Александровский театр — одна из архитектурных жемчужин Хельсинки. Здание, в котором находилась Национальная опера, построено по указанию российского императора и расположено в центре финской столицы на улице Булеварди. Но что до этого его собственнику — финскому государству: малоценная проблемная недвижимость, обуза, о которой никто не хочет заботиться.


Ремонт здания откладывают уже много лет. Оно больше не устраивает Хельсинки, на земле которого Александр II по недоразумению возвел свою постройку.


Разве поддержка культуры не является делом государства?


Здание находится в ведении государственной организации Senaattikiinteistöt. Эта организация владеет государственной недвижимостью и занимается ее реализацией.


По мнению руководства организации, нынешняя деятельность Александровского театра не является «основной деятельностью государства». В настоящее время театр представляет собой оживленный культурный центр, которым руководит взявшее его в аренду объединение. Сцену театра может снять кто угодно для проведения своих представлений. Практически каждый вечер занят.


Задача государства состоит не в том, чтобы создавать культуру, а в том, чтобы предоставлять помещения и сцены. Нынешний министр культуры Сампо Терхо (Sampo Terho) является ярым сторонником деятельности независимых групп, потому что «всю культуру государство поддерживать не может».


Для многих небольших театров, танцевальных коллективов и музыкантов сцена Александровского театра и зрительный зал на 450 мест являются отдушиной, дающей возможность выступить.


Государство и Министерство образования и культуры, конечно, предоставляют театральному объединению ежегодную помощь в оплате аренды, но расходы значительно меньше, чем были бы, если бы здание использовалось в качестве муниципального или государственного учреждения культуры.


Нынешний министр культуры молчит


Александровский театр и раньше собирались продавать. 12 лет назад организация Senaattikiinteistöt нашла российского покупателя. Финский телеканал MTV Uutiset рассказал о предстоящей сделке, что привело в бешенство тогдашнего министра культуры Танью Карпелу (Tanja Karpela). Она узнала о предстоящей продаже только из новостей MTV. Карпела расторгла сделку.


Бывший министр культуры Пааво Архинмяки (Paavo Arhinmäki) горячо выступал за капитальный ремонт, ориентировочная стоимость которого должна была составить 40 миллионов евро. Но левые покинули правительство.


Нынешний министр культуры Терхо не отказывается от идеи продажи, но и не торопится с ней. Другими словами, он не высказывает своего мнения.


Министерство образования и культуры провело переговоры с городом: что если столица станет его владельцем и сделает ремонт. Столицу вопрос не заинтересовал. Говорят, что нет денег. Представители Министерства образования и культуры рассказали в новостях MTV, какое раздражение у них вызывает сложившаяся ситуация.


Если бы Хельсинки занялся зданием, можно было бы попросить помощь ЕС для его реставрации. Таким образом удалось привести в идеальный порядок обветшавшие столицы стран Балтии. Государству такая помощь не может быть предоставлена.


Денег хватает на то, что ценят


Настроения министерства подстегивает еще и то, что Хельсинки удалось заполучить у государства 150 миллионов евро на ремонт стадиона, заключив контракт на условиях «государство оплачивает половину расходов». Бюджет вышел из-под контроля. Расходы «неожиданно» составили на 100 миллионов больше. Но государство в любом случае должно оплатить половину. В министерстве говорят, что такой договор был ошибкой.


Таким образом, в стадион Хельсинки вкладывает 150 миллионов евро. Капитальный ремонт Городского театра в Хельсинки (уже второй) обошелся в 65 миллионов евро. В строительство музея Гуггенхайма были готовы вложить 80 миллионов евро, а затем еще нести расходы по его содержанию.


На Александровский театр ни у кого нет денег. Надо бы превратить его в дворец спорта.


Продадим обратно строителям!


До продажи еще все-таки далеко. Сначала должно дать разрешение Министерство охраны окружающей среды. А почему бы и не дать, при нынешнем-то отношении. Стоимость здания в любом случае составит несколько десятков миллионов евро. Покупателя обяжут сделать капитальный ремонт. Здание должно быть отапливаемым и назначение его менять нельзя.


Кто может купить такой объект? По крайней мере, не китайская телекомпания, потому что зал нельзя демонтировать. Может быть, какой-нибудь российский миллиардер? Расходы окупятся, хотя ночные клубы открывать нельзя.


В нашем отечестве совместного желания отреставрировать это сокровище архитектуры нет. Что этот факт может поведать о нашей культуре и уважении истории?


Александровский театр — это государственная собственность, то есть наша общая собственность.


Даже мысль о продаже постыдна.