Каким бы ни был исход ливийского восстания, оно в любом случае может оставить неизгладимый след на мировой экономике. Со вторника нефтяные цены взлетели вверх и могут подняться еще выше на фоне продолжающихся беспорядков, которые заставляют тысячи иностранных нефтяников покидать страну. Добыча нефти в Ливии, обычно составляющая 1,7 миллиона баррелей в день, упала со вторника больше чем наполовину, а экспорт энергоносителей из страны вообще сходит на нет. Еще хуже для мировых нефтяных рынков то, что никто не знает, когда в страну вернутся иностранные профессионалы, от присутствия которых зависит работа энергетической промышленности Ливии. «Пока никто не понимает, каким будет будущее Ливии, - объясняет аналитик лондонского Центра глобальных энергетических исследований Джулиан Ли (Julian Lee) – У многих компании в Ливии есть крайне прибыльные контракты, за которые они опасаются».

Хаотическая гражданская война, в результате которой изрядная часть востока страны попала в руки повстанцев, привела к тому, что под контролем каждой из сторон оказалась часть ливийских нефтяных и газовых объектов. На контролируемом Каддафи западе находятся большой экспортный терминал и расположенный под Триполи НПЗ, а также трубопровод Greenstream, по которому газ из сахарского месторождения Вафа поступает в порты на Средиземном море, откуда он поставляется в Италию, получающую из Ливии 25% своей нефти и 15% газа. Однако повстанцы контролируют ключевые экспортные терминалы Тобрука и Зуэтины, через которые идут нефть и газ с месторождений в глубине Сахары. Сейчас, по словам Ли, «нефтяные компании не понимают, с кем им иметь дело на неподконтрольных Каддафи территориям».

В четверг на лондонской бирже цена нефтяных фьючерсов почти достигла 120 долларов за баррель, в то время как в США индекс цен на нефть превысил 100 долларов. Это самый высокий уровень со времен глобального финансового спада, который произошел в сентябре 2008 года. Рост цен подхлестывают два опасения. Во-первых, мировые рынки боятся на некоторое время лишиться ливийских энергоносителей. Конечно, представители Саудовской Аравии пообещали европейским нефтяным компаниям, что королевство компенсирует недополученные из Ливии объемы дополнительными поставками нефти через Красное море. Они также уговорили страны Западной Африки перенаправить в Европу нефть, предназначенную для Азии, согласившись самостоятельно заместить поставки в Азию. Однако высококачественную малосернистую ливийскую нефть будет не так просто заменить высокосернистой саудовской нефтью, особенно в небогатой нефтеперерабатывающими заводами Европе. Скорее, можно было бы ожидать, что непосредственно необходимые для поддержания энергоснабжения объемы поступят из стратегических резервов США, Европы и Японии, которые держат на крайний случай в своих хранилищах 90-дневный запас нефти.

Второй беспокоящий нефтяные рынки фактор носит более широкий характер: многие аналитики сейчас считают, что Ближний Восток, на котором находятся самые крупные на планете запасы нефти, был полностью дестабилизирован революциями в Тунисе и в Египте и восстаниями в Ливии, Бахрейне и в Йемене. «Вопрос в том, кто будет следующим. Может быть, Алжир?» - говорит Амрита Сен (Amrita Sen), аналитик нефтяного рынка из лондонского офиса Barclays Capital. Специалисты по Северной Африке давно считают, что в Алжире, крупном поставщике нефти, граничащем с Тунисом и Ливией, может произойти революция, так как с тех пор, как военные в 1991 году отменили выборы, в этой стране держится автократический режим. Нефтяные компании, подписывающие с правительствами долгосрочные соглашения о разделе продукции и прибылей, потрясены воцарившейся в регионе неопределенностью. По словам Сен, они не понимают, с кем им иметь дело, и кто будет находиться у власти. Эта неопределенность подталкивает цены вверх, что, в свою очередь, замедляет восстановление мировой экономики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.