Еще до того, как Франция по ротационному принципу заняла председательское кресло в ЕС, ее гиперактивный президент Никола Саркози предпринимал целенаправленные усилия для реализации своей концепции будущего Европы и всего мира. И его нынешняя роль в Брюсселе лишь придает ему новую энергию.

Как только разразился кредитный кризис, Саркози занялся координацией ответных мер стран ЕС, даже несмотря на то, что Берлин пытался охладить его пыл, с трудом справляясь с хаосом на собственном финансовом рынке. Инициатива Великобритании в плане рекапитализации банков и повышения ликвидности была в целом одобрена.

Впрочем, тем форумом, где целый ряд государств, включая Россию, Индию, Китай и страны ЕС, получили возможность реально закрепить свое присутствие 'за столом президиума' и договориться о новом подходе к макроэкономической политике в целях стимуляции роста, а также кардинального улучшения регулирования и надзора над банковским сектором и финансовыми рынками, стал вашингтонский саммит 'большой двадцатки'.

Как и ожидалось, коммюнике, принятое 'двадцаткой', содержало объемистый набор общих принципов, которые со временем следует наполнить конкретным содержанием и подкрепить практическими шагами. Поэтому Саркози без промедления заявил о необходимости провести еще один саммит не позднее февраля 2009 г., когда Барак Обама (Barack Obama) вступит в должность президента США, чтобы проконтролировать реализацию выработанных в Вашингтоне рекомендаций.

Позиции России и ЕС в вопросах преодоления мирового экономического кризиса весьма близки. Поэтому российский президент без промедления и полностью поддержал Саркози. Впрочем, всеобщее внимание было приковано не к России, а к Китаю, объявившему о готовности активизировать собственную роль в поддержке институтов вроде МВФ. Лидеры Китая опередили остальных с заявлением о финансовых стимулах, которое, вполне возможно, способствовали скорейшей договоренности между странами 'двадцатки'.

Теперь перейдем к саммиту Россия-ЕС в Ницце, состоявшемуся через неделю после заявления Пекина. Для начала Саркози пожурил Медведева за бестактное заявление, сделанное сразу после избрания Обамы, о развертывании ракет в Калининградской области в ответ на американский план по размещению ракет в Польше и Чешской Республике. При этом он заявил, что предлагаемые ракеты никак не укрепят безопасность Европы.

Во-вторых, Саркози в открытую призвал переосмыслить вопрос об американской системе ПРО в Европе и озвучил план по разработке новой панъевропейской системы безопасности в будущем году - судя по всему, он имел в виду организацию, которая стала бы соперницей НАТО. Подобный 'дипломатический экспромт' вызвал немалое удивление: все это выглядело так, будто он пытается навязать следующему президенту США определенную политическую позицию. Пока Обама лишь заявляет о намерении заново изучить вопрос о приоритетах США в сфере безопасности, в том числе и планы администрации Буша по размещению ракет-перехватчиков в Европе.

В ходе дискуссий в Ницце точка зрения Саркози победила. Медведев сделал шаг назад, заявив, что все участники спора должны воздерживаться от 'односторонних шагов', пока не будет согласована новая структура безопасности. Итак, первый раунд - за Саркози.

Зачем нужны ракеты в Европе? Ясно, что Россия способна преодолеть любую оборонительную систему Запада на Континенте. Борьба идет за региональную гегемонию и восстановление контроля России над Восточной Европой. Если Запад будет продолжать осуществление своих планов, у России появятся основания для перевооружения и развертывания соответствующих сил и средств. О новой 'холодной войне' речь не идет, не в последнюю очередь потому, что у России сегодня нет привлекательной новой идеологии. Тем не менее, нынешняя ситуация - это реальность, с которой Западу придется смириться.

С Саркози трудно не согласиться. В Европе не должно быть ни американских, ни российских ракетных комплексов. Впрочем, в создании еэсовских вооруженных сил необходимости тоже нет. Самое лучшее, что может сделать Запад - это взглянуть на НАТО под новым углом зрения и продумать способы ее укрепления. Это имело бы наибольший смысл.

Впрочем, у России и ЕС сохраняются разногласия по поводу событий в Грузии. Саркози твердо напомнил Москве, что она выполнила не все условия мирного соглашения, заключенного при его личном посредничестве - хотя сама российская сторона утверждает: она сделала все, что от нее требовалось. В этом вопросе на какое-то время сохранится тупиковая ситуация.

Говорят: если ветер попутный, он надувает все паруса. Но есть и другая пословица: пришла беда - отворяй ворота. Кредитный кризис не обошел Россию, гордо называвшую себя 'энергетической сверхдержавой' и соответственно строившую свою внешнюю политику. Теперь же России пришлось объединиться в ЕС, требуя 'мировой финансовой революции' для смягчения последствий кризиса, уже обанкротившего многие страны.

Поэтому за другими событиями не стоит упускать из внимания того факта, что финансовая мощь России ослабла, и это может подорвать влияние Владимира Путина - независимо от того, в каком кабинете он сидит, премьерском или президентском. Сегодня ситуация в российской экономике выглядит куда менее устойчивой, чем полгода назад. Резкое падение нефтяных цен, спровоцированное страхами перед мировой рецессией, свело на нет профицит бюджета, а попытки поддержать рубль унесли пятую часть российских валютных резервов. Многие россияне ошеломлены размахом нынешнего кризиса.

Резкое снижение нефтяных доходов Москвы впервые за несколько лет дает странам-импортерам нефти, особенно европейским, ощущение, что их позиции усилились. Российская военная операция в Грузии совпала по времени с пиковым значением нефтяных цен, но сегодня уверенность, с которой действовала тогда Москва, кажется лишь смутным воспоминанием. Впрочем, по прогнозам, российская экономика в конечном итоге должна успешно пережить финансовый 'шторм'.

В Германии, самой мощной в экономическом отношении стране Европы, началась рецессия. И ягодки еще впереди, предупреждает Берлин. Во многих европейских странах разразилась паника. Исландия - самый мрачный пример из этой серии. Что же касается Франции, но ей, судя по всему, пока удается 'держать оборону' от кредитного кризиса.

По всем признакам, Москва сейчас ориентируется скорее на Париж, а не на Берлин, как раньше. И, по крайней мере в краткосрочной перспективе, Франция, даже покинув пост председателя Евросоюза, будет оказывать определяющее влияние на развитие российско-еэсовских отношений.

М.Н. Геббар - публицист, работающий в Берлине

___________________________________________

Николя Московский ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Нормализация отношений с Россией ("Le Figaro", Франция)

О России с реализмом ("The Times", Великобритания)

'Европейский Союз - сообщник России' ("Spiegel", Германия)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Сталин о призвании русского народа (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Противостояние: на помощь Грузии идет НАТО (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Его "Брестская крепость" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Так называемый Голодомор" (Общественная палата читателей ИноСМИ)