Последние события в Ливии вновь привлекли внимание к остающимся в Ливии запасам химических веществ, в первую очередь возникает озабоченность по поводу того, что Каддафи может использовать их против ливийских повстанцев или против других целей, даже западных гражданских лиц. Но есть также опасения того, что ливийское правительство может каким-то образом утратить контроль за некоторыми из этих веществ, будь то из-за продолжающегося хаоса внутри страны, или возможного падения режима. И в итоге эти вещества могут попасть в руки террористов. Лидеры коалиции, которая сейчас ведет действия в рамках мандата ООН по установлению бесполетной зоны в воздушном пространстве страны, должны проводить сильную декларируемую политику, направленную против злоупотребления этими веществами, даже когда они обдумывают вероятность возникновения неприятных непредвиденных обстоятельств при обеспечении безопасности или уничтожения этих материалов самостоятельно.

После осуществленного во главе с Соединенными Штатами вторжения в Ирак в марте 2003 Ливия согласилась уничтожить свое оружие массового поражения и свернуть программы по производству оного в обмен на нормализацию отношений с Вашингтоном и ряд других предполагаемых наград. Ливийское правительство в дальнейшем продемонстрировало сравнительный прогресс в деле прекращения своей программы по созданию ядерного оружия, осуществлению которой ранее оказал значительную помощь Абдул Кадыр Хан* и его сеть. Соединенные Штаты вывезли ливийские запасы гексафторида урана, центрифуги для обогащения урана, и другие материалы и технологии, необходимые для создания ядерного оружия, включая подробные чертежи для создания атомной бомбы. Ливия также отказалась от своих баллистических ракет дальнего радиуса действия.

Ливия также присоединилась к Конвенции о химическом оружии в 2004 году. По состоянию на тот момент она сообщила о наличии у себя 23 метрических тонн иприта в крупных контейнерах. Иприт, впервые примененный немецкими войсками в годы Первой мировой войны, является высокотоксичным соединением серы, от которого открытые участки кожи покрываются волдырями и ожогами, появляются внутренние и внешние кровотечения, потом слепота и наконец смерть. Ливия также сообщила в Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО), которая следит за исполнением Конвенции о химическом оружии, о наличии одного недействующего производства химического оружия и двух мест хранения его запасов, как и о 1 300 метрических тоннах химических веществ-прекурсоров, используемых для получения нужных веществ, и 3 563 пустых авиабомбах, которые были уничтожены бульдозерами в 2004 году. Большая часть того, что осталось от этих запасов, хранится под охраной в бывшем химическом комплексе Рабта, расположенном в городе к югу от Триполи.

Ряд факторов способствовал тому, что Ливия не полностью избавилась от своих запасов химоружия до 2007 года в соответствии с крайним сроком, установленным Конвенцией о химическом оружии. Ливийские власти первоначально намеревались уничтожить их при помощи США и Италии, но этих партнерств так и не случилось. Ливийские официальные лица также откладывали решение вопроса о предоставлении виз американским гражданам для мониторинга за процессом уничтожения. Более того, они заявили, что опасения экологического характера требуют от них действовать более медленными темпами, чем ожидалось, в плане уничтожения запасов.

Деятельность по уничтожению на самом деле началась-таки, и по состоянию на 31 октября 2010 года Ливия уничтожила порядка одной метрической тонны химических веществ, или 4% от своих наиболее опасных запасов химического оружия первой категории опасности. Сделав это, Ливия соблюла крайний срок первой фазы уничтожения, установленный Конференцией государств-участников Конвенции о химическом оружии. В начале ноября 2010 года операции по уничтожению были временно приостановлены, чтобы установить новое оборудование для уничтожения, но месяц спустя возобновились. В феврале процесс уничтожения снова встал, незадолго до начала мятежа в Ливии, после поломки системы обогрева на мобильном предприятии химической нейтрализации, что привело к вывозу инспекторов ОЗХО, которые наблюдали за операциями по уничтожению запасов химоружия.

Вдобавок к иприту, во второй половине апреля 2010 года Ливия начала уничтожение двух прекурсоров для создания химического оружия - химических веществ второй категории опасности, также хранившихся в контейнерах в Рабте, на объектах системы гидролиза и нейтрализации Рувага. Однако после нескольких циклов этой работы, во время которых было уничтожено 4,4 метрических тонны трихлорида фосфора, технические проблемы привели к приостановке этих операций. Конференция государств-участников Конвенции о химическом оружии согласилась продлить для Ливии и средний, и окончательный крайние сроки по уничтожению ее химического оружия. Теперь Ливия должна уничтожить все свое остающееся химическое оружие первой категории до 15 мая этого года.

Каддафи, как известно, был разгневан тем, что не получил соответствующих наград и компенсаций за уничтожение своего химического оружия. В частности, он хотел получить больше западной финансовой помощи, снятия большего числа санкций против его правительства и доступа к мирным атомным технологиям, ну и вдобавок большего личного внимания к себе со стороны западных лидеров. По данным депеш WikiLeaks, Каддафи угрожал возобновить программу производства оружия массового уничтожения после того, как ему отказали в праве посетить «граунд зеро» - место, где стояли взорванные террористами 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке башни-близнецы Всемирного торгового центра. Каддафи хотел не только посетить его, но и установить свой шатер неподалеку.

23 февраля, когда Ливию охватили массовые демонстрации, возникли опасения, что режим прибегнет к химическому оружию, чтобы остаться у власти. ОЗХО публично огласила свою оценку, согласно которой Ливия уничтожила по крайней мере половину из своих первоначальных запасов в размере 23 метрических тонн иприта. Значительная часть остававшихся запасов потеряла ряд своих свойств со временем. Более того, после того как Ливия уничтожила свои три с половиной тысячи авиабомб для помещения химических веществ, которые могли быть использованы для рассеивания иприта и других газов с самолетов, стране не хватает систем доставки и приведения в активное состояние этих химических веществ там, где надо. 11 марта, в ответ на запрос со стороны генерального директора ОЗХО Ахмета Узюмджю, ливийский представитель при организации Ахмед Хасан Ахмед Валид заявил, что его власти хранят все эти вещества в безопасности.

Тем не менее, безжалостная армия наемников Каддафи, которые не раз стреляли в невооруженных демонстрантов на улицах Триполи и в других местах, может попытаться использовать нестандартные виды вооружений и нестандартные средства доставки оных, чтобы воспользоваться остающимися примерно десятью тоннами иприта. И ливийским мятежникам, и их гражданским сторонникам недостает защитных костюмов и других способов обеспечения безопасности, а бойцам недостает опыта действий для защиты от химоружия. Сын Каддафи и предполагаемый наследник Саиф аль-Ислам объявил, что ливийское правительство использует все средства, которые потребуются, чтобы остаться у власти.

Некоторые аналитики также обеспокоены тем, что у Ливии могут быть и незадекларированные запасы химического оружия, как иприта, так и прекурсоров, и возможно даже еще более смертоносные нервно-паралитические газы. В 1970-х и 1980-х режим Каддафи предоставлял оружие для различных иностранных террористических движений, включая Временную Ирландскую республиканскую армию (ИРА), Организацию Абу Нидаля и другие военизированные группировки.

Некоторые запасы оружия в Ираке были разграблены во время вторжения в марте 2003 года, когда в стране образовался вакуум власти и безопасности после свержения Саддама Хусейна, а новая структура безопасности на месте саддамовской не была установлена. Аналогичный вакуум в Ливии может позволить экстремистам получить доступ к некоторыми видам химического оружия или связанным с ним материалам и технологиям.

Использование войск НАТО для захвата и перемещения тонн химических веществ в связи с этим будет сложным, а атаки с воздуха могут вызвать жертвы среди мирного населения и скорее способны рассеять, а не уничтожить химикаты, что только увеличит опасность. Вероятность наличия незадекларированных запасов особенно волнует, так как ни их местонахождение, ни количество неизвестны.

Коалиционные правительства, включая администрацию Обамы, должны подтвердить, что они будут считать Каддафи лично ответственным за любой использование или передачу кому-либо остающихся в Ливии запасов химического оружия. Использование химического оружия против невооруженных мирных граждан должно считаться потенциальным преступлением против человечности, а тем, кто отдает приказ о его использовании, должно быть отказано в праве править, как и жить в безопасном убежище. А приоритетом должно стать возвращение в Ливию сотрудников Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), причем как можно раньше, чтобы при помощи коалиционных сил они могли найти и уничтожить остающиеся химические вещества.

* Абдул Кадыр Хан - пакистанский ученый-ядерщик, основатель и руководитель пакистанской ядерной программы. В феврале 2004 года, после встречи с президентом Мушаррафом, Хан выступил по национальному телевидению и признал свою вину в продаже ядерных материалов и оборудования за рубеж. После этого ученый был помещен под домашний арест и полностью огражден от контактов с зарубежными дознавателями. В феврале 2009 Пакистанский Верховный суд снял с него домашний арест. США считают, что Хан по-прежнему представляет серьезную угрозу безопасности в области нераспространения ядерного оружия.

 

Ричард Вайц - старший научный сотрудник в Гудзоновском институте и старший редактор в World Politics Review. Его колонка Global Insights выходит в WPR каждый вторник.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.