Простым ответом на этот вопрос должно быть «Да, конечно». Но в 2017 году такой ответ — вовсе не нечто само собой разумеющееся. Премьер-министр обрушился на старую добрую школу за то, что она отказалась от рождественской службы в церкви. Члены Датской народной партии ведут священную войну в Facebook против нехристиан (особенно против мусульман, разумеется), потому что партия считает, что им не надо оказывать благотворительную рождественскую помощь.


И все это заставляет меня задуматься вот о чем: а возможно ли рождество без бога?


Я никогда не верила в бога. И никогда не считала себя христианкой.


Когда мне было семь лет, и я стала скаутом, я пришла однажды домой и спросила отца: неужели и вправду есть кто-то, кто верит в бога — по-настоящему.


Он объяснил мне, что такие люди есть. И тут я задала следующий наивный вопрос:


«А есть еще кто-то, кто верит в то, что Супермен тоже существует на самом деле?»


Христианство никогда не значило в моей жизни что-то особенное. Чем-то особенным всегда было рождество.


Практически все мои рождественские воспоминания — приятные. О рождественской елке, которую вы даже не можете себе представить: с корзиночками, птичками, шариками и серебряным дождем. О моей младшей сестренке, в глазах которой отражалось пламя рождественских свечек, которая втискивает миндаль в руку дедушке, о моем младшем братишке, который в первый день рождества гоняет нас по всей даче с еще одним дистанционно управляемым вертолетом.


Многочисленные истории о рождестве


Уютные ужины под вино и задушевный разговор. Однажды лиса утащила свиное жаркое, в другой раз был такой красивый снег — как никогда, главное — я каждый год вижу людей, которых люблю. Я обожаю рождество, но в моей жизни никогда не было бога, да и на рождество его никогда не приглашали.


Я много раз слышала, что рождество — христианский праздник, который мы отмечаем, потому что женщина в платке где-то на Ближнем Востоке родила сына Божьего. Но ведь это только часть истории. На самом деле — небольшая часть.


Есть история о викингах, которые праздновали зимнее солнцестояние, и этот их праздник объединился с праздником христианских иммигрантов, когда те появились. И последующие истории, честно говоря, гораздо интереснее.


Например, рождественские гномы (скандинавские Деды морозы, — прим. ред.), без них в рождество — никуда, даже если они выступают в музыкальных группах, носят такие экзотические имена, как Pyrus и Kandis, или же просто какие-то озорники.


Они — скандинавская традиция, которая не имеет никакого отношения к Иисусу. Хотя время от времени какой-нибудь христианин нет-нет, да и скажет, что они — демоны. В прежние времена они еще встречались круглый год.


Настольные игры и чемпион по приготовлению утки


Санта-Клаус — продукт мультикультурализма, черпающий вдохновение и в Турции, и в Германии, и в России, раскрашенный в цвета американского культурного империализма — благодаря кока-коле. Подарки и елка пришли из Германии в 19-м веке. А флаги на елках появились, потому что в 1940-е некоторые датчане уже больше не могли выносить немецкие традиции. Рождество — это гораздо больше, чем Иисус. И рождество — это гораздо больше, чем традиции.


Рождество — это то, каким мы его делаем вместе с людьми, с которым встречаем рождество.


Оно веселое, уютное, сытое, часто это время, когда мы оставляем при себе наше мнение о неприятных нам членах семьи, чтобы рождество было мирным. Рождество — это традиционные семейные настольные игры, кто лучше всего приготовит утка на дорогущем гриле, новая попытка изобрести оригинальный рецепт приготовления красной капусты — неотъемлемого элемента рождественского стола — и так каждый год.


Не могу сказать, почему рождество должно быть меньше рождеством только потому, что кто-то не верит в часть истории.


Я не понимаю, почему Ларс Лёкке (Ларс Лёкке Расмуссен — премьер-министр Дании, — прим. ред.), Тулесен Даль (Кристиан Тулесен Даль — лидер Датской народной партии, — прим. ред.) или Иисус должны решать, настоящее у меня рождество или нет. Я верю в то, то в этом году тоже будет рождество — и с богом, и без него.


Но для всех нас рождество будет еще более счастливым, когда политики отправятся на рождественские каникулы, и на землю опустится рождественская благодать.