкам, которые продали нас и продолжают распространять версию о славном имперском прошлом, у нас есть поколение блестящих ученых, таких как Дэвид Олусога (David Olusoga), чья книга «Черные и британцы» («Black and British») доступно, глубоко и красочно описывает картину забытых связей с Африкой и Карибским бассейном. У нас есть и такие харизматичные мировые звезды, как депутат парламента Индии, дипломат и писатель Шаши Тарур (Shashi Tharoor), чью речь в Оксфорде о влиянии колониального господства в Индии читали или смотрели в Интернете более четырех миллионов раз. Существует и стремящаяся предоставить альтернативный взгляд на имперское наследие учетная запись в «Твиттере» под названием «Преступления Великобритании», через которую ежедневно публикуется поток обвинений: от кровавых расправ, совершенных британской армией в Ирландии, до разграбления Бенгалии и превращения современной Ливии в руины.


В завершении автор статьи пишет: «Некоторые могут посчитать это безвкусицей, но до тех пор, пока британский истеблишмент будет отказываться от признания такой истории, она будет процветать подпольно. И это будет не только иметь последствия для таких людей, как я — британцев, чьи жизни лично связаны с событиями, которые в стране по-прежнему игнорируются, но и лишит возможности всех нас узнать о самом ярком эпизоде нашего прошлого. Создание музея — самое малое, что мы могли бы сделать».