Среда 30 марта ознаменовала почти две недели с момента начала ливийской стычки. Хотя главный новостной заголовок дня стал сюрпризом, другие были более ожидаемы, а некоторые подтвердили то, что агентство Stratfor говорило с самого начала интервенции. Самым значимым событием стало дезертирство давнего главы разведки Ливии, переквалифицировавшегося в министра иностранных дел. Продолжающееся отступление сил повстанцев на востоке подбросило дров в огонь постоянных споров в Вашингтоне, Париже и Лондоне о том, вооружать их или нет. Благодаря парочке анонимных утечек из американского и британского правительства стало известно, что агенты ЦРУ и британской САС уже много недель находятся в Ливии, в то время как неназванный европейский дипломат признал, что бесполетная зона была ничем иным, как дипломатической дымовой завесой, призванной получить одобрение арабских государств для военной операции, чьей настоящей целью является смена режима.

Министр иностранных дел Ливии Муса Куса решил дезертировать в Великобританию после «частного визита» в соседний Тунис, где он, как сообщается, встретился в своем гостиничном номере с четырьмя неопознанными французскими чиновниками. (Почему Куса, чьи руки в крови не меньше, чем у любого ливийского чиновника, бывшего у власти столь длинный срок, не был внесен в список ООН, запрещающий передвижение по миру, остается неясным.) Оттуда он отправился в Лондон, и вскоре за этим последовали новости о том, что Куса сложил с себя полномочия и дезертировал. Этот шаг может привести к тому, что и другие высокопоставленные члены режима последуют примеру Кусы, если почувствуют в его побеге зловещее предзнаменование. Для Запада Куса – лакомый кусочек, так как долгое время он был главой ливийской Службы внешней безопасности, и де факто главой ливийской разведки – в те дни, когда ливийское государство спонсировало терроризм. Куса перешел (или, как некоторые говорят, был разжалован) на должность министра иностранных дел в 2009 году, и он станет бесценным источником информации для иностранных разведслужб, которые уже выстраиваются в очередь в Лондоне для разговора с ним. Хотя в последние годы шептались, что Куса потерял доверие режима, он по-прежнему занимал очень высокопоставленную должность, и несомненно является кладезем информации о закулисной деятельности режима Муаммара Каддафи.

У Кусы будет информация о взрывах рейсов Pan Am 103 и UTA 772, ставших двумя самыми известными терактами, проведенными Ливией за годы правления Каддафи. Иронично, что Куса выбрал в качестве места назначения Соединенное Королевство, так что теперь он (по крайней мере, на время) будет проживать в той же стране, где расположен Локерби (над которым был взорван самолет Pan Am). Скорее всего, Куса и британское правительство заключили сделку, посредниками в которой выступили французы – и в рамках этой сделки он получил иммунитет от судебного преследования в обмен на разведданные о режиме Каддафи и молчание по поводу подробностей переговоров, приведших к освобождению организатора теракта Абделя Бассета Али аль-Меграхи. Данные, которые предоставит Куса, помогут западным правительствам лучше разобраться в том, где размещены тайные агенты Ливии за рубежом, что, в свой очередь, поможет им отпугнуть призрак возвращения ливийского государственного терроризма.

Его побег также станет дополнительным доводом для Каддафи в размышлениях о том, что изгнание – это по определению рискованный вариант. Британцы и французы активнее других выступают за начало расследования Международного уголовного суда против ливийского лидера, и их сотрудничество в переправке Кусы из Туниса в Великобританию дает им источник свидетельств против Каддафи, которые в один прекрасный день могут быть использованы в Гаагском суде. Куса может получить неприкосновенность, но Каддафи нет – на данном этапе это уже политически невозможно.

Подобное развитие событий, вероятно, лишь укрепит Каддафи в решимости вернуть контроль над территориями, потерянными с февраля, или же пойти на дно вместе с кораблем. И в самом деле, после того, как 28 марта мятежники практически дошли до родного города Каддафи Сирте, ливийская армия (как сообщается, с помощью наемников из Чада) отбросила врагов назад, до самого Рас Лануфа, ключевого нефтеэкспортного центра в заливе Сидра. Бомбардировки с воздуха не смогли остановить их наступление, и мятежники открыто признают, что не способны справиться с гораздо лучше организованными и вооруженными силами, воюющими на стороне режима.

Когда пошел второй день сообщений в международных СМИ о постоянных потерях мятежников, анонимный чиновник правительства США рассказал, что ЦРУ находится на территории Ливии уже несколько недель. Схожие утечки от британского правительственного ресурса подтвердили, что САС также находится в стране, помогая координировать цели для авиаударов, в течение того же времени. Эти новости вряд ли можно назвать откровением для агентства Stratfor, но очевидно, что утечки были предназначены для ушей общественности, чтобы дать людям ощущение того, что силы Запада неким образом контролируют ситуацию и устанавливают контакты с людьми, которые потенциально могут стать заменой Каддафи. Общественность почему-то не считает тайные операции «присутствием на земле», так как агентов не видно, про них лишь говорят. Таким образом они кажутся приемлемыми общественности, которая не готова смириться с настоящей отправкой боевых соединений. Утечка информации о том, что ЦРУ и САС уже давно действуют в Ливии, так же является формой психологического давления на Триполи, так как демонстрирует решимость тех, кто действительно старается сменить режим в Ливии.

Успешное свержение Каддафи сегодня является одной из основных политических обязанностей для лидеров Соединенных Штатов, Британии и Франции. В особенности для президента США Барака Обамы. Хотя он еще и близко не приблизился к собственному «моменту Ирака», на сегодняшний день Ливия является его самым смелым внешнеполитическим шагом. Если Каддафи по-прежнему будет находиться у власти, когда начнется президентская кампания 2012 года, Обаме придется отвечать на множество вопросов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.