Швейцарская диаспора в мире становится все многочисленней — почти каждый десятый гражданин Конфедерации проживает в настоящее время за рубежом. Небольшая швейцарская диаспора существует и в России. В Петербурге портал swissinfo.ch встретился и поговорил с Даниэлем Рейманном, одним из самых заметных представителей «Пятой Швейцарии» в России.


По состоянию на начало 2016 года, число швейцарских граждан, постоянно проживающих за рубежом, оценивалось в 760 тыс. человек. Основные причины их отъезда из благополучной страны связаны либо с семейными обстоятельствами, либо с учебой и работой. Есть у зарубежных швейцарцев и своя организация, называется она «ASO» («Auslandschweizer-Organisation»).


Средний возраст эмигрировавших из Швейцарии женщин составляет 33 года, мужчин — 35 лет. Большинство швейцарцев за рубежом обосновалось в Европе, но есть швейцарская диаспора, пусть и весьма скромная — не более тысячи человек во всей стране — и в России. Портал swissinfo.ch поговорил с Даниэлем Рейманном (Daniel Rehmann), официальным представителем «ASO» в России, о его деятельности в этой организации, о различиях менталитетов русских и швейцарцев и о нынешнем состоянии отношений России и Швейцарии.


swissinfo.ch: Почему Вы выбрали Россию местом проживания и именно Санкт-Петербург — это было случайно или запланировано?


Даниэль Рейманн: Так вышло по причине развития моего бизнеса в этой стране и дальнейшего обучения в Университете Санкт-Петербурга. Но нет, это не было запланировано. Просто во время одной поездки я познакомился в городе на Неве с людьми, которые предложили мне сотрудничество в построении бизнеса в сфере туризма. Так все и началось. Кроме того, это был период экономического подъема в России, и тут было много возможностей для развития деловой активности. Поэтому-то я и остался, начав свой собственный маленький бизнес и даже успев поучиться в местных российских университетах.


— Как Вы представляли Россию до приезда и какими были Ваши ожидания?


— Впервые в России я оказался под Новый 1999-й год. Это было в Москве. Меня впечатляло всё: большие серые здания, широкие улицы, холодная зима, сердечность жителей, тепло православных церквей, огромная разница между богатыми и бедными, потрясающие культурные события, спонтанность и эмоциональность людей, но и также их неуверенность в том, что принесет с собой завтрашний день…


— Как Вы себя чувствовали в многомиллионном городе после Швейцарии?


— Очень уверенно. Было много нового, чего хотелось узнать и открыть для себя. В 1999 году — во эпоху без интернета — информацию приходилось искать или находить людей, которые могли бы ее дать. Но самым главным поначалу было разобраться в схемах метро Москвы и Петербурга.


— В какой момент Вы поняли, что останетесь в России надолго, что это уже не просто рабочая поездка?


— Когда я получил первые заказы и успешно завершил проекты, а также сдал вступительные экзамены в университет. Ну и после того, как с моими российскими друзьями я уже много раз побывал в Петербурге и открыл для себя Россию благодаря поездкам в регионы.


— Вы могли бы сказать, что понимаете русских? Являются ли «особый русский характер» и «великая русская душа» только стереотипами?


— И да, и нет. Я адаптировался, выучил язык, приспособился к «русской» жизни. Но моя «социализация» состоялась в Швейцарии. Поэтому я никогда не смогу до конца понять «русских», хотя многое могу объяснить. В России многие люди открыто выражают свои эмоции, и эти эмоции мне, швейцарцу, понять иногда очень трудно. Но вообще интеграция здесь вполне даже возможна, особенно если у иностранца есть русские друзья, а также знания в области русской литературы, истории, культуры и спорта.


— С какими трудностями Вам за это время приходилось сталкиваться в профессиональной и частной жизни?


— В профессиональном плане скажу так: заниматься бизнесом в России это не то же самое, что заниматься бизнесом в Швейцарии. Этому нужно учиться на практике, «learning by doing», говоря по-английски. В России существуют большие различия в том, что предписывает закон и что применяется в действительности. Экономические условия в России гораздо сильнее зависят от политических решений и определяются ими. Что же касается частной жизни, то сложным было изучение русского языка и поиск правильного пути интеграции в российское общество с сохранением собственной идентичности.


— Как Вы считаете, как сейчас развиваются отношения — экономические, политические, дипломатические, культурные — между Россией и Швейцарией? Влияют ли на них особенности политической системы России?


— Отношения Берна и Москвы я бы назвал, с учетом нынешних политических обстоятельств, относительно хорошими. В истекающем году стороны обменялись парламентскими делегациями высокого уровня, в июле Москву посетил член правительства Швейцарии, министр экономики и научных исследований Иоганн Шнайдер-Амманн. В экономике заметен прогресс: в 2017 году торговый оборот между Швейцарией и Россией снова увеличился, впервые после 2014 года. Да и экономический кризис в России, похоже, преодолен.


Безусловно, потенциал улучшения торговых отношений существует. Соглашение о свободной торговле между Швейцарией и Евразийским экономическим союзом значительно улучшило бы рамочные условия развития малого и среднего швейцарского бизнеса в России. А тем самым что-то могло бы быть сделано и для политической разрядки между Востоком и Западом. Что же касается культуры, то тут между Россией и Швейцарией традиционно осуществляется очень оживленный обмен.


— Есть что-то швейцарское, чего Вам недостает в России, или русское, когда вы находитесь в Швейцарии?


— В России это, конечно, пунктуальность. В какой-то мере не хватает надежности. А из материального в Петербурге мне не хватает хорошего сыра и швейцарской природы, гор в первую очередь. И еще футбольного клуба «Базель».


В Швейцарии не хватает русской спонтанности и эмоциональности, импровизации и гибкости — в общем, того что называют менталитетом «последней минуты». Многое из того, что изначально казалось невозможным, вдруг реализуется.


— Вы следите за общественными дебатами в Швейцарии?


— Конечно.


— А как голосуете? Ведь в России электронное голосование фактически не работает.


— Я использую возможности электронного голосования — в настоящее время в России оно частично доступно для представителей швейцарского зарубежья.


— Последнее время неоднократно высказывалось мнение, что швейцарцев, которые уже давно живут за границей и, возможно, не следят за происходящим в стране, можно лишить права голоса. Как Вы к этому относитесь?


— Я однозначно против этого. Большинство швейцарцев, проживающих за границей, все еще имеют связь с родиной. Кроме того, есть много швейцарских граждан, уезжающих за рубеж только на несколько лет, и они не должны терять связь с происходящим в родной стране.


Электронное голосование — это выход для многих, ведь при отправке письма с бюллетенем по почте, оно зачастую может дойти слишком поздно, то есть получается, что вы фактически в голосовании не участвуете.


— Давайте поговорим об «ASO» («Организация швейцарцев, проживающих за рубежом»), которая в 2016 году отметила свое столетие. Как развивается организация?


— С ростом числа швейцарцев за границей (проживающих там постоянно или временно) организация, безусловно стала играть более весомую роль. Она своего рода связующее звено между делами и жизнью швейцарцев за рубежом и швейцарским государством. Существует много различных областей, в которых влияние «ASO» на швейцарскую политику может стать очень важным именно для представителей швейцарского зарубежья.


К таким областям я отнес бы электронное голосование, вопросы пенсионного обеспечения (AHV) и проблему со швейцарскими банковскими счетами для швейцарцев, проживающих за пределами родины. Речь идет в данном случае о скором начале функционирования режима автоматического обмена налоговой информацией, в том числе между Россией и Швейцарией. Хотя надо признать, что для многих швейцарцев, живущих за рубежом, «ASO» — все еще почти неизвестная организация. Кстати, интересно, что одной из первых ее задач было ухаживать за репатриантами из России, потерявшими средства к существованию после революции 1917 года.


— В чем заключается Ваша работа в качестве представителя ASO в России?


— Основной целью является поддержание контактов и, безусловно, быть доверенным лицом швейцарцев в России, представлять их интересы и обсуждать их проблемы со швейцарскими политическими деятелями, а также информировать их о важных изменениях в швейцарской политике. Функции официально избранного представителя «ASO» в России я исполняю с 2017 года.


Даниэль Рейманн (Daniel Rehmann)


Родился в 1973 году в Базеле. Изучал экономику в университете Базеля. Окончил магистратуру по международному деловому администрированию (MiBA) в Государственном университете экономики и финансов и экономики Санкт-Петербурга (FINEC).


В течение нескольких лет работал бизнес-консультантом в области стратегического управления бизнесом, телекоммуникаций и интернета (ИКТ) в кантоне Цюрих.


С 2002 года живет в Санкт-Петербурге. В 2003 году основал компанию «РоссияКонтакт», которая предлагает проекты по выходу на российский рынок для МСП из Западной Европы. Партнер «Swiss Business Hub» в Москве. С 2017 года официальный представитель ASO в России.