Действительно, Россия демонстрирует нам свои мускулы, она приняла решение в одностороннем порядке развернуть ракеты среднего радиуса действия, с которыми было почти 'покончено' в конце холодной войны, благодаря подписанному Горбачевым и Рейганом договору, который положил конец конфликту вокруг 'евроракет'.

На первый взгляд, это производит впечатление зловещего предзнаменования. Ядерное оружие, направленное на Европу или на другие цели, пусть даже воображаемые - есть в этом что-то беспокоящее, тревожное . . . Это - символика, которую используют русские, и она заставляет нас беспокоиться в большей степени, чем стоило бы. Ибо совершенно необходимо уяснить себе, что русским нужно именно ядерное оружие среднего радиуса действия, и им совсем не нужно оружие дальнего радиуса действия, поскольку в настоящий момент и речи быть не может о том, что Россия очертя голову затеет межконтинентальную дуэль с арсеналами США, которые также значительно сократились. Зато очевидно, что компромисс, 'нулевой вариант', т.е. уничтожение всех 'евроракет', существовавших в конце 'холодной войны', оставил Россию незащищенной от таких угроз, как, например, ядерное оружие Китая, размещенное рядом с ее границей, и, возможно, когда-нибудь ядерное оружие Ирана, Саудовской Аравии, не будем забывать о пакистанском, нацеленным на ее южную границу.

Говоря иными словами, требования России не противоречат здравому смыслу, но ведут русские себя, как герой фильма Павла Лунгина 'Такси-блюз', который вместо того, чтобы благоразумно попросить, стучит кулаком по столу и грозит изнасилованием. На самом деле нужно было спокойно договориться о возвращении минимального количества ядерного оружия России в тот момент, когда американцы выходили из договора по ПРО, который запрещал проводить военные испытания в космосе, и все за кончилось бы хорошо. Но, к сожалению, все не всегда заканчивается хорошо, особенно когда дипломатическая некомпетентность дополняется надменностью, в данном случае речь идет о США, а русские в ответ начинают искать семантический реванш в ситуации, не представляющей реальных причин для беспокойства.

Может статься, что через пару недель Владимир Путин в ходе своей президентской компании, ой, простите, кампании, чтобы стать премьер-министром, заявит нам, что Россия возобновляет конное казачье патрулирование вдоль границ России. Это приблизительно настолько же правдоподобно. Но что необходимо увидеть в этом новом российском жест, в этой новой ядерной семантике, так это желание русских, чтобы их принимали всерьез, как равных, чтобы с их мнением считались. И тут возникают два вопроса: Иран и Косово. В отношении Косово российская позиция блокирует предоставление статуса независимости этой албанской провинции Сербии, это, конечно, неприятно, но не стоит списывать мнение русских со счетов. Теперь об Иране.

Предложения, сделанные русскими иранцам, с целью убедить их встать на более умеренную позицию, уже породили кризис в иранском правительстве, а изолировать Ахмадинежада совершенно необходимо. Возможно, вместо резких нападок и идеологизирования, характерных для периода 'холодной войны', стоит понять российское 'уравнение', (...) не зацикливаться на требованиях русских в отношении Косово, в конце концов этот вопрос можно полюбовно решить, зато нужно всячески поощрять русских продолжат делать то, что они делают в Иране, и они окажут неоценимую услугу международному сообществу. И, тогда, возможно, Путину не придется беспричинно играть мускулами, тем более, что всем хорошо известно, каким замечательным спортсменом является президент России.

_____________________________________

Насколько сильна Россия? ("The New York Times", США)

Сила России - не в ракетах и не в нефти ("The Sunday Times", Великобритания)

Запрещенные в России организации