На саммите АТЭС председатель КНР Си Цзиньпин проявил себя лидером настоящей новой сверхдержавы и предпочел сидеть рядом с Путиным. Обаме досталась лишь роль статиста.

Однажды Си Цзиньпин уже деморализовал США, когда полтора года назад в свою первую зарубежную поездку после избрания главой КНР отправился не к Бараку Обаме в Вашингтон, а к Владимиру Путину в Москву. Тогда американцы предпочли «не заметить» этого.

Но не заметить того, что произошло сейчас, невозможно. В ходе саммита АТЭС в минувший вторник это видели 18 глав других государств и правительств. Все они имели возможность наблюдать, как общаются между собой лидеры трех крупнейших стран мира. Си Цзиньпин вновь ясно дал понять, на чьей он стороне: на групповой фотографии он стоит рядом с российским президентом. Отношения между Вашингтоном и Пекином всегда были сложными, но перед мировой общественностью китайские лидеры до сих пор демонстрировали уважение к мировой державе США, ведя себя по отношению к их представителям вежливо и скромно. Си Цзиньпин, однако, отказался от этой деликатной внешней политики и не упускает ни одной возможности проявить свое пренебрежение к Вашингтону — к вящему удовольствию Путина.

«Китай должен быть в центре»

Сигнал очевиден: Си Цзиньпин силен, как ни один другой китайский политик со времен великого реформатора Дэн Сяопина — после того, как он под прикрытием борьбы с коррупцией разделался со всеми своими внутриполитическими противниками. Теперь же 61-летний глава КНР решил, что пора продемонстрировать свое могущество и на мировой арене. Причем он делает это настолько откровенно, что даже его далекий предшественник Дэн, наверное, не осмелился бы поступить так же. Пекин, очевидно, намеревается общаться с Вашингтоном, по меньшей мере, на равных.

В ходе своей первой встречи с Обамой в калифорнийском Саммервилле (Summerville) Си говорил о «новом типе отношений между двумя державами». Тогда он не уточнил, что именно имел в виду. Однако теперь это становится все более и более очевидно. «Китай должен быть в центре», — говорит Бонни Глейзер (Bonnie Glaser) из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (Centre of Strategic and International Studies) в интервью изданию Economist. Таким образом, любой другой стране мира в будущем придется считаться с интересами Китая.

Да и в личном плане Си Цзиньпин, похоже, не испытывает особого уважения к американскому президенту. Он считает Обаму слабаком, причем не только после сокрушительного поражения его партии на выборах в Конгресс на прошлой неделе. Китайские государственные СМИ обвиняют США в неспособности противостоять «Исламскому государству», а также язвительно комментируют отношение Запада к России в контексте украинского кризиса. К тому же США, по утверждению Пекина, дестабилизируют ситуацию в Азии, стараясь с помощью Японии, Филиппин и Вьетнама «сомкнуть тиски» вокруг Поднебесной — по крайней мере, так можно трактовать оценки китайских официальных СМИ.

Таким образом, нет ничего удивительного в том, что Си как хозяин саммита в гораздо большей степени проявлял заботу о других главах государств. После того, как по инициативе Пекина был основан Азиатский банк инвестиций в инфраструктуру (AIIB), Си пообещал своим южно- и центральноазиатским соседям значительную финансовую поддержку при строительстве портов, железных и автомобильных дорог. В распоряжение нового банка Пекин готов предоставить ни много ни мало 50 миллиардов долларов. На строительство так называемого «Нового шелкового пути», который свяжет не только азиатские страны, но и достигнет Европы, китайское правительство готово выделить еще 40 миллиардов долларов.

Си Цзиньпин готов осчастливить также и весь остальной мир. Так, он объявил, что Китай в следующие десять лет импортирует товаров на сумму в 10 триллионов долларов. Количество китайских туристов, по его словам, вырастет с нынешних неполных 100 миллионов до полумиллиарда в год. «Китай преисполнен решимости в процессе роста собственной силы творить добро для Азиатско-Тихоокеанского региона и для всего мира», — сказал Си Цзиньпин на встрече с ведущими представителями финансовых кругов.

Обаме же, по сути, нечего противопоставить этим финансовым обещаниям китайцев. Правда, накануне официальной части его визита американское посольство в Пекине пригласило представителей дружественных азиатских стран (в частности, глав государств Японии, Южной Кореи, Филиппин и Вьетнама) на переговоры о создании инициированного США Транс-Тихоокеанского партнерства — зоны свободной торговли, в которую не будет включен Китай. Однако Пекин практически тут же сообщил, что АТЭС также работает над созданием зоны свободной торговли, в которую войдут все страны региона. Япония и США до недавних пор противились этому проекту.

«В споре за создание регионального торгового порядка этот раунд остался за Си», — говорит Микко Хуотари (Miko Huotari), эксперт берлинского института Merics, занимающегося исследованиями Китая. Правда, американцам, по его словам, все же удалось подпортить эффект, на который рассчитывал Пекин, готовя соответствующее объявление. «Тем не менее, Китай проявляет себя в качестве созидательной силы, в то время как США скорее действуют как сила разрушительная». Китайские дипломатические круги едины во мнении, что «Обама, определенно, занимает оборонительную позицию».

В ходе саммита было особенно заметно, что Китай стремится к сближению именно с Россией. Отношения между этими двумя странами, правда, тоже никогда нельзя было назвать безоблачными, но китайское руководство умело пользуется ссорой американцев и европейцев с Путиным. На протяжении десяти с лишним лет Пекин стремился к проекту по строительству газопровода в Сибирь, но Москва была против. Однако в мае этого года, стороны, наконец, подписали соответствующее соглашение. А в минувшее воскресенье Путин и Си Цзиньпин подписали договор о строительстве и второго газопровода.

Путин в ходе своей встречи с ведущими представителями бизнес-кругов расхваливал Китай как «ключевого регионального партнера» России. По его словам, в свете конфликта с Западом Москва отводит Азиатско-Тихоокеанскому региону гораздо более важную роль, чем была до сих пор. За эти слова он удостоился оваций публики. А Обаме Пекин отводит роль статиста.