ДАВОС — За несколько недель до Олимпийских игр в Сочи в 2014 году я написал комментарий о наведении порядка в таком исторически нечистоплотном виде спорта в России, как лыжные гонки. На этих переменах явно настоял симпатичный олимпийский чемпион Никита Крюков, который вынудил путинского временного президента Дмитрия Медведева перетасовать старое и сомнительное лыжное руководство.


В тот период результаты русских не несли на себе отпечатка какого-то мошенничества. О девушках-гонщицах говорить особо не приходилось после того, как их «звезды» предыдущего десятилетия одна за одной были уличены в мошенничестве, да и парни в общей массе были так себе, так что интересно было смотреть только соревнования лидеров гонок.


А поскольку я по определению считаю, что интересно наблюдать за как можно более ровными соревнованиями, и вовсе не измеряю счастье количеством норвежских олимпийских медалей, комментарий получил заголовок «Болейте за русского».


Так я поступлю и на этот раз, хотя четыре года тому назад меня провели, как младенца.


Впоследствии такие наивные рассказчики, как я, могли утешать себя тем, что тогда нас таких было много — тех, кто не видел ни переодетых агентов полиции, ни мышиной норки в лаборатории в Сочи, ни поддерживаемой государством системы использования допинга. Но кто-то, тем не менее, испытывал некоторое беспокойство, например, руководство Антидопингового агентства Норвегии. Они замечали, что их влияние в России становится все меньше и меньше.


Норвежцев в 2009 году пригласили для того, чтобы они занялись тем же, что сделали для китайцев накануне Олимпиады в Пекине в 2008 году. Иными словами, они должны были позаботиться о том, чтобы страна-хозяйка не была бы поймана на мошенничестве на своем же собственном празднике.


Дело, правда, было в том, что, как оказалось, для русской культуры мошенничество особой проблемы не представляло.


Потому что пока китайские власти вполне успешно выметали сор из избы, русские предпочли свою дверь закрыть. Сначала норвежские борцы с допингом увидели, что их российских коллег заменяют — одного за другим, а потом приглашенным иностранным помощникам организаторы Олимпийских игр четко дали понять, чтобы во время самой Сочинской Олимпиады они держались бы от контроля подальше.


То, что произошло потом, наверное, так и осталось бы тайной, если бы отдельные российские информаторы не стали рассказывать о том, как родина обеспечивала себе победителей, а один не слишком наивный журналист не стал раскручивать подлинную историю.


И пусть некоторые из этих информаторов сами принимали участие в махинациях и стали бить в набат только после того, как сами были разоблачены. Нам легко быть мужественными в борьбе с допингом, поскольку мы ничем не рискуем. Неважно: главным было то, что заговорил некто из закулисья.


Это хотелось бы отметить особо, когда я сейчас вынужден оценивать степень моей наивности. Восемь российских гонщиков, за которых я болел до Сочи, были дисквалифицированы за мошенничество. Индивидуальных доказательных материалов мы не увидели, но, во всяком случае, и независимый главный обвинитель Ричард Макларен, следователи Международного олимпийского комитета (МОК) и Международного спортивного арбитражного суда (CAS) сочли доказательства вины Александра Легкова убедительными. Если прочитаете их, поймете.


А что же нам тогда думать о новых российских звездах лыжных гонок, которые смогут поехать в Пхёнчханг в феврале?


Прежде всего, следует сказать, что все русские, которые туда поедут, практически чисты. Это критерий специальной группы, которая изучит каждого отдельного российского спортсмена, прежде чем ему разрешат участвовать в Олимпийских играх.


В лучшем случае группа работает так же, как и проверяющие в легкой атлетике, которые контролировали отдельных российских спортсменов накануне Чемпионата мира прошлым летом. Мы не можем ожидать, что этот тщательный анализ даст гарантии выше, чем общий олимпийский стандарт. Лыжные гонки были и остаются спортом, подверженным допингу, где никто не может гарантировать, что какой-то отдельный спортсмен не применит допинг. Поэтому задача специального комитета заключается в том, чтобы помешать систематическому мошенничеству, точно так же, как плотный контроль за нашими собственными гонщиками со стороны Норвежского антидопингового агентства исключает сбои системы у нас.


Сколько русских в конечном итоге после всего этого смогут участвовать в Олимпийских играх, — совершенно неясно. Когда международные федерации по отдельным видам спорта были наделены функцией привратников накануне Олимпиады в Рио летом 2016 года, это означало практически свободный доступ.


На этот раз это вряд ли получится. Специальный комитет располагает списками, которые преграждают дорогу всем, кто был замешан в манипуляциях с пробами в пресловутой допинговой лаборатории в Москве вплоть до осени 2015 года. Помимо этого будет еще осуществляться и индивидуальный анализ режима сдачи проб отдельным спортсменом.


В тех больших видах спорта, которые на этот раз не захотели вступать с Россией в конфронтацию, контроль сейчас возложен на гораздо более надежных проверяющих. К тому же и сами проверяющие работают под давлением все большего числа биатлонистов и лыжных гонщиков, которые требуют, чтобы спорт стал чище.


Тем не менее, есть сомнения в том, что контроль продлится до тех пор, пока зимний спорт не станет совершенно белым. Так что основания для скепсиса все еще есть, но он касается не только русских. Проблемы у всех культур, которые считают, что для того, чтобы победить, можно смухлевать.


Эти проблемы будут преследовать российские лыжные гонки, пока они не заменят таких личностей, как Юрий Чарковский: старый лыжный босс на этой неделе выразил сожаление по поводу того, что информатор Григорий Родченков не преуспел в своей попытке самоубийства, когда гений химии накануне сочинского мошенничества был помещен в психиатрическую клинику.


Тогда же, когда Крюков вынудил политическое руководство начать разбираться в гоночной среде после Олимпийских игр в Ванкувере, того же Чарковского уволили с поста главного тренера. Впрочем, он смог остаться при сборной как так называемый «шофер». Впоследствии оказалось, что «рулил» он, находясь не в машине, а в других местах.


Но среди всего этого безобразия есть честные российские спортсмены, испытывающие ту огромную радость от спорта и показывающие те великолепные достижения, которые трогают всех, кто любит спорт. Такие, как Никита Крюков, когда он «набежал» себе олимпийское «золото» в Ванкувере в 2010 году.


Да и в Сочи Никита, по-видимому, хотя и участвовал в соревнованиях, не оказался занесен в списки мошенников, не пытался манипулировать пробирками со своими пробами. Почему — мы не знаем. Сейчас он только защищает своих товарищей по команде. Впрочем, мы знаем, что это — настоящее общественное благо: считать чистыми всех, пока, возможно, не будет доказано обратное. И одно это — уже достаточно хорошее основание для того, чтобы оценивать результаты русских в Пхёнчхане так же, как и достижения всех других.


А если вы к тому же хотите, чтобы все стало еще интереснее, то рекомендую иногда делать так же, как делаю я: подбадривать своими криками русского.