Когда Совет Безопасности ООН в составе пятнадцати стран проголосовал десятью голосами «за» при отсутствии голосов «против» в марте за установление бесполетной зоны над Ливией, блок развивающихся стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), а также Германия воздержались.

Месяц спустя возглавляемая Западом коалиция тех, кто поддержал резолюцию, изо всех сил пытается оправдать свое решение, и при этом далека от согласия по вопросу о том, как положить конец кризису. В такой же степени, хотя решение блока БРИК воздержаться не способствовало разрешению кризиса, оно тем не менее стало сильным заявлением, которое может способствовать консолидации экономического блока по политической повестке дня и предложить внушительную альтернативу в глобальной политике.

Обращая внимание на Ливию, третий саммит БРИК, который завершился на прошлой неделе в Китае, призвал к большей роли и к расширению Совета Безопасности ООН. Требуя, чтобы система была более репрезентативной и более эффективной, президент Бразилии Дилма Руссефф (Dilma Rousseff) заявила: «Это просто невозможно.., чтобы мы оставались по-прежнему связаны институциональными механизмами, созданными еще в послевоенный период». На данный момент только Китай и Россия из числа стран БРИК являются постоянным членами Совета Безопасности. Однако так совпало, что Бразилия и Индия стали на два года непостоянными членами Совбеза, что объясняет последнюю картину голосования и их консолидированный голос в ООН. В условиях, когда ливийский кризис продолжает дольше первоначальных ожиданий, Соединенные Штаты, Великобритания и Франция рассматривают возможность пойти дальше пределов, установленных резолюцией 1973, которая уполномочивает Запад лишь на действия для защиты мирных граждан. Теперь Запад упирает на то, что надо усиливать военные действия и добиваться смены режима, совсем не те идеи, которые страны БРИК склонны помогать реализовывать.

Аббревиатура БРИК стала частью экономического лексикона на рубеже XXI века как часть прогноза, который гласил, что блок обойдет ведущие экономики мира к 2050 году, таким образом закладывая основы для нового мирового порядка. А вот чего отчет Goldman Sachs не прогнозировал, так это неожиданного глобального экономического замедления, которое будет способствовать тому, что БРИК догонит лидеров и нивелирует разрыв значительно быстрее, чем это изначально предполагалось, и что самое важное, что БРИК также может стать внушительным и основательным политическим блоком.

Вслед за экономическим кризисом, первоначальный прогноз был пересмотрен в 2009 году, после чего эксперты стали исходить из того, что БРИК может обойти «большую семерку» уже к 2030 году - на два десятилетия быстрее, чем изначально предполагалось. При том, что четыре страны обеспечили треть мирового экономического роста с 2000 года, этот факт, как и голосование в ООН по Ливии, может быть свидетельством вероятности использования БРИК как жизнеспособного политического инструмента в медленно уменьшающемся однополярном и уверенно формирующемся многополярном мире.

Глобальный экономический кризис и реформирование международных финансовых институтов являются одним из главных тем обсуждения на встречах БРИК, при этом лидеры блока также уделяют много внимания вопросам, связанным с продуктами питания, энергетикой и климатическими изменениями, которые приняли политическую окраску. Все это практически не оставляет сомнений в том, что страны БРИК пытаются наработать политический капитал на своих устойчивых и динамичных экономических показателях.

На самом деле, один из первых шагов, бросающих вызов доминированию США в глобальной политике был сделан в Екатеринбурге (Россия). В завершение первого и «исторического» саммита стран БРИК в 2009 году декларация лидеров этих стран призвала к «многополярному миропорядку», который стал бы «дипломатическим кодексом, который обеспечит конец позиции Соединенных Штатов как единственной глобальной сверхдержавы».

Российский президент Дмитрий Медведев затем пошел еще дальше, заявив, что страны БРИК хотят «создать условия для более справедливого мирового порядка».

На фоне уменьшающегося влияния Движения неприсоединения и других подобных альтернативных международных форумов, для одинаково мыслящих стран важно создать и развить жизнеспособную замену, которая будет способствовать диверсификации международной политики, сделает ее более демократичной, таким образом также отражая переключение глобального экономического баланса сил. Трансформация «большой восьмерки» в более реалистичную и более представительную «большую двадцатку» - включая Саудовскую Аравию из региона Персидского залива - это шаг, который можно приветствовать. Также отрадно заметить, что Турция, Южная Африка, Мексика и страны, связанные с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС) также проявили интерес к развитию альтернативных глобальных форумов.

Геополитические преимущества стран БРИК усиливают их растущие глобальные экономические рычаги, позволяя накапливать все больше сил для того, чтобы бросать вызов действующему миропорядку; и экономически отсталым странам, развивающимся странам и, что наиболее важно, развитым странам, возможно, пора начать понимать и четко усваивать тот факт, что «старый порядок уступает место новому».

Доктор Н Джанардхан (Dr N. Janardhan) - политический аналитик из ОАЭ