inoСМИ.Ru
inoСМИ.Ru

Польша - Россия

("Wprost", Польша)
Польша - Россия picture
Польша - Россия picture

20/04/2005

'С братками не базаришь - это все о´кей ,

Не затусуешься к ним сам, не позовешь к себе друзей. (. . .)

Для имперского бреда та идея не последняя -

Будь то праздник, будь то день повседневный. (. . .)

И совсем уж не по кайфу, что все это дело -

Кому ехать, кому нет - разрослось не по размеру'.

Это слова песни Казика Сташевского 'Лысый едет в Москву' (1995 год). Десять лет тому назад речь шла о том, должен ли тогдашний премьер Юзеф Олексы ехать в Москву, когда она проводит политику геноцида на Кавказе. Теперь Казик мог бы написать песню 'Óле (уменьшительная форма имени Александр - прим. пер.) едет в Москву'. Кого 9 мая будет представлять в Москве Александр Квасьневский? Одну треть поляков - следует из опроса общественного мнения, проведенного по заказу еженедельника 'Wprost' центром 'Пентор'. 45,8% опрошенных полагают, что он едет туда только лишь 'в личном качестве', и лишь 34,5% полагают, что он также будет представлять их.

На мраморной трибуне с надписью 'Ленин' 9 мая в Москве встанут вместе президент Квасьневский и генерал Ярузельский. Официально заявленным поводом их поездки является содействие тому, чтобы Россия благосклонно смотрела на Польшу и не трубила по всему миру о том, что Варшава заражена антироссийской фобией. Квасьневский и Ярузельский, якобы, хотят сказать русским правду об их истории. На самом же деле они послушно поплетутся за триумфальной колесницей Владимира Путина.

В мае 1856 года в Варшаву приехал с визитом царь Александр II. Либералы тогдашней Европы любили его точно так же, как 130 лет спустя Горбачева. Ведь это был, дескать, либерал и реформатор, совершенно непохожий на своего предшественника, кровавого сатрапа Николая I. Поляки обратились к нему с верноподданической петицией о возвращении Царству Польскому автономии и сдерживании бессовестного произвола чиновников. Ответ царя был ледяным: 'Все, что сделал мой отец, он сделал хорошо. Я не намерен что-либо менять. Счастье Польши зависит от полного единения ее с народом моей империи. Никаких иллюзий, панове'. Стоит прислушаться к царскому совету. Ведь отношения Польши с Россией определяются иллюзиями или же обыкновенным искажением истории.

Миф первый - естественные союзники

Опасной иллюзией является убеждение, что дружественные польско-российские отношения зависят от доброй воли и отказа 'дразнить Россию'. Публицисты и политики (очевидно, отчасти работающие по российскому заказу) соревнуются друг с другом в убеждении, что естественная польско-российская дружба испорчена нашими неумными жестами лишь на короткое время, хотя мы, 'братья-славяне', всегда были союзниками, и ничто нас не разделяет. Надо только отбросить разговор об истории и 'выбрать будущее'. Вместо того, чтобы сторониться друг друга, президент Квасьневский вместе с генералом Ярузельским должны послушно встать на мавзолее Ленина и принять российское видение истории.

Коммунистическая пропаганда на протяжении десятилетий убеждала нас в том, что Россия и русские во всей нашей истории были союзниками Польши, с перерывами на немногочисленные войны (причинами которых часто были 'науськивания' извне, а не польские интересы). Мифические смоленские полки под Грюнвальдом стали символом якобы существовавшего братства по оружию, продолжавшегося непрерывно до времен Второй мировой войны. В то время как даже беглый анализ истории свидетельствует о совершенно обратном. В истории независимой Польши трудно найти какой-либо период сотрудничества с Россией. Более того, существовал принципиальный и неизменный на протяжении веков конфликт интересов. Конфликт из-за территории сегодняшней Белоруссии, Украины, стран Балтии и Молдавии.

Участие Польши в поддержке 'оранжевой революции' на Украине, наша активная роль во введении в НАТО Литвы, Латвии и Эстонии напомнили о том, что этот конфликт по-прежнему существует. И даже если бы Александр Квасьневский приехал в Москву с портретом Сталина на лацкане пиджака, ничто не изменится, пока он не забудет о несбыточных мечтах о партнерстве с Украиной. Даже во времена Бориса Ельцина, искренне желавшего российско-польского примирения, любые попытки польско-украинского сотрудничества вызывали аллергическую реакцию в Кремле. Основным мотивом, подвигшим Ельцина подписать знаменитую декларацию о том, что он не имеет ничего против вхождения Польши в НАТО, было убеждение, что это отдалит возможность тесного сотрудничества между Варшавой и Киевом. Тот же Ельцин поспешил дать президенту Украины прослушать тайно записанные пленки с разговорами с Лехом Валенсой, где речь шла о том, что приоритетом Польши является Запад, а не Украина.

Поддержка прозападных тенденций на Украине и в Белоруссии всегда вызывала недовольство Москвы. Допускались разве что демонстративные жесты дружбы между Александром Квасьневским и Леонидом Кучмой - было прекрасно известно, что этот бывший директор завода по производству атомных ракет не совершит политический поворот на Запад. После 'оранжевой революции' в Киеве состояние холодного польско-российского мира перешло в фазу холодной войны. Войны, которая в польско-российских отношениях является нормальным состоянием.

Миф второй - близость цивилизаций

Заблуждением, на котором упорно настаивает 'московская партия' в Польше, является утверждение о близости цивилизаций наших народов. Самуэль Хантингтон напоминает: 'Православную цивилизацию, центром которой является Россия, отличает от Запада византийская родословная, обособленная религия, двести лет татарского господства, а также ограниченный контакт с такими важными для Запада ценностями, как ренессанс, реформация и просвещение'. Спор между Польшей и Россией является глубоким конфликтом цивилизаций. С одной стороны, выступают индивидуализм, уважение частной собственности и демократия, а с другой - коллективизм и тотальное огосударствливание, 'включая человеческую душу', как написал в своих дневниках Ян Лехонь. Молодые демократии Запада, вслед за конституцией Соединенных Штатов, декларировали 'Мы, народ. . .'.

В первой российской конституции ('Основные законы империи'), написанной по инициативе царя после революции 1905 года, говорилось тем временем: 'Верховная самодержавная власть принадлежит императору Всея Руси. Подчинение его власти является требованием совести, а не страха. Сам Бог так повелевает'. И хотя менялись названия императора - он был генеральным секретарем коммунистической партии, затем президентом - принцип остается глубоко укоренившимся в российской политической системе. Впрочем, как и тесные связи между духовной и светской властью, чуждые западной культуре. Именно этими тесными связями объясняется поразившее всех обозревателей отсутствие президента России и патриарха Алексия Второго на похоронах Иоанна Павла II.

Когда Петр I, образец и любимая историческая фигура Владимира Путина, ликвидировал институт патриарха, передав власть в Церкви Священному Синоду, он аргументировал это следующим: 'Простые люди, видя одного владыку Церкви, считают, что он является вторым государем наравне с монархом, и более того, что Церковь это другое, совершенно обособленное и лучшее государство. Простые сердца это деморализует до такой степени, что в любом вопросе они обращаются к своему пастырю, а не представителю власти'. Если заменить слово 'Церковь' на 'Юкос', а 'патриарх' на 'председатель', то мы получим аргументацию, которая стала причиной того, что недавний фаворит Кремля и самый богатый человек в России Михаил Ходорковский сидит за железной решеткой и имеет все перспективы провести за ней ближайшие 10 лет.

Близость славянских народов имеет в России лишь одну коннотацию - подчинение. Современные российские политологи утверждают, что поляки, чехи или прибалты, присоединяясь к западному миру, совершенно не понимают, что делают. В Восточной Европе, как утверждает ведущий российский политолог Александр Панарин, польская либо чешская культура играла ведущую роль. А теперь эти народы превратились в 'люмпен-пролетариат Запада' и источник дешевой рабочей силы. Возрождение российской империи (т.е. как минимум присоединение Украины и Белоруссии), по мнению Панарина, 'позволит славянам избежать участи негров в Европе'. Подводя итоги доминирующему в российской политической мысли течению, профессор Анджей Новак в своей 'Идее империи' написал: 'Что касается стран бывшей внешней империи, в Европе своего рода геополитическим компромиссом должна стать концепция пограничной полосы'. Эти государства не должны быть интегрированы с Западом, символом которого была НАТО, 'чтобы не была отрезана дорога для возвращения этих стран к роли пограничной полосы, но не Запада, а Востока'.

Миф третий - российские либералы

Поляки аж до тошноты ищут партнеров среди так называемых российских либералов. Правда, сейчас у власти твердоголовые, но ведь в России есть и мощная прозападная группа - читаем мы в десятках статей в польской и западной прессе. Несмотря на это, уже на протяжении столетий восхищение Западом и готовность вхождения России в Европу обусловлены одним условием: присоединиться к Европе Россия может лишь как мощная и равноправная держава. 'Да, мы примем вашу цивилизацию - заявляют либералы, - но при условии, что мы, россияне, будем от вашего имени 'цивилизовывать' украинцев, белорусов, а также поляков и прибалтов'.

Неприязнь к Польше объединяла выдающихся интеллектуалов в российской истории. Пушкин, Достоевский и Булгаков писали о поляках со смесью неприязни, страха и презрения. В незаконченном рассказе Булгакова 'Пан Пилсудский' презрительно изображенные киевские интеллигенты, боящиеся большевиков, ждут 'пана Пилсудского' в салоне, а когда польские офицеры входят, то превращают его в конюшню. В свою очередь Пушкин благодарит Екатерину II за то, что 'разбила Швецию и завоевала Польшу' . Вся российская научная литература - с XVIII века и вплоть до последнего времени - в своем главном течении построена вокруг крайне негативного стереотипа поляка. По словам современного историка Станислава Куняева, Польша была 'спецназом Европы', задействованным против России.

Миф четвертый - огромный рынок сбыта

Вредной и настойчиво культивируемой в польской политике иллюзией является убеждение об огромном российском рынке, который смог бы стать для нас открытием, если бы "не глупое нанесение оскорблений России". Ничего, что миф этот проигрывает логике после ознакомления с первыми попавшимися данными, из которых следует, что показатели ВВП великой России соответствуют маленькой Голландии (такова, однако, покупательная способность этого государства). Более того, абсурд данной ситуации заключается в ней самой. Если уж торговля с Россией зависит от наших политических или пропагандистских действий, то ее нужно избегать вообще, поскольку она делает нас зависимой от большого и могущественного в военном отношении соседа. Тем временем 'московская партия' в Польше невозмутимо доказывает, что название периферийной площади в Варшаве им. Джохара Дудаева, президента Чечни, наносит ущерб польской экономике. И одновременно считает, что покупка у России почти 100% необходимых для нас энергоносителей - это "чистый бизнес", никак не связанный с политикой.

Может быть, употребление слова "иллюзия" является слишком лестным в отношении авторов таких утверждений. В лучшем случае, это глупость, в худшем - национальное предательство. Когда различные предприятия при поддержке спецслужб и правительственных рычагов включены в российские планы по захвату польского энергетического рынка, трудно говорить о чистой глупости. Этот термин нужно оставить для политиков, склонных к политическим уступкам взамен на возможность экспортировать в Россию скверную картошку и жирную свинину.

Но и естественно, данный термин нужно зарезервировать для многочисленных представителей 'московской партии', которые убеждают общество в том, что нет ничего более важного, чем признание великого соседа и дружба с ним. Великого своей территорией, поскольку российская экономика - это типичный пример экономики государства третьего мира, существующей исключительно за счет продажи сырья.

Миф пятый - готовность к сотрудничеству

У русских иллюзий нет. После того, как к власти на Украине пришел Виктор Ющенко и появился шанс строительства нефтепровода Одесса-Гданьск (позволяющий независимый от России экспорт данного энергоносителя из района Каспийского моря в Европу), Россия сразу же подписала соглашение с Грецией и Болгарией и начала строительство нефтепровода в обход Босфора, чтобы контролировать транспортировку каспийской нефти.

В области энергетики российская политика является лучшим примером того, когда не может идти речи ни о сантиментах, ни о деньгах. Речь может идти только о политике и сохранении постоянных механизмов зависимости государств Центральной и Восточной Европы от Москвы. Подписанное Президентом Путиным в Германии соглашение о строительстве газопровода по дну Балтийского моря не имеет экономического обоснования. Но зато в политическом плане это соглашение служит углублению российско-германского союза, который, согласно мнению Г.Киссинджера, всегда способствовал ограничению роли Польши.

Вечно живой империализм

Может быть, как советует существующая в нашей стране сильная 'московская партия', следует успокоиться в отношении украинцев и белорусов и стараться заработать на экономическом и политическом сотрудничестве с Россией. Только вот единственной ценой, которую согласна принять за это Россия, является независимость украинская и польская. Россия последовательно выстраивает плацдармы своего экономического и политического влияния, создает образ поляков, вечно страдающих русофобией в целях снижения девальвации польской восточной политики в глазах Брюсселя и Вашингтона. Москва расширяет свое экономическое влияние в ведущих европейских странах и совершает явную ревизию истории. Приближающиеся торжества по случаю годовщины окончания Второй мировой войны будут подчинены идее 'инъекции' российского, имперского видения данного конфликта. Десять лет назад российский историк Михаил Мельтюхов заявил: 'Действия Красной Армии в Польше (после 17 сентября 1939 года) можно рассматривать, применяя современную терминологию, как миротворческую операцию'. Кроме того добавил, что 'Красная Армия возвращала утраченные в результате внешней агрессии земли'. В настоящее время российские власти принимают видение истории господина Мельтюхова как обязательное.

Россияне, как когда-то Пушкин и Достоевский, верят в тенденциозную и извращенную картину истории. Польша на протяжении многих лет была для Москвы очень выгодным внешним врагом. В реальной политике наша страна не принималась в расчет. Как мне заявил один из советников президента В.В.Путина - 'Нет темы польско-российского сотрудничества. Экономические вопросы, касающиеся транзита энергоносителей, мы решаем в Брюсселе. Об Украине мы не будем с вами вести диалог, так как считаем вашу политику враждебной. Для диалога остаются исторические вопросы - здесь разговор будет скорее неприятный. Хотя всегда стоит поговорить о культурном сотрудничестве. В данной области есть кое-что, что еще можно сделать'.

Нет смысла противостоять имперским взглядам в самой России. Эту холодную войну мы можем выиграть только на Западе. Мы ее, однако, не выиграем посредством поездки на экскурсию в Москву А.Квасьневского с генералом В.Ярузельским, живым символом Ялты. Мы ее выиграем, когда вместе с прибалтийскими народами, украинцами или словаками поможем нашим союзникам понять, что политика 'без иллюзий, панове', имеет свое логическое продолжение - от царя Александра, через В.И.Ленина, Л.И.Брежнева вплоть до В.В.Путина.

____________________________________________________________

Результаты опроса общественного мнения(центр 'Пентор'):

Вопрос: Кого будет представлять Александр Квасьневский в Москве на тожествах по случаю годовщины окончания Второй мировой войны?

Результат: 45,8% - только себя; 34,5% - меня тоже; 19,7% - трудно сказать.

Вопрос: С чем у вас ассоциируется дата 9 мая 1945 г.?

Результат: 38,6% - с началом новой оккупации; 49,5% - с освобождением Польши; 11,9% - трудно сказать.

Вопрос: С кем Польша конфликтовала чаще?

Результат: 36,9% - с Германией; 47,1% - с Россией; 16% - трудно сказать.

Вопрос: Какими будут отношения Польши с Украиной, Литвой и Эстонией после того, как А.Квасьневский примет в Москве участие в праздновании 60-й годовщины окончания Второй мировой войны?

Результат: 50,7% респондентов считают, что отношения останутся такими же, 21,4% считают, что они ухудшатся, в то время как 6,8% противоположного мнения. 15,1% опрашиваемых затруднились ответить на данный вопрос.

____________________________________________________________

Мнения экспертов

Витаутас Ландсбергис, депутат Европарламента, бывший президент Литвы:

"Я ожидал, что А.Квасьневский после закрытия российской прокуратурой дела о преступлении в Катыни откажется от поездки в Москву на празднование Дня Победы. Прекращение расследования по катынскому делу - это однозначный сигнал о том, что Россия не сможет признаться в том, что допустила в Катыни геноцид. Это указывает на необходимость осторожно смотреть на будущее ее отношений с соседями. Катынь - это только одна из плоскостей, в которой развивается польско-российский конфликт. Он имеет более глубокие корни, которые уходят к восприятию человеческой жизни. В Польше она ценится - в индивидуальном и национальном измерении, а в России абсолютно иначе. С этой точки зрения это государство все еще остается варварским, в нем ничего не изменилось после распада СССР".

Ричард Пайпс, историк Йельского университета:

"С исторической перспективы польско-российские отношения никогда не были хорошими. Между вашими государствами всегда возникала напряженность, хотя сейчас все складывается достаточно удачно. Россия считает Польшу предателем славянской традиции, т.к. ваша страна приняла католицизм. В свою очередь поляки не любят россиян, поскольку слишком много натерпелись от них. Поэтому дружба между вами, собственно говоря, невозможна, но последние споры не войдут в стадию более серьезного конфликта.

Позитивным является то, что Квасьневский поедет в Москву 9 мая, я ему это сам советовал. Однако польский президент не должен быть как-то 'по-особенному' благодарным за помощь в получении независимости. Он должен поблагодарить, но одновременно ясно дать понять, что Польша продолжает помнить о временах кровавой советской диктатуры и ждет извинений".

Ирина Кобринская, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН:

"Варшава на протяжении веков подозревает Москву в имперских амбициях, и эта тема поднимается у вас во время важных событий. Так и на этот раз - в Польше начинается предвыборная кампания и сразу же оживляется дискуссия о состоянии отношений с Россией. В контексте совместной истории польские опасения в отношении российского империализма вполне обоснованны, но россияне плохо на них реагируют. Они не понимают их значения.

Хорошо, что Квасьневский 9 мая будет в Москве. На празднование Дня Победы не попадут только 3 европейских лидера - Эстонии, Литвы и Украины. Я рада, что Квасьневский не присоединился к ним, хотя, может быть, решился на это, потому что не участвует в президентских выборах. Польский лидер не должен выступать в Москве с острыми политическими декларациями, а ограничиться благодарностью за освобождение".

Стивен Сестанович, бывший советник президента Б.Клинтона по России:

'Польша эффективно использует свои возможности влияния на Москву, хотя не всегда делает это осмотрительно. Конструктивным было включение в украинскую "оранжевую" революцию. Она оказала влияние также на Москву: большинство россиян противилось ей, но в глубине сердца они знали, что не правы. К этому вынудила их Польша. Ошибкой вместе с тем является название площади в Варшаве именем Д.Дудаева. Это не означает, конечно, того, что российская политика в отношении Чечни правильная. Однако если Польша хочет акцентировать свое несогласие с ней, она должна это делать другим способом. Например, А.Квасьневский должен отказаться от поездки в Москву 9 мая. Это был бы ясный сигнал о том, что ваше государство не согласно с действиями Москвы, ее нежеланием признаться в катынском геноциде и извиниться за пакт Молотова-Риббентропа'.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Высосано из пальца ("Newsweek Polska", Польша)

С Путиным тоже можно. И еще как. . .("Newsweek Polska", Польша)

Польские проблемы с памятью ("Przeglad", Польша)

Дело о грабежах ("Wprost", Польша)

Осмеянное безумство ("Trybuna", Польша)

Еще один гвоздь в гроб российско-польских отношений ("The Financial Times", Великобритания)

Братство уже было ("Trybuna", Польша)

Русские переписывают историю ("Rzeczpospolita", Польша)

Уродливое дитя Ялты ("Trybuna", Польша)

Война с Россией продолжается ("Przeglad", Польша)

Не предательство союзников, а полная обструкция Москвы ("Trybuna", Польша)

Только дурак не понимает, что без России не было бы победы над Гитлером ("Trybuna", Польша)

Друзьям-москалям ("Polityka", Польша)

Гитлер был прав ("Nie", Польша)

* — поля, обязательные для заполнения



 
Эта статья опубликована более чем 72 часа назад, а значит, она недоступна для комментирования. Более новые материалы вы можете найти на главной странице.
  • Svetar:(без заголовка)
    29/11/2009, 23:53
    Ути-пути панове опять раскрякались)Аж умиление берёт.Сколько спеси...Да если понадобится от этой странишки даже упоминания на карте не останется.





     

    Последние переводы
    .






















    Каталог изданий

    Все издания