Придя в ужас от зверств, что творили американские войска, вторгшиеся на Филиппины, и высокопарной риторики об освобождении народов и благородных побуждениях, обычно сопровождающей преступные действия государства, Марк Твен в отчаянии опустил руки - его самое мощное оружие, сатира, в данном случае оказалось бессильно.

Непосредственным виновником этого отчаяния стал небезызвестный американский генерал Фредерик Фанстон (Frederick Funston). 'Ни одному сатирику, вздумавшему писать о Фанстоне, не суждено достичь совершенства, - сетовал Твен, - ибо эту вершину уже занимает сам Фанстон. . . Он - живая сатира на самого себя'. Слова Твена часто приходят мне на ум, например, в последние недели, в связи с войной между Россией и Грузией в Южной Осетии. Джордж Буш, Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) и другие важные персоны торжественно вещают о святости принципов ООН, предупреждая, что Россия может быть изгнана из международных институтов, 'за действия в Грузии, несовместимые' с этими принципами.

Суверенитет и территориальная целостность всех государств должны неукоснительно соблюдаться, говорят они - естественно, понятие 'все государства' не включает страны, на которые вздумается напасть самим Соединенным Штатам: Ирак, Сербию, возможно Иран, и много, много других - этот список всем известен.

Наш 'младший партнер' тоже не остался в стороне. Британский министр иностранных дел Дэвид Милибэнд (David Miliband) обвинил Россию в применении 'дипломатических методов 19 века', - вторжении в суверенное государство - к которым никогда бы не прибегла современная Британия. Подобные действия 'просто не укладываются в рамки международных отношений в 21 веке', добавил Милибэнд, фактически повторяя слова нашего 'компетентного органа' о том, что вторжение в 'суверенное соседнее государство. . . в 21 веке неприемлемо'.

Стирание грани между сатирой и жизнью проявляется 'еще красноречивее', отметил Серж Халими (Serge Halimi) на страницах Le Monde Diplomatique, 'когда, чтобы защитить границы собственной страны, этот очаровательный американофил Михаил Саакашвили возвращает домой 2000 солдат, которых он послал завоевывать Ирак' - по численности грузинский воинский контингент уступал лишь силам двух англосаксонских 'государств-вояк'.

К хору протестов присоединились видные аналитики. Фарид Закария (Fareed Zakaria) приветствовал заявление Буша о неприемлемости действий Москвы сегодня, в отличие от 19 века, 'когда российская интервенция воспринималась бы как стандартный образ действий для любой великой державы'. Соответственно, продолжает он, нам необходимо разработать стратегию, чтобы привести поведение России 'в соответствие с нормами цивилизованного мира', где подобные интервенции немыслимы. Семеро участников 'группы восьми' выступили с заявлением, 'осуждающим акцию нашего коллеги по 'восьмерке'' - России, которая до сих пор не усвоила великий англосаксонский принцип: отказ от военных интервенций. Евросоюз провел чрезвычайный саммит, чтобы, в свою очередь, осудить преступление Москвы - первое такое совещание со времен вторжения в Ирак, когда, впрочем, никакого осуждения не последовало.

Россия обратилась с просьбой о созыве внеочередного заседания Совета Безопасности ООН, но согласие достигнуто не было, поскольку, по словам дипломатов, работающих в Совете, США, Британия и некоторые другие страны отвергли формулировку с призывом к обеим сторонам 'отказаться от применения силы'.

В связи с этой реакцией вспоминается оруэлловская фраза о националистах, 'равнодушных к действительности', которые 'не только не осуждают зверства, совершенные их собственной стороной, но и . . . обладают удивительной способностью - даже не слышать фактов, говорящих об этих зверствах'. Основные исторические факты при этом даже не вызывают споров. Южная Осетия и Абхазия (последняя обладает важными черноморскими портами) были переданы Сталиным в состав его родины - Грузии. (То есть по сути сегодня западные державы утверждают: решения, принятые Сталиным, должны соблюдаться неукоснительно). До распада СССР Абхазия и Южная Осетия имели статус автономий. В 1990 г. президент-ультранационалист Звиад Гамсахурдия упразднил автономные республики в составе Грузии и ввел войска в Южную Осетию. Результатом стала жестокая война, в ходе которой 1000 человек погибли, а десятки тысяч стали беженцами. Небольшой российский миротворческий контингент поддерживал хрупкое перемирие, нарушенное седьмого августа, когда грузинский президент Саакашвили отдал своим войскам приказ наступать. По словам 'многочисленных свидетелей', отмечает New York Times, грузинские военные немедленно начали 'массированный обстрел жилых кварталов Цхинвали, а также лагеря российских миротворцев в этом городе, из артиллерийских орудий и систем залпового огня'.

Реакция России была вполне предсказуема: ее войска выбили грузин из Южной Осетии, заняли часть территории самой Грузии, а затем отошли в зону, прилегающую к этой самопровозглашенной республике. Война унесла немало жизней, сопровождалась многочисленными зверствами. Как водится, пострадали в первую очередь ни в чем не повинные люди.

В основе кавказской трагедии лежат два основных фактора. Первый из них связан с контролем над нефте- и газопроводами, ведущими из Азербайджана на Запад. Именно Грузию Билл Клинтон выбрал в качестве маршрута транспортировки энергоносителей в обход России и Ирана; этой же цели служила и масштабная милитаризация этой страны. Потому-то, как подчеркивает Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), Грузия представляет для Америки такой 'стратегически важный актив'.

Стоит отметить: чем сомнительнее выглядят предлоги относительно 'явных угроз' и 'освобождения народов', чем труднее становится парировать требования иракцев о выводе оккупационных войск, тем откровеннее аналитики раскрывают подлинные мотивы США в ближневосточном регионе. Так, авторы редакционной статьи Washington Post пеняют Бараку Обаме (Barack Obama) за то, что он расценивает Афганистан как 'главный фронт' для США, и напоминают ему, что Ирак 'представляет собой геополитический центр Ближнего Востока, а его запасы нефти являются одними из крупнейших в мире', а 'стратегическое значение Афганистана по сравнению с Ираком второстепенно'. Такое вот, пусть запоздалое, признание реальных причин американского вторжения.

Вторая проблема, вызывающая разногласия на Кавказе, связана с расширением НАТО на восток. Накануне распада СССР Михаил Горбачев сделал уступку, ошеломляющую с точки зрения недавней истории и стратегических реалий: он согласился на вступление объединенной Германии во враждебный СССР Североатлантический военный альянс. Горбачев пошел на это, получив 'заверения, что НАТО не станет распространять свою юрисдикцию на восток 'даже на дюйм', как буквально выразился (госсекретарь) Джим Бейкер', пишет Джек Мэтлок (Jack Matlock) занимавший пост посла США в Москве в решающий период 1987-1991 гг.

Клинтон быстро отказался от этого обещания, отвергнув и усилия Горбачева по налаживанию партнерства и сотрудничества между Россией и Западом после окончания 'холодной войны'. Кроме того, НАТО отвергла предложение Москвы о создании безъядерной зоны от Арктики до Черного моря, поскольку это, как отмечает Майкл Макгуайр (Michael McGwire) - аналитик, в прошлом участвовавший в разработке стратегических планов блока - 'мешало планам по расширению альянса'.

Надежды Горбачева были принесены в жертву американскому 'триумфализму'. Агрессивная позиция и акции Буша означали дальнейшую эскалацию курса, проводившегося при Клинтоне. Мэтлок отмечает: Россия возможно согласилась бы с присоединением бывших советских сателлитов к НАТО, если бы Соединенные Штаты 'не бомбили Сербию и не продолжали расширение блока. Однако в конечном счете окончательным переходом запретной черты стали планы по размещению ракет ПРО в Польше и попытки привести в НАТО Грузию и Украину. А настойчивое давление в пользу признания независимости Косово было последней каплей. Путин понял, что уступки США не влекут за собой ответных действий, но используются для закрепления американской гегемонии на планете. И как только у него появились возможности для сопротивления, он начал действовать' - в Грузии.

Сегодня много говорят о том, что 'жестокая' акция России против Грузии провоцирует новую 'холодную войну'. Ввод группировки ВМС США в Черное море - вряд ли Вашингтон потерпел бы аналогичные действия России в Мексиканском заливе - и другие признаки конфронтации не могут не тревожить. Попытки присоединить к НАТО Украину - этот вопрос сейчас рассматривается - крайне опасны. А недавние визиты вице-президента Чейни в Тбилиси и Киев нельзя расценить иначе, как безответственную провокацию.

Тем не менее, начало новой 'холодной войны' представляется маловероятным. Чтобы понять, что нас ждет в дальнейшем, надо прояснить вопрос о характере прежней 'холодной войны'. Если оставить за скобками эмоциональную риторику, на практике 'холодная война' представляла собой молчаливую договоренность о том, что каждый из ее участников мог по сути беспрепятственно прибегать к насилию и подрывной деятельности в собственной 'вотчине': для СССР это были соседние страны Восточной Европы, для мировой сверхдержавы - большую часть планеты. Человечество не заслужило повторения этой ситуации - которую к тому же оно, возможно, не переживает. Разумная альтернатива - концепция Горбачева, отвергнутая Клинтоном и подорванная Бушем. Полезные рекомендации в этом духе недавно сформулировал на страницах ливанской газеты бывший министр иностранных дел Израиля, историк Шломо Бен-Ами (Shlomo ben-Ami):

'России следует стремиться к подлинному стратегическому партнерству с США, а последние должны понять, что Россия, когда ее игнорируют и презирают, способна превратиться в серьезного 'возмутителя спокойствия' на мировой арене. России, игнорируемой и унижаемой Америкой со времен окончания 'холодной войны', необходима интеграция в новую международную систему, уважающую ее интересы в качестве возрожденной великой державы, а не антизападная стратегия конфронтации'.

Ноам Чомски - почетный профессор лингвистики и философии Массачусетского технологического института (Massachusetts Institute of Technology)

* * *

* Речь идет об одном из наиболее известных 'бушизмов'. 18 апреля 2006 г. на вопрос журналистов, почему Дональд Рамсфелд, несмотря на неудачи в Ираке, до сих пор не уволен с поста министра обороны, Джордж Буш ответил: 'Я - компетентный орган, и мне решать, что лучше. А лучше - это чтобы Дон Рамсфелд оставался как министр обороны' ('I'm the decider, and I decide what is best. And what's best is for Don Rumsfeld to remain as the Secretary of Defense'). (Вернуться к тексту статьи)

* * * * * * *

Опрос киберпартизан: "Решающий фактор в информационной войне" (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

Не много ли на 'Эхе' Шендеровичей? (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

Валерия Новодворская: У меня вопросы к тем, кто одной со мной крови (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

Я тебя убью. Но не сегодня (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

Анатомия московской лжи ("Флот Украiни", Украина)

Из Тацита: "Саак Свирепый, Царь Колхов" ("Народна правда", Украина)

__________________________________

Следующей целью России может стать Украина ("The Wall Street Journal", США)

Как Америка может приструнить Россию ("The International Herald Tribune", США)

Проблема с Саакашвили ("The Washington Post", США)

Банда Путина теряет связь с реальностью ("The Boston Herald", США)

Российский 'имперский рецепт' ("Foreign Policy", США)

Десять главных мифов о России, ее лидере и ее силе ("Newsweek", США)

Кукловоды, стоящие за президентом Грузии Саакашвили ("Online Journal", США)