Валюты стран с развивающейся экономикой сохраняли большую стабильность на торгах в Азии в среду после того, как они достигли самой низкой отметки за последние 15 лет, и произошло это на фоне обвала на китайском фондовом рынке и воздействия на глобальную экономику свободного падения цен на сырьевые товары.

Такие экспортеры сырьевых товаров, как Бразилия, Россия и Колумбия испытали одну из самых серьезных распродаж активов в результате продолжения падения на этой неделе цен на такие товары, как нефть, медь и железная руда, тогда как цена на нефть марки Brent упала до самого низкого уровня с февраля этого года.

Ожидается усиление турбулентности в том случае, если Федеральный резерв США решит, наконец, повысить процентные ставки, подняв их с нынешней почти нулевой отметки, и этот шаг, возможно, будет иметь охлаждающий эффект на развивающиеся рынки.

Джеймс Лорд (James Lord), стратег по развивающимся рынкам Morgan Stanley, сказал, что Федрезерв представляет собой «постоянный риск».

«Любое изменение в ожиданиях относительно первого повышения процентной ставки в Соединенных Штатах, которое может быть вызвано убедительными данными относительно американской экономики, может усилить существующую волатильность», — подчеркнул он.

Ближе к закрытию азиатских торгов в среду таиландский бат понизился на 0,31% по отношению к доллару, южнокорейский вон поднялся на 0,53%, тогда как малазийский ринггит и индонезийская рупия остались на прежних уровнях.

Валютные рынки выступают в качестве предвестника настроений инвесторов, и поэтому их падение повышает вероятность более значительных распродаж на фондовых, а также на долговых рынках. Фондовый индекс MSCI Emerging Markets stock index понизился на 10,9% в этом году, тогда как стоимость правительственных и корпоративных заимствований в развивающихся экономиках — в том числе в Бразилии, Турции и России — увеличилась.

«Следующий риск состоит в том, что сохраняющаяся волатильность на китайских финансовых рынках может вызвать дальнейшую реакцию на глобальных рынках капиталов, особенно в том случае, если оправдаются опасения относительно других имеющихся рисков», — отметил Альберто Галло (Alberto Gallo) из Королевского банка Шотландии (RBS).

Неспособность Китая стабилизировать свой внутренний фондовый рынок в последние дни после беспрецедентных по объему распродаж обеспокоила глобальных инвесторов.

Это подорвало веру во вторую по величине мировую экономику, что вызвало падение цен на сырьевые товары, а развивающиеся рынки оказались уязвимыми для повторных толчков.

Бразильский реал и колумбийское песо обвалились в этом году соответственно на 22% и на 17%, и в результате валютный индекс развивающихся стран JPMorgan Emerging Market Currency index, определяющий силу наиболее торгуемых валют развивающихся экономик по отношению к американскому доллару, оказался на самом низком уровне с момента своего создания в 1999 году.

Майкл Маррезе (Michael Marrese), глава стратегического отдела по развивающимся рынкам банка JPMorgan сказал, что в настоящее время действуют дополнительные факторы, в том числе глубокая рецессия в Бразилии и России, которые тянут вниз валюты этих стран. И инфекция затрагивает не только экспортеров сырьевых товаров. Турецкая лира в этом году обвалилась на 14% на фоне политических беспорядков в стране, потока беженцев из Сирии и вооруженного конфликта с ИГИЛ, а также с сепаратистами из Рабочей партии Курдистана (РПК).

«Существуют глубоко укоренившиеся проблемы в развивающихся экономиках, — подчеркивает Уильям Джексон (William Jackson) специалист по развивающимся рынкам консалтинговой компании Capital Economics. — Эти резкие падения могут отражать общее изменение отношения к ним».

Обесценивание валюты приветствуется в некоторых странах, поскольку оно делает их экспорт более конкурентоспособным, но оно повышает и стоимость экспорта, а также стоимость обслуживания долгов, номинированных в иностранной валюте, что создает угрозу для финансовой стабильности.

Проведенное консалтинговой компанией McKinsey исследование показывает, что долг стран с развивающейся экономикой с момента начала глобального финансового кризиса составил почти половину роста мирового долга, который в конце 2013 году достиг 49 триллионов долларов.