Семьдесят лет назад - а если говорить точно, то в 4 часа 45 минут утра 1 сентября 1939 года, немецкий линкор "Шлезвиг-Гольштейн" начал обстрел польской военной базы возле Гданьска. Для немцев, поляков, британцев и французов, которые немедленно объявили войну Германии, это стало началом Второй мировой войны. Советский Союз, подписавший секретное соглашение с Германией, не стал объявлять войну, а сам начал готовиться к вторжению в Польшу и страны Балтии. Что он и сделал двумя неделями позднее, 17 сентября.

Ни один из этих основополагающих фактов не оспаривается. Прошла жизнь уже двух поколений после окончания войны. И тем не менее, все знаковые события той войны продолжают вспоминать, оспаривать и отмечать в каждую годовщину, которая оканчивается на 5 или 0. Помню, как мы шутили со знакомым 8 мая 1995 года, в день 50-й годовщины нацистской капитуляции, что теперь-то мы, наконец, подошли к концу всех годовщин. Но это было не так. Во вторник канцлер Германии и премьер-министры России, Польши, Франции, Британии и еще примерно 20 европейских государств встретятся возле Гданьска, чтобы запустить цикл 70-й годовщины, хотя всего лишь недавно закончились мероприятия в связи с 65-й годовщиной. Зачем это?

Ответ невозможно найти в личном жизненном опыте участвующих в этих мероприятиях государственных деятелей, поскольку ни один из них не жил в те времена. Он, скорее, заключается в том, как память о войне стала центральным моментом в национальной памяти, а следовательно, и в современной политике тех многочисленных стран, которые участвовали во Второй мировой войне.

Безусловно, в современной Германии все связано с войной, от преданности Евросоюзу и пацифизма до архитектуры ее столицы. Чувство вины за ту войну встроено в ее политическую систему. И когда у некоторых немцев возникает желание от нее отказаться, это чувство вины вызывает новую полемику. Так, новая волна интереса к судьбе немцев, бежавших из Центральной Европы после войны либо изгнанных оттуда, а также популярность книг о бомбежках немецких городов войсками союзников беспокоит многих в этом регионе. Этим и объясняется присутствие Меркель в Гданьске (а она первой подтвердила, что приедет). Ни один немецкий канцлер не хочет, чтобы кто-то из соседей Германии сомневался в том, что страна эта по-прежнему очень сильно сожалеет о событиях 1939 года (хотя кое-кто относится к ним весьма безразлично). И никто не хочет, чтобы соседи Германии боялись сегодня немецкой агрессии.

Для поляков эта 70-я годовщина имеет другое значение. Впервые такая годовщина отмечается в польском государстве, которое является полноправным членом Евросоюза и НАТО. Британцы и французы будут там по той же самой причине: у Центральной Европы в целом, и у Польши в частности сегодня большое число голосов в европейских институтах. В общем и целом, к ним следует относиться более серьезно, чем прежде. Предположительно, высокопоставленные американские политики не будут присутствовать в Гданьске по той причине, что у них, в отличие от других, нет особых причин воспринимать центральных европейцев серьезно. И они не стесняются этот факт демонстрировать. Союзники предпочитают вспоминать отдельные фрагменты той войны - День Победы, например, поскольку это вносит вклад в дело памяти о триумфе демократии в 1945 году. Но они стараются забыть, что суть и смысл той войны - а это независимость Польши и свобода Центральной Европы - получили свою реализацию лишь в 1989 году.

У российского премьер-министра Владимира Путина, видимо, совершенно иные причины для участия в этих памятных событиях. В конце прошлой недели российское государственное телевидение показало длинный документальный фильм, в котором, по сути дела, утверждается, что Сталин был прав, приказав в 1939 году вторгнуться в Польшу и прибалтийские страны, а также заключив тайную сделку с Гитлером - на том основании, что и у самой Польши существовал в то время "секретный альянс" с нацистами. Видимо, сам Путин не будет отстаивать эту поразительную и антиисторическую посылку - судя по той статье, которую он написал для польских СМИ. Хотя он вполне способен "увязать" пакт между Гитлером и Сталиным с другими дипломатическими решениями. В последнее время и другие россияне положительно отзываются о событиях 1939 года, действуя в рамках хорошо скоординированных попыток оправдать пакт Гитлера-Сталина. (Речь идет о тех россиянах, у которых вообще есть мнение на сей счет. Согласно данным проведенного недавно опроса, большинство россиян вообще не знает, что в том году Советский Союз на кого-то нападал.)

Но с точки зрения российской правящей элиты, такие интерпретации имеют смысл. Восхваляя сталинскую агрессию 70-летней давности против соседей Советского Союза, они помогают оправдывать российскую агрессию против своих соседей сегодня, по крайней мере, в глазах российского общества. Конечно же, это вызывает беспокойство у центральноевропейских соседей России. А Меркель хочет добиться прямо противоположного эффекта. Таким образом, одно и то же событие может иметь несколько значений. Таким образом, немцы и русские выражают радикально отличающиеся друг от друга взгляды на свое место в Европе. Таким образом, круглые даты годовщин обязательно будут отмечаться снова и снова, каждые пять лет.

________________________________________________________

"Война? Сталин ни при чем!" - сказал Медведев ("The Guardian", Великобритания)

Бегство, изгнание, примирение ("Radio Free Europe / Radio Liberty", США)

Обсудить публикацию на форуме