Сегодня восстания следует изучать трезво, поэтому в Париже открылась замечательная небольшая выставка, посвященная Октябрьской революции 1917 года. Она бросает мрачную тень на арабское «возрождение», которое мы наблюдаем на Ближнем Востоке. Это необычный взгляд на «революцию, изменившую мир»: выставка состоит из постеров, фотографий и — удивительным образом — из некоторых документов, демонстрирующих, как меньшевики (и Временное правительство), а потом большевики пытались вовлечь мусульманский мир — и армян — в уничтожение династии Романовых.


Полагаю, свержение Мубарака (царя), а затем недолгое 11-месячное пребывание у власти Мохаммеда Морси можно было бы сравнить с временным правлением меньшевиков, вот только египетского фельдмаршала-президента ас-Сиси вряд ли можно сопоставить с Лениным (или со Сталиным), а война, которую сейчас ведет египетское правительство на Синае, никак не сопоставима с войной «красных» против «белых» — но это только пока. Если хорошо подумать, то скорее сравнить с революцией в России можно конец египетского короля Фарука, временное правление генерала Нагиба (меньшевиков) и дальнейший захват власти Насера.


Однако параллель с Сирией вызывает большее беспокойство, так как демонстрирует, насколько легко революция может превратиться в гражданскую войну. Количество жертв несопоставимо с миллионами, убитыми в ходе войны после 1917 года, но в обоих конфликтах есть сходства, вызывающие тревогу. Сирийцы вряд ли могли подумать, что война так легко их настигнет. Как и русские в 1917 году. А вмешательство иностранных государств (России на стороне сирийского правительства, на стороне повстанцев — Америки и Британии, которые ввели свои войска с минимальными потерями и предоставили право умирать остальным, («белых», пока те не оказались исламскими «зелеными»)) служит болезненным напоминанием о том, что происходит, когда зарубежные державы начинают решать, кто победит в войне.


Британцы высадились в Мурманске, чтобы поддержать «белых». Очень интересно наблюдать, как «белые» выстраивали собственные министолицы, куда бы они ни шли — точно так же, как ИГ (запрещенная в России террористическая организация — при. ред.) разместила свои столицы в Ракке и в Мосуле в Ираке. Эти параллели, разумеется, не точны, но демонизация большевиками «белых» в яростных антирелигиозных, антикапиталистических плакатах, выставленных в Париже в Музее армии (выставка называется «И 1917 стал революцией», «Et 1917 devient Revolution») мало отличается от «борьбы с террором», которую, по их мнению, ведут Башар Асад и русские (и Хезболла, и иранцы) сегодня в Сирии. Есть свидетельства массовых убийств, сообщения о голых мужчинах, избиваемых плетями, и женщинах, которых уводят, чтобы изнасиловать. Обычное дело для ИГ.


На выставке представлены и десятирублевые банкноты недолго просуществовавшего «Закавказского комиссариата»: с одной стороны на них напечатан текст по-русски, а с другой — по-армянски, по-грузински, по-азербайджански. Азербайджанский язык тогда пользовался арабским алфавитом, и именно в таком виде присутствует на банкноте. Еще больший интерес представляет большой плакат на татарском языке (напечатанный в 1919 году и арабской вязью, и кириллицей), где изображены всадники, ведущие группу воинов и держащие красный флаг с изображением полумесяца и звезды. «Мусульманские товарищи, — гласит он, — враги рабочего класса покушаются на вашу свободу, только вы сами можете защитить свои земли, только советская власть даст вам ваши горы… Присоединяйтесь к мусульманским кавалерийским войскам… Все — под красной звездой».


Я не уверен, что именно татарские мусульмане думали о своем полумесяце, расположенном под красной большевистской звездой, но существуют фотографии солдат в мусульманской деревне Восточной Анатолии, которые отдают дань уважения революции 1905 года, и яркий снимок медсестры Красного креста Нино Джорджадзе верхом на верблюде. У нее грузинское имя, родилась она в Грузии в Тифлисе (ныне Тбилиси).


Мусульманским республикам будущего Советского Союза — и недолго просуществовавшей Армянской республике — никакой свободы, разумеется, не предоставлялось, а советская власть принесла им те же чистки и казни, как и всему остальному СССР, который стал наследником Российской империи. Коммунисты свободнее чувствовали себя с христианами, чем с мусульманами, потому что — как рассказывал мне один бывший советский гражданин — Иисус был сыном плотника, то есть принадлежал к рабочему классу, а пророк Мухаммед был буржуазным дельцом. А сейчас Россия была занята убийством мусульманских боевиков («террористов») в Сирии, и некоторые из них, безусловно, были наследниками татарских всадников, которые несли тот красный флаг 98 лет назад.