Ближе к концу фильма «Звездные войны: Последние джедаи» один из наших героев пристально всматривается в огромную обесцвеченную даль, испещренную космическим мусором. Я не осмелюсь сказать, что это за персонаж, и даже на какой планете мы находимся, ибо такая информация причинит страшную боль фанатам Силы (а всем нам хорошо известно, что жить с меткой смерти ох как нелегко). Эти кадры кажутся скопированными с оригинальной трилогии «Звездные войны», а посему являются одним из немногих проявлений преданности франшизе в этом мятежном новом фильме Райана Джонсона, где он выступает в качестве режиссера и автора сценария. Это самый энергичный, самый самоуверенный эпизод «Звездных войн» за многие годы. Это тот фильм, который сбрасывает протонную торпеду на нашу любимую далекую-далекую галактику. В «Последних джедаях» старые привязанности и убеждения поистрепались, семейные узы разрублены световым мечом пополам, и даже у бывшего деревенского мальчишки Люка Скайуокера возникает глубокий экзистенциальный кризис, вызванный депрессией. Этот 152-минутный фильм, на который ушла уйма денег, создает впечатление, что кто-то отнес твои детские игрушки из «Звездных войн» на задний двор, поджег их, и теперь балдеет, вдыхая дым от костра.


Действие «Последних джедаев» начинается вскоре после событий «Звездных войн» 2014 года под названием «Пробуждение Силы», которое можно назвать прилизанной и порой раболепной копией картины 1977 года «Новая надежда». Там осиротевшая мусорщица Рэй (Дэйзи Ридли) объединяется с бывшим штурмовиком Финном (Джон Бойега) против плохого парня с Темной стороны Силы Кайло Рена, произведенного на свет Ханом и Леей (его играет мрачный и ранимый образец мужской красоты Адам Драйвер). Но в отличие от предыдущих картин «Звездных войн», где между эпизодами часто проходили годы, у «Последних джедаев» нет времени для бездействия, и режиссер немедленно окунает зрителя в космические стычки между бойцами Сопротивления генерала Леи и злобным Первым Орденом, которым командует вечно ухмыляющийся и вызывающий раздражение генерал Хакс в исполнении Донала Глисона. Но всем нам уже хорошо известно, какой должна быть добрая старая битва из «Звездных войн»: стремительные TIE-истребители, оглушительные лазерные взрывы и высший пилотаж в огромных количествах. Конечно, в новом эпизоде все это тоже присутствует, но есть в нем и безмолвное противостояние между Кайло Реном и Леей, а также отчаянный полет в духе адмирала Акбара. Это первые сигналы о том, что «Последние джедаи» призваны по-новому вызвать острые ощущения от «Звездных войн», а не просто вяло пробудить их.


Затем действие фильма переносится в роскошный храм джедаев, где в конце «Пробуждения Силы» мы увидели, как Рэй приближается к Люку (Марк Хэмилл) с его старым световым мечом. Этот момент заканчивается тем, что странный старый отшельник молча дает ей отпор. Как оказалось, Люк не сумел должным образом натренировать своего племянника, из-за чего Кайло Рен возвысился. Это вынудило его по сути дела порвать с Силой и выступить против своего собственного некогда идеалистического и высокомерного джедаевского «я». Так что он живет в основном в одиночестве, и ему помогает команда вздорных инопланетных хранителей. А еще он пьет зеленое молоко, поставляемое местными космическими муравьедами странного вида. (Его также окружают порги, этакие маленькие, обитающие на островах птички, с одной стороны напоминающие говорящую Ферби, а с другой — смешные подарочные тапки.)

© Lucasfilm (2017)
Кадр из фильма «Звездные Войны: Последние джедаи»


Оригинальная трилогия на всю катушку использовала мальчишескую миловидность Хэмилла. Но в «Последних джедаях» мы встречаем косматого, неопрятного и одичавшего мужчину, как будто только что сошедшего с обложки альбома Led Zeppelin IV. Этот человек страшно устал от многолетних семейных баталий с огромным количеством жертв. Но иногда появляются вспышки сарказма старины Люка, который в исполнении Хэмилла предстает перед нами не в виде печального престарелого мудреца, а в образе чудака и озорника, как бы пытающегося сказать: «Я уже слишком стар для всего этого». (Он вызывает громкий смех у зрителей, не произнеся еще ни единого слова.) «Звездные войны» никогда не были особенно смешной картиной, по крайней мере, продюсеры не преследовали такую цель, но «Последние джедаи» порой удивляют нас неожиданной легкостью, особенно когда Люк и Рэй вступают в перебранку, похожую на ссору отцов и детей.

 

Пока утомленный джедай и его непрошенная гостья начинают неловкую, порой агрессивную тренировку, члены Сопротивления, которых становится все меньше, скучиваются под командой Леи, пытающейся сохранить свой маленький космический флот. В этом ей время от времени мешает своими резкими маневрами пилот По Дэмерон (Оскар Айзек). Кэрри Фишер скончалась вскоре после того, как снялась в заключительных сценах «Последних джедаев». Мучительно видеть, с какой легкостью она играет в этом эпизоде — намного легче, чем в «Пробуждении Силы», как она перевоплощается в свою героиню Лею, как руководит своей командой. И хотя Лея, как всегда, вставляет несколько хороших реплик, лучшие моменты Фишер те, когда ее лицо вызывает благоговейное молчание, когда ее царственная теплота превращается в самостоятельную силу.


Кстати. В «Последних джедаях» есть множество сцен с пристальными взглядами на экран, как будто герои ведут между собой безмолвную беседу. Это продвигает метафизическую мощь Силы гораздо дальше, чем во всех предыдущих фильмах «Звездных войн» (но слава Богу, это происходит без упоминания жутких мидохлорианов). В фильме Джонсона есть над чем подумать, начиная с элегантного кровавого декора в тронном зале верховного лидера Сноука и интригующих зверушек на заднем плане, и кончая жутким космическим боем в третьем акте. Но больше всего впечатляет то, как он высвечивает соединительную мощь Силы, которая в фильме показана не как некая сентиментальная религия, а как трансцендентальная форма общения и понимания. В «Последних джедаях» почти все стараются скрыть или устранить какую-то часть своего прошлого, и возникает такое ощущение, что сам Джонсон довольно вежливо пытается сделать то же самое со «Звездными войнами», отбрасывая всю квази-мистическую чепуху и муть прошлых серий, и подталкивая фильм к более разумной и продуманной версии веры.

© Lucasfilm (2017)
Кадр из фильма «Звездные Войны: Последние джедаи»


Тем не менее, несмотря на все попытки Джонсона облагородить эту франшизу, фильм все равно остается «Звездными войнами». А это значит, что в нем остались бессмысленные диалоги, а некоторые сцены перегружены малопонятными размышлениями, не говоря уже о третьем акте, где устаревшие технологии противостоят в бою большим пушкам. Многие из самых слабых моментов, включая бессмысленную эпизодическую роль слишком мультяшного Маза Канаты, это неискупленные грехи «Пробуждения Силы», в которой персонажей намного больше, чем посетителей в ресторанчике «Кантина Чалмуна» в Мос-Эйсли. Да, и по поводу продолжительности картины. Два с половиной часа «Звездных войн» — это очень много «Звездных войн». И тем, кто помнит довольно короткие эпизоды «Империя наносит ответный удар» и «Новая надежда», трудно отделаться от ощущения, что в кинотеатре зрители впадают в спячку.


Но пройдет несколько часов, вы придете в себя, и вот вы опять готовы заново пережить приключения «Последних джедаев», хотя бы для того, чтобы закрепить свою психологическую связь с увиденным. В какой-то момент в фильме один из героев говорит: «Все будет не так, как вы думаете». Эту реплику можно было включить в первые кадры картины, поскольку она наглядно показывает, какие неожиданные удовольствия ждут зрителя. Это кино соблазняет вас тем, что вы знаете и любите, но потом превращается в нечто более мудрое, глубокое и правдивое, чем вы могли себе представить. Это западня, причем почти идеальная.