К счастью, под конец саммита двадцати ведущих экономических держав мира, который проходил в австралийском Брисбене, участники заговорили о ценностях. То есть о том, что делает Европейский Союз и Соединенные Штаты Америки столь привлекательными как для внутренней, так и для внешней аудитории.

В общем заявлении ЕС и США, Германия, Великобритания, Италия, Франция и Испания заверили друг друга в том, что они сделают все, чтобы реализовать запланированное соглашение о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве между США и ЕС (Transatlantic Trade and Investment Partnership — TTIP). Не только потому, что многие говорят об экономических преимуществах этого соглашения. Но еще и потому, что с ним связаны большие шансы на укрепление и распространение общей уверенности в приоритете открытого и свободного общества.

Владимира Путина такое развитие событий не устраивает. Поскольку данное заявление и скрывающийся за ним план направлены, в том числе, против него и его системы. Их воздействие, вероятно, сильнее, чем все попытки повлиять на курс российского президента в украинском конфликте. На саммите «большой двадцатки» в Австралии многие пытались повлиять на Владимир Путина, а разговоры с ним занимали многие часы. Это были канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) и председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claud Juncker), британцы и французы. Президент США Барак Обама (Barack Obama) назвал столкновения на востоке Украины «угрозой миру».

Кажется, предупреждения и санкции не произвели особого впечатления на мастера гибридной войны. «Мы руководствуемся интересами, как любое правительство», — сказал лаконично Путин в Австралии. Российский президент знает, что ему не грозит со стороны Запада реальная угроза, пока Запад — в первую очередь ЕС — не придерживается единой позиции. Будь то политика в отношении России или спасение евро, торговая политика или свобода передвижения, сфера энергетики, безопасности или внешней политики — нигде нет единодушия. С чувством удовлетворения и злорадства российский президент наблюдает за расколом в рядах европейцев, который питает его силы.

Украинский кризис — конфликт представлений о ценностях


Только объединенный Запад, который опирается на общие ценности, сумеет долгосрочно противостоять Владимиру Путину, поскольку за разногласиями по поводу Украины скрывается не только конфликт интересов, но и конфликт ценностей и норм.

Если бы Европейский Союз был только капиталистическим торговым предприятием, с которым Путин мог бы беспрепятственно вести бизнес по своей модели, у него не было бы сомнений. Напротив, в самом Союзе его бы приветствовали. Но ЕС является еще и сообществом ценностей, которое подразумевает демократию и разделение власти, прозрачность и свободу, права человека и социальные гарантии.

Путин этого боится, поэтому он с беспокойством смотрит на соглашение о свободной торговле между ЕС и Америкой. Единое пространство свободы и права угрожает его самоуправной манере управлять страной и экономикой. Этот ориентированный на ценности Запад, несмотря на все его недостатки, все еще является заклятым врагом кумовства и коррупции, олигархии и автократии. То есть такой системы, которая устраивает Путина и которой он руководит.