Могадишо. Для местной молодежи в сомалийском прибрежном городе Харардере (Haradhere), где в понедельник за освобожденный греческий танкер было заплачено девять миллионов долларов, привлекательность пиратства никогда еще не была столь высока.


10 декабря прошлого года военно-морские силы Европейского Союза, ведущие борьбу с сомалийскими бандитами, собрали свой руководящий состав для того, чтобы разрезать торт в честь завершения первого года своей миссии и провозгласить его «годом успеха».
Тем временем пираты разрезали свой собственный торт в Индийском океане и бросали вызов военным кораблям со своих быстроходных лодок, захватывая новые суда и получая рекордные суммы выкупа.


«Очень много ополченцев присоединяются к пиратам каждый день, и это является причиной увеличения количества нападений», - подчеркнул Абди Йаре (Abdi Yare) из города Харардере – пиратской столицы Сомали.


Спустя несколько дней после беседы с корреспондентом AFP, его товарищи по пиратскому цеху освободили крупнотоннажное судно Maran Centaurus – супертанкер размером с три футбольных поля, способный перевозить два миллиона баррелей сырой нефти, – в обмен на выкуп, по имеющимся данным,  в размере девяти миллионов долларов.


Сомалийские пираты продолжают удерживать по меньшей мере 11 судов  - среди трофеев британский танкер для перевозки химических продуктов, а также торговое судно с 2 300 корейскими автомобилями на борту, а также 270 моряков.


«По моему мнению, в настоящий момент около 100 наших пиратов, подстерегающих свою добычу, выходят в море каждый день», отметил Абди Йаре.
«Еще большое их количество внимательно следят за погодой, и число пиратов в море возрастет, как только ветер утихнет»,  добавил он.


Сомалийские пираты устраивали раньше разборки между собой, однако в настоящее время они, в общем и целом, менее агрессивны, нежели другие группы поделенного на кланы населения страны. Пираты продолжают оставаться также лучшей по организации военизированной группировкой.


Выкуп за самые ценные корабли может принести три миллиона долларов и больше. Даже небольшая доля, которую получают рядовые пираты после дележа добычи, является очень притягательным магнитом для сомалийской молодежи.


В этой стране с 1991 года нет реально действующей центральной власти, которая могла бы позаботиться о безопасности, и государство находится в состоянии перманентной гражданской войны, что почти лишает население возможности заниматься нормальным делом, и поэтому перспектива стать морским разбойником считается среди безработной молодежи редкой и хорошей возможностью.


«Молодые безработные мужчины слышат рассказы об огромных суммах денег, которые пираты могут получить, и других стимулов им не нужно», подчеркнул пожилой житель Харардере Мохамед Абдул (Mohamed Abdule).


В 2007 году пираты не имели проблем. Они были вооружены автоматами Калашникова и крюками, и им надо было всего лишь  отплыть на несколько миль от Пунтленда (Puntland) и захватить одно из 20 000 судов, проходящих каждый год через пролив в Аденский залив.


Угроза, нависшая над этим самым интенсивным  морским путем – и одним из самых важных – заставило государства, имеющие в своем распоряжении военно-морской флот,  оперативно направить в этот регион свои корабли, и теперь пираты вынуждены иметь дело с целой международной армадой кораблей 15 государств, стоимость которых оценивается во многие миллиарды долларов.


Находящиеся в регионе моряки отработали до деталей свои действия, и то же самое сделали пираты, которые готовы теперь на сотни миль удаляться от берега, а здесь в Индийском океане военно-морские силы  слишком рассредоточены для того, чтобы эффективно противодействовать пиратам.


«Никто за нами практически не охотится, экипажи наших лодок выходят в море и захватывают суда под носом у иностранных военных моряков, - похвастался Хасан Ганей (Hasan Ganey)  - еще один пират из Харардере. – Если мы замечаем военный корабль, то мы просто меняем курс, и они нас не преследуют».


Один новоиспеченный пират признается, что пиратство – дело нескучное. По его мнению, он получает удовольствие от духа товарищества, который трудно встретить где-то в другом месте.
«Там делаются большие дела. Вы выходите в море с друзьями, вы захватываете судно без единого выстрела и через несколько недель вы возвращаетесь домой с огромной суммой денег», рассказал 23-летний молодой человек, сказавший, что его зовут просто Гур (Gure).
«Мы будет заниматься пиратством, пока положение в стране не улучшится», заявил он корреспонденту AFP по телефону из Харардере.
Командующий военно-морскими силами находящегося в сложном положении временного федерального правительства Сомали признал, что количество пиратов стремительно растет.
«За несколько последних месяцев количество молодых людей, присоединившихся к пиратам, возросло, по моему мнению, на 50 процентов», подчеркнул Фарах Кваре (Farah Qare).


«Я надеюсь, что недавно созданные местные военно-морские силы смогут предложить решение этой проблемы в 2010 году, и тогда уже нам не надо будет ждать прихода иностранных военных кораблей для защиты наших территориальных вод», добавил Кваре.
Многие из пиратов – это временные морские разбойники, они соглашаются участвовать только в одной операции, а после этого возвращаются к нормальной гражданской жизни, и это усложняет задачу по подсчету количества пиратов в Сомали.


В районе Хобио-Харардере (Hobyo-Harardhere) – самом крупном в настоящий момент пиратском центре в Сомали, намного превосходящим другие гнезда морских разбойников , – в середине 2009 года насчитывалось , в соответствии с имеющимися данными, 500 пиратов, и их число, как считают сами пираты и официальные лица страны, с того момента, вероятнее всего,  увеличилось.
Пожилые жители Харардере говорят о том, что бывшая маленькая и сонная рыбацкая деревушка превращается настоящее время в современный Клондайк, который трещит по швам от пиратов-нуворишей, а также от новобранцев, надеющихся стать такими же, как они.


«Большинство из них понятия не имеют о мореплавании, многие из них не могут выходить в море, если есть волны, но как только погода улучшается сотни пиратов устремляются на свой промысел», отметил Мохамуд Адан Тьюк (Mohamoud Adan Tuke).
«По моему мнению, 2010 год будет самым плохим годом для тех, кто плавает в Индийском океане».