Профессор Кристиан де Молине (Christian de Moliner) выпустил в этом месяце оригинальную книгу об исламе. В ней он не защищает ислам и не устраивает на него нападки, не стремится к сенсации и не строит из себя эрудита-теоретика, не рассуждает (как это делают многие другие) о последних событиях в мусульманском мире. Это нейтральная, хладнокровная, бесстрастная, но жесткая книга о религии, к которой зачастую подходят с двух диаметрально противоположных точек зрения: либо наивно исламофильской, либо излишне узкой, то есть «исламофобской», как скажут некоторые. Между двумя этими крайностями имеется пространство для анализа и даже здравой, рациональной и опирающейся на факты критики, которая делает книгу Кристиана де Молине легким для восприятия и доступным произведением с прекрасной подборкой документов.


Александр дель Валь: Вы уже не первый год работаете над связанными с мусульманским миром вопросами.
Вы преподаете историю и провели углубленный анализ темы права и современных ритуалов. Этот аспект мусульманской религии плохо знаком широкой аудитории. Так, мало кто знает, что ислам как религия опирается в большей степени не на чистую веру, а на ритуалы и правила (это роднит его с иудаизмом, но отличает от христианства). Идея в том, что человек должен в повседневной жизни делать «разрешенные» вещи и воздерживаться от «запретных»? Получается, что юридический характер разрешенного и запретного имеет большее значение, чем вопрос добра и зла.


Кристиан де Молине: Во Введении я описываю эту религию, подчеркивая, как мне кажется, самый важный момент: в исламе поведение и пища разделены на три категории: «халяль» (разрешенное), «харам» (запретное: тому, кто пренебрегает запретом, грозит ад) и «макрух» (нежелательное: оно не влечет за собой небесной кары, однако избегающего его правоверного ждет награда в будущей жизни).


На протяжение всего своего существования верующий стремится заслужить место в раю. Если же он совершает запретный поступок, оно может оказаться под угрозой. Быть может, Бог простит его, особенно если он искренне сожалеет о проступке, однако гарантии нет. Аллах примет справедливое решение о его участи на Страшном суде. Он добр, справедлив и милосерден. Как бы то ни было, в некоторых случаях обвинительный приговор неизбежен. Так, те, кто были неверующими на момент смерти или же отреклись от ислама, так и не вернувшись в него, будут обречены. Если верный последователь Пророка хочет спасения после смерти, ему нужно всю свою жизнь идти по узкой тропе «халяля», не сворачивая в сторону. Правила в этой религии очень сложны. Поэтому интернет стал для верующих главным способом поиска ответов на встающие перед ними вопросы.


В разделе «Ислам в быту» я привожу примеры юридических правил, которые могут показаться странными христианину, предпочитающему веру и догмы ритуалам и законам. Это касается в частности выбора супруга, приданого и т.д. Может ли жених увидеть будущую супругу без вуали? Что насчет контактов между женихом и невестой, секса в исламе, разрешенных отношений, сексуальных связей с животными, наказания за блуд, проституции в исламе, внебрачных детей, гомосексуализма в исламе, супружеской жизни? Есть ли у мусульманина право бить жену?


Как выглядит развод в исламе, отношения с родителями, их обязанности перед детьми, имена и крещение в исламе, обрезание, наследование, вуаль? Разрешены ли макияж и духи? Запрещена ли эпиляция и пластическая хирургия, танцы и музыка? Обязательно ли ношение бороды? Какой должна быть одежда в исламе, условия труда и торговли, работа супруги, аренда жилья? Допускает ли ислам убийство неверного? Что делать с харамными деньгами? Как обстоят дела с банками в исламе, страхованием, отношениями с неверными, праздниками? Может ли верующий праздновать свой день рождения? Какие напитки и пища запрещены в исламе? Запрещено ли курить и употреблять наркотики? Можно ли ходить к врачу-неверному? Допускается ли пересадка органов, переливание крови, контрацепция и репродуктивные технологии? Может ли верующий смотреть прогноз погоды, рисовать и делать фото? Можно ли детям играть с куклами и смотреть мультфильмы? Халяльно ли смотреть телевизор? Можно ли заводить домашних животных и есть левой рукой? Может ли верующий жить в немусульманской стране? Разрешено ли ему голосовать? Допустимы ли для верующего ругательства и видеоигры? Солнце вращается вокруг Земли? Принимается ли теория эволюции? Может ли верующий съесть мертвого отступника?


— В книге вы подчеркиваете и другой зачастую неизвестный людям момент: сильнейшее разнообразие ислама, а также отсутствие центральной религиозной власти и четкой иерархической структуры духовенства в отличие от того же католицизма.


— Если бы в исламе существовал признаваемый всеми лидер, верующий мог бы с легкостью выстроить свое поведение так, чтобы оставаться на пути разрешенного, однако по факту его религия раздроблена на бесчисленное множество течений, школ и сект. Хотя догмы повсюду едины, проповедники зачастую принимают противоречивые и даже диаметрально противоположные решения относительно быта, в частности просмотра детьми мультфильмов.


— Вы также поднимаете весьма деликатный вопрос происхождения мусульманской религии, которую жители Ближнего Востока и Магриба изначально рассматривали лишь как еще одну «иудейско-христианскую» секту…


— После напоминания о жизни Магомета я привожу (сохраняя нужную дистанцию) идеи «ревизионистов», которые утверждают, что ислам был иудейско-христианской сектой, и опираются на крайне редкие свидетельства очевидцев тех времен и на еще более редкие археологические следы. Кроме того, я отмечаю, что Коран был написан без гласных, что нам неизвестно, на каком языке он составлен (пусть даже мусульмане говорят об арабском), и что его суть весьма туманна. Хоть какой-то смыл этой книги удалось найти лишь через два века, причем он все равно остается малопонятным, а сейчас еще и считается неприкосновенным (ни один верующий не имеет права его обсуждать).


— Поднимается в вашей книге и деликатный вопрос хадисов, которые служат источником шариата и дополняют Коран. Некоторые из них считаются сомнительными? А что насчет вопроса шиитов и суннитов?


— Да, я затрагиваю этот важнейший вопрос. Я пытаюсь объяснить значимость хадисов и создаваемую ими проблему (они противоречивы, а их достоверность зачастую ставится под сомнение, в отличие от Корана). Все остальное полностью соответствует мусульманской догме без каких-либо комментариев с моей стороны. Я рассказываю о догмах, а затем говорю о различных течениях этой религии (сунниты, шииты, хариджиты…). Я говорю о различных суннитских школах и, в частности, четырех ортодоксальных: ханафиты, маликиты, шафииты и ханбалиты. Я представляю пять столпов ислама: шахада, намаз, ураза, закят и хадж. Я рассказываю об ангелах, джиннах, Шайтане, Иблисе, паломничестве, посещении, гробниц, очищении, естественных потребностях, отступничестве, богохульстве, сроке пребывания в аду, участи неверных после смерти, джихаде, наказании воров, рабстве и конце света в исламе. Я также напоминаю малоизвестный всем немусульманам факт того, что Коран (он состоит из объединенных в суры аятов) может показаться читателю туманным, противоречивым и неоднородным, пусть даже мусульмане утверждают, что им все предельно ясно. Его язык и алфавит всегда вызывали вопросы у специалистов. Исламские толкователи в один голос твердят, что он написан на арабском, языке рая. Только вот знаки, обозначающие эту идиому, еще не были введены во времена Магомета. Кроме того, тогда писались только согласные. Теперь диакритические знаки уточняют смысл, вводят гласные и позволяют избавиться от неточностей. Однако они были окончательно утверждены лишь век спустя после проповедей Пророка.


Представьте себе современный текст без гласных и пробелов для обозначения слов и фраз. Что, по-вашему, означает «ммнлМкрнпрзднтФрнц» (Эммануэль Макрон — президент Франции)? До Х века мусульманские экзегеты вели ожесточенные споры по поводу понимания, расшифровки и толкования священного писания. В конечном итоге они остановились на варианте, который больше никто не подвергает сомнению, за исключением нескольких малозначимых моментов. Только вот в ряде случаев фразы выглядят почти бессмысленными, и у нейтрального наблюдателя может возникнуть вполне резонный вопрос о том, какое значение закладывал в них автор Корана, кем бы он ни был.


Ни один мусульманский толкователь, понятное дело, не признает этот недостаток.


— Некоторые из поднятых вашей книгой вопросов об исламских законах и Коране могут показаться христианину сюрреалистическими.


— Именно так. В частности, это касается посещения могил. Как следует из одного «подтвержденного» хадиса, Пророк не получил от Аллаха разрешение молиться за спасение своей матери-язычницы, однако тот дал ему право приходить на ее могилу и оплакивать ее. Таким образом, верующий может отправиться на могилу, но ему запрещено просить милости для усопшего. Кроме того, он ни в коем случае не должен просить у Бога прощения для неверного. Если же усопший был верующим, мусульманин может молиться за него, что зачтется на Страшном суде.


Возьмем естественные потребности: после справления нужды верующий должен омыть интимные места водой или камнями. Исламская традиция рекомендует ему в первую очередь воспользоваться именно камнями. Верующий должен устранить все следы влаги и проследить за тем, чтобы одежда не была запятнана мочой. Дело в том, что та становится источником нечистот, а носящий ее совершает большой грех. Чтобы избежать этого, хадис рекомендует хорошенько встряхивать после мочеиспускания и полностью опустошать мочевой пузырь, дабе не допустить нежелательных последствий в будущем.


Верующему запрещено справлять нужду, находясь лицом или спиной к Мекке, если между ним и городом нет препятствия (здание, дерево, гора…) высотой более двух третей локтя и на расстоянии более трех локтей (локоть равен 0,48 метра). То есть, в стандартном туалете ему беспокоиться не о чем.


— Чуть дальше вы поднимаете еще более сюрреалистический вопрос проституции…


— Проституция считается в исламе проявлением гнусности, поскольку подразумевает блуд. То есть, она ведет двух непокаявшихся партнеров прямо в ад. В то же время в исламском законодательстве существует временный брак, продолжительность которого (несколько часов, день, месяц или больше) устанавливается по договору. Он дает проституции религиозное прикрытие, поскольку в обмен на сексуальную связь временная супруга получает приданое в виде оговоренной суммы денег. Ряд мусульманских улем категорически осуждают такие союзы, поскольку это поднимает вопрос статуса потенциальных детей. Как бы то ни было, некоторые суннитские экзегеты считают такие договоры законными и приводят в подтверждение следующий хадис: «А за то удовольствие, которое вы получаете от них, давайте им установленное вознаграждение. На вас не будет греха, если вы придете к обоюдному согласию после того, как определите обязательное вознаграждение». Временный брак относится, скорее, к шиитским законам, хотя среди экзегетов этого течения нет единого мнения по данному поводу. Я как-то прочитал в интернете рассказ одного верующего, который подписал договор на два месяца и жалуется, что его временная супруга не выполняет условия соглашения, хотя получила деньги. Вот доказательство того, что эта практика существует, хотя и имеет крайне ограниченное распространение во Франции.


— На сайте «Атлантико» не раз упоминался знаменитый юрист «Братьев-мусульман» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.) Юсеф аль-Кардави, который утверждает в книге «Разрешенное и запрещенное», что у верующего есть право бить супругу. Это на самом деле допускается исламским законом и Кораном?


— Еще один спорный вопрос! Прежде всего, вопреки распространенному мнению, значительное число мусульманских сайтов (даже фундаменталистских) категорически против насилия между супругами.


Чаще всего говорится, что такое поведение противоречит исламу. Как бы то ни было, на некоторых форумах это допускается при выполнении определенных условий. Все они основываются на одном хадисе.


Прежде всего, муж может наказать жену только за серьезное неподчинение, а не за какой-то мелкий проступок. Сначала он должен постараться привести ее в чувство словами. Если у него ничего не выходит, он может покинуть супружеское ложе, чтобы дать ей понять, что она переходит границы. Если слова не производят эффекта, он может ударить ее, но такое разрешение дается лишь нехотя. Это не обязательство, не халяль, а макрух, причем муж должен сдерживаться. Ему не дозволено покидать супружеское ложе по собственному усмотрению и бить жену без по-настоящему серьезной причины (с точки зрения ислама).


— Что насчет отношений с неверными, кяфирами, отступниками, зимми и т.д.?


— Отношения верующего с иудеями и христианами должны быть сведены к минимуму и допускаются лишь в том случае, если у правоверного есть к тому интерес: если он торгует с ними, вынужден находиться с ними по работе, хочет выучить науку, которую не преподают мусульмане, или обратить их в ислам. В то же время он обязан обходить стороной язычников и атеистов. Некоторые улемы-фундаменталисты допускают, что у верующего могут быть дружеские чувства к неверному после длительного нахождения вместе (на работе, после жизни по соседству или долгого путешествия), однако тот должен обладать выдающимися человеческими качествами и никогда не говорить ничего против ислама. Мусульманину не рекомендуется есть вместе с кяфиром, если это не подразумевает какой-либо выгоды.


Проблема встает еще боле остро, когда речь заходит о неверных из семьи мусульманина, например, родителях обращенного. Верующий должен бороться с чувствами к ним и не имеет права присутствовать на религиозных церемониях неверных (свадьба, похороны, крещение…), а также делить с ними пищу и вино. Фундаменталисты не согласны с вариантом о том, что верующий может присутствовать на них, порицая их в своем сердце. Таким образом, здесь рекомендуется непреклонность, но правоверный может проявить гибкость, если надеется обратить родителей-кяфиров и должен добиться результата всеми доступными средствами, в том числе дарить им подарки и рассказывать об истинной вере.


Мусульманину разрешено молиться за живых близких-неверных, просить для них здоровья и веры. Как бы то ни было, он не может молиться за усопших, если те не обратились в ислам до кончины. Ему также разрешено поддержать больного кяфира.