Рецензия на книгу Марка Мазовера [Mark Mazower] 'Гитлеровская империя: как нацисты управляли Европой' (Hitler's Empire: How the Nazis Ruled Europe)

Оценивая масштаб нацистских завоеваний вскоре после нападения на Советский Союз, гитлеровский министр экономики похвалялся: 'Никогда в мировой истории никому еще не приходилось управлять столь обширным хозяйством'. Действительно, в тот момент Германия владычествовала над большей частью Европы, а ее армии быстро продвигались вглубь России. Однако в книге 'Гитлеровская империя' историк из Колумбийского университета Марк Мазовер показывает, что нацисты были абсолютно не готовы воспользоваться собственными победами, и полностью провалили задачу управления своей империей.

Во многих исторических трудах внимание сосредоточивается на том, как дорого обошлись Германии ошибки Гитлера в военной сфере - особенно на Восточном фронте. Мазовер, однако, сами военные действия почти не затрагивает, анализируя прежде всего политический, расовый и экономический курс нацистских завоевателей. Многие аспекты этой проблематики уже освещались в историографии, однако Мазовер, дотошно собрав воедино огромный массив фактических данных, на их основе делает общие выводы относительно изъянов нацистского правления в целом. В результате книгу не назовешь легким чтением, однако именно эта фактическая база позволяет автору убедительно обосновать свою мысль; лучше всего ее подытожил один немецкий генерал еще в конце войны. Обращаясь к таким же, как и он, немецким военнопленным, Фердинанд Хейм (Ferdinand Heim) заметил: Германия была бы обречена на поражение, 'даже если в военной области не было бы допущено никаких ошибок'.

И вот в чем причина: нацистская идеология порождала у руководства Третьего рейха гротескно-фантастические представления о том, как должен осуществляться 'новый порядок', и эти представления изначально не могли долго, или даже какое-то время выдерживать испытание реальностью. Даже если мы оставим за скобками моральные соображения, истребление евреев было абсолютно нелогично в экономическом плане - ведь Германия отчаянно нуждалась в рабочих руках. Когда Виктор Брак (Victor Brack) - один из чиновников, отвечавших за 'окончательное решение' - предложил, что 2-3 миллиона евреев лучше не убивать, а стерилизовать и заставить работать, Гитлера эта идея нисколько не заинтересовала.

Планы германского фюрера в отношении других народов Восточной Европы были с экономической точки зрения еще более абсурдны, поскольку в данном случае речь шла не о национальных меньшинствах, а о большинстве населения. Согласно нацистской доктрине главная цель состояла в 'германизации' завоеванных земель на Востоке - т.е. уничтожении максимального количества славян, чтобы освободить территорию для местных 'фольксдойчей' или немецких переселенцев. Однако, после того, как в 1939 г. Германия и Советский Союз захватили Польшу, на доставшейся Берлину территории 90% жителей составляли поляки, а этнические немцы - только 6%. По мере расширения империи процент 'фольксдойчей' только уменьшался.

Мировой конфликт был в разгаре, а немецкие чиновники методично фотографировали и изучали польские семьи, проводя 'отбор' тех, в ком было больше всего 'здоровой немецкой крови', и дискриминируя остальных. Естественно, такие меры гарантированно провоцировали недовольство. Даже генерал-полковник Йоханнес фон Бласковиц (Johannes von Blaskowitz), один из командующих германскими войсками в Польше, отмечал: 'Идея о том, что польское население можно запугивать террором и тыкать носом в грязь, неизбежно окажется несостоятельной'.

Самими тяжелыми последствиями для немцев подобные просчеты обернулись в Советском Союзе. После сталинских репрессий и насильственной коллективизации в 1930-е гг. некоторые украинцы, литовцы и даже русские были готовы рассматривать любых завоевателей как своих избавителей. Однако беспощадная политика Гитлера, направленная не только против евреев, но и против советских военнопленных и гражданского населения, быстро избавила их от подобных заблуждений.

Все это - вещи достаточно известные. Однако Мазовер идет дальше: он демонстрирует, как могла бы выглядеть гипотетическая альтернатива. Автор рассказывает об относительно 'либеральном' оккупационном режиме в Одессе и на юге Украины [судя по всему, речь идет о территориях, оккупированных Румынией - прим. перев.]. Жители этого портового города, дав нужным чиновникам взятку, могли открывать собственное дело, и посещавшие Одессу немцы поражались тому, сколько там магазинов, ресторанов и кафе - при явном отсутствии дефицита продовольствия. 'Это лишь показывает, как могли бы обстоять дела на всей бывшей советской территории, - отмечает Мазовер, - если бы немцы позволили беспрепятственно функционировать рыночным отношениям и не пытались сломать сложившееся общественное устройство'.

Парадоксально, но факт: промышленно развитые страны Западной Европы, где правление немцев было далеко не таким драконовским, вносили больший вклад в снабжение германской военной машины, чем восточные территории. Намеренно моря голодом своих подданных на Востоке, немцы лишь усугубляли неэффективность, царившую в тамошнем аграрном секторе. Тем не менее именно Восток завораживал Гитлера: вся его концепция 'жизненного пространства' основывалась на том, что мифические немецкие поселенцы смогут сказочно обогатить Германию, эксплуатируя природные ресурсы этого региона. На деле в Германии просто не хватило бы людей, чтобы воплотить в жизнь эти фантазии.

Временами масштабное повествование Мазовера кажется несколько натянутым: он пытается охватить все темы - от происхождения нацизма и Холокоста до коллаборационизма и Движения сопротивления в каждом из оккупированных регионов Европы. Некоторые его обобщения неизбежно представляются спорными. Так, характеризуя нацистский 'новый порядок', Мазовер утверждает, что 'стремление объединить всех немцев в рамках единого германского государства' представляло для руководства Третьего рейха большую важность, чем антисемитизм или жажда завоеваний - на деле же эти инстинкты не противоречили друг другу.

Тем не менее 'Гитлеровкая империя' изобилует точными деталями и глубокими выводами, что делает ее по-настоящему захватывающей книгой. Мазовер, например, отмечает, что в 1943 г. 63% общемировой добычи нефти приходилось на Соединенные Штаты, и только 10% - на Советский Союз. Таким образом, и в этом расчеты Гитлера на те преимущества, что даст ему завоевание Востока, были ошибочны: даже если бы его армии захватили нефтяные месторождения Кавказа, это не решило бы проблему нехватки энергоносителей. Но, к счастью для противников Гитлера, 'раса господ' была полностью равнодушна к такой 'приземленной материи', как логика.

Эндрю Нагорски - директор программы по изучению государственной политики и старший научный сотрудник Института "Восток-Запад" (EastWest Institute). Его последняя книга называется 'Величайшая из всех битв: Сталин, Гитлер, и отчаянная борьба за Москву, изменившая ход Второй мировой войны' ("The Greatest Battle: Stalin, Hitler, and the Desperate Struggle for Moscow That Changed the Course of World War II")

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/. По правилам конкурса можно голосовать только 1 раз в 24 часа. Таким образом, в полуфинале Премии Рунета, который пройдет с 30.09.2008 по 30.10.2008, за любимый сайт с одного IP можно проголосовать 16, или 15, или 14. . . или ни разу. Кто сколько сможет. . . Но лучше отдать за ИноСМИ больше голосов, чем меньше. :-)))))))

____________________________________

Вторая мировая война - несправедливая и аморальная? ("The Washington Times", США)

Неужели Вторая мировая война была столь же бессмысленной и контрпродуктивной, как и иракская? ("Daily Mail", Великобритания)

Мрачный взгляд на вторую мировую войну ("Christian Science Monitor", США)

Война по-германски ("The Weekly Standard", США)

Апофеоз войны: Советская Россия во Второй мировой войне ("The Times", Великобритания)