Немецкий считается сложным для изучения языком – а с недавних пор причислен еще и к наиболее странным инструментам, при помощи которых общается человечество. Специалисты американского агентства Idibon – одной из ведущих мировых компаний, занятых лингвистическим анализом и распознаванием речи, – составили собственный хит-парад наиболее «странных» языков мира. Лингвисты проанализировали 239 из примерно семи тысяч известных языков, сократив их свойства до 21 показателя, чтобы получить возможности для сравнения. Анализ проводился на основании таких характерных признаков человеческой речи, как способы построения утвердительных и отрицательных предложений, использование вспомогательных частей речи или падение ударения: те языки, у которых оказалось меньше совпадений с собратьями, и были названы «странными». Единственным из широко распространенных европейских языков в первую десятку списка лингвистических странностей был зачислен немецкий. 

Самым странным языком планеты американцы считают мексиканский диалект «чалькатонго-микстек» (иное название – «ататлачука-сан-мигель»), на котором разговаривают всего около шести тысяч человек, населяющих регион Оахака в южной части Мексики. Свою странность «чалькатонго-микстек» заслужил в первую очередь тем, что утвердительное и вопросительное предложения в нем ничем – даже интонацией – не отличаются друг от друга. Вторым в списке оказался ненецкий, которым владеют около 22 тысяч жителей обширной российской территории от Кольского полуострова до Енисея. Третьим по странности языком назван чоктавский – на нем говорят примерно 10 тысяч индейцев, живущих в американских штатах Оклахома, Миссисипи, Луизиана и Теннеси. Также в первой десятке списка самых странных языков планеты значатся кумеяай, еще известный как дигуэно – на нем говорят коренные жители Калифорнии, эфиопский оромо, кутенай – мертвый язык индейцев канадской провинции Британская Колумбия, танзанийский иракв, киконго, на котором говорят около полумиллиона человек в Центральной Африке, армянский. И наконец, немецкий, о «странностях» которого способен сложить грустный рассказ не один читатель, исправно постигающий премудрости конструирования сложносочиненных предложений и поиска отделяемых приставок. Уэльсский и гавайский языки, в которых предложения обычно начинаются с глагола, также заняли достойные места в верхней части списка странных языков. Голландский, норвежский, чешский и испанский оказались среди первых 25 позиций, английский числится в нем 33-м. 

Русский язык не попал в центр внимания американских лингвистов, что вызывает недоумение тех, кто им занимается профессионально или пытался когда-либо выучить: с «коэффициентом странности», равным 0,40, агентство Ibidon отводит ему место в середине своей таблицы (коэффициент немецкого – 0,85, а чем ближе значение к единице – тем богаче язык нерегулярностями, приводящими к лингвистическим странностям). Русский при этом, обрати на него американцы более пристальное внимание, вполне мог бы побороться с немецким за место в горячей десятке: в конце концов, в языке, который является родным для более чем 161 миллиона человек, можно строить осмысленные предложения, опуская личные местоимения, порядок слов в предложении может быть практически любой, двойное отрицание не означает утверждения, а вопрос может отличаться только интонацией, что вообще приближает русский к победителю «чалькатонго-микстек». 

Чем меньше в языке нерегулярных особенностей, отличающих его от других языков, тем менее «странным» он оказался с точки зрения американских лингвистов. Наиболее частые совпадения с другими языками специалисты нашли в венгерском (он занял 235 место в списке странностей), в чаморро – астронезийском наречии, которым владеют около 95 тысяч жителей Гуама и Северных Марианских островов, в практически мертвом языке айнов (на нем говорят лишь около тысячи представителей народности айнов, живущей на японском острове Хоккайдо) и в языке пурепеча: число его носителей – около 120 тысяч человек, проживающих в основном в мексиканском штате Мичоакан. Наконец, наименее странным языком мира лингвисты посчитали хинди, занявший 239 место списка Ibidon – распространенный преимущественно в северных и центральных регионах Индии, он является родным для 500 миллионов человек и вторым языком еще для 120−220 миллионов.