События в Египте и Тунисе ставят перед западными демократами важный вопрос: стоит ли им придерживаться дипломатической линии, в которой будет открыто отстаиваться их приверженность «общечеловеческим» ценностям? Другими словами, если свести все к знамени общественных свобод и прав человека, стоит ли им хранить его под спудом, слегка приподнять или гордо размахивать над головой? Сохранять ли осторожность или напористо действовать?

Речь идет не только о моральных устоях или приверженности своим убеждениям. Перед нами в полный рост встает проблема защиты наших интересов, как материальных, так и стратегических. За свое нежелание открыто указать на истинную природу тунисского режима (жестокую клептократию) Франции придется заплатить свою цену в Тунисе будущего. В свою очередь, поддержка Вашингтоном режима Хосни Мубурака создаст проблемы для США в новом Египте.

Американцы и европейцы не всегда стояли на таких позициях. Во времена президента Джимми Картера (1976-1980) защита прав человека в СССР и по всему миру стала одним из основных элементов западных дипломатий. Такой официальный перенос идей, выдвинутых изначально неправительственными организациями, такими как «Врачи без границ», привел в конце холодной войны к размышлениям о необходимости и праве вмешательства.

Во имя защиты прав человека лидеры не чурались испытывать на прочность даже священный принцип суверенитета государств: как на словах (открыто критикуя диктаторов по всему миру), так и на деле (бойкотируя их на самых различных уровнях).

Свое наиболее радикальное воплощение эта позиция (которую Le Monde нередко отстаивает на своих страницах) получила в высказываниях американских неоконсерваторов. Еще задолго до терактов 11 сентября 2001 года они бичевали потворство США саудовскому, египетскому и китайскому режимам.

Затем маятник качнулся в другую сторону. Это обратное движение приняло форму критики «правозащитничества». Ведь дипломатия таких стран как Франция или США не может определяться одной лишь целью защиты прав человека.

Внешняя политика государства, которое подчеркивает свое намерение защищать свои интересы и ценности хоть на другом конце земного шара, подразумевает взаимодействие со всеми, даже наиболее неблаговидными режимами. «Правозащитничество» очень быстро окрестили «западничеством»: речь шла об «этноцентристском» взгляде на мир, неизменной частью которое является чтение морали всем остальным.

И западная дипломатия по большей части решила свернуть знамя прав человека. Во имя реализма, экономических интересов, стратегической стабильности и культурного релятивизма, основанного на чувстве того, что «белый человек» совершил слишком много грехов в колониальную эру, чтобы поучать кого-либо в чем бы то ни было.

Однако маятник зашел слишком далеко. И люди на улицах Каира и Туниса преподали «реалистичной» дипломатической школе следующий урок: диктатора нужно называть диктатором, всегда и во весь голос.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.