«На Украину вернулись порядки Советского Союза и сталинистского режима»,- заявила Евгения Тимошенко на встрече с репортерами в Вашингтоне 2 февраля. Дочь заключенного в тюрьму бывшего премьер-министра Украины и лидера оппозиции Юлии Тимошенко на этой неделе приехала в Вашингтон в попытке проинформировать общественность о состоянии ее матери и упадке демократии на Украине. Вчера она выступила в Конгрессе США и встретилась с вице-президентом США Джо Байденом (Joe Biden).

Еще по теме: Власти нужно, чтобы Тимошенко умерла

На сегодняшней пресс-конференции она рассказала об условиях, в которых содержится ее мать с октября 2011 года, когда  она была приговорена к семи годам заключения. «Глядя на свою мать, я понимаю, что здоровье ее ухудшается. Следственная комната оборудована специальной кроватью, на которой она лежит, потому что она не может стоять, сидеть или двигаться, не испытывая при этом боли. Именно там ее продолжают допрашивать по несколько часов в день, пока она лежит…



В ее камере свет горит 24 часа в сутки, она находится под видеонаблюдением, которое ведется, по заверениям, ради ее собственной безопасности, однако это очевидно делается с целью оказать на нее еще большее психологическое давление. Недавно ей перестали приносить нормальную еду. Еда стала очень скудной. Только хлеб без необходимых питательных веществ. Она не получает медицинской помощи, несмотря на то, что власти продолжают обещать, что к ней можно вызвать независимого доктора, однако дальше обещаний продвинуться не удалось. Будем надеяться, на следующей неделе к ней пустят независимых врачей из Канады и Германии».

Еще по теме: Евгения Тимошенко выступила на слушаниях в Сенате США

Обвинения в адрес Тимошенко в рамках хаотичного, похожего на цирковое представление судебного разбирательства строились вокруг ее переговоров с Россией в 2009 году по сделке с поставками природного газа, которая, по утверждению властей, нанесла ущерб украинским интересам. Ее коллеги – Юрий Луценко, бывший министр внутренних дел, и Валерий Иващенко, бывший исполняющий обязанности министра обороны – в настоящее время также находятся на скамье подсудимых.

Хотя правительства нескольких стран и организаций, включая Евросоюз, подвергли критике суд над Тимошенко, назвав его политически мотивированной кампанией против наиболее влиятельной оппозиционной фигуры страны, официальные представители правительства президента Виктора Януковича продолжают утверждать, что это дело вели сотрудники органов внутренних дел без какого-либо вмешательства со стороны исполнительной ветви власти. Тем не менее, Евгения считает, что Янукович напрямую ответственен за подобное обращение с ее матерью.



«В своих интервью он заявляет… что все ветви правительства независимы и что у него нет рычагов воздействия ни на одну из них. Забавно, но когда на него оказали давление и он сказал «Хорошо, завтра ее отвезут в больницу», на следующий же день ее отвезли в больницу. Очевидно, нам известно, что Высший совет юстиций был создан вследствие его реформ, что большинство членов этого совета – люди президента, и они могут нанимать и увольнять судей и возбуждать против них уголовные дела».

До вынесения приговора ее матери Евгения, которая вернулась на Украину в 2005 году со своим мужем, британским рок-певцом, после девяти лет жизни в Лондоне, никогда не занималась политикой. «Я никогда не хотела стать политиком, - рассказала она. - Моя цель – помочь восстановить демократию в моей стране и освободить этих политических заключенных».

Читайте также: Сталинский процесс Юлии Тимошенко

Хотя Евгения утверждает, что она не опасается за свою безопасность, она полагает, что ее телефонные разговоры записываются и что за ней следят государственные службы безопасности. Ее отец, Александр, бежал из страны, опасаясь, что против него тоже будет возбуждено уголовное дело, и нашел политическое убежище в Чешской республике.

Евгения Тимошенко считает, что участь ее матери оказала сковывающее воздействие на украинскую оппозицию, и многие потенциальные активисты стали думать: «Если такое может произойти с [бывшими] лидерами страны, что же будет со мной?»

Я спросил Евгению, считает ли она возможным повторение антиправительственных выступлений, подобных тем, которые ее мать возглавила в 2005 году, или тем, которые прошли в Москве в прошлом месяце. «Если моя мать выйдет из тюрьмы, это станет возможным, - ответила она. - Именно по этой причине ее не освободят, если только не изменится план действий».