Очередной шаг в сторону судебного процесса по военным преступлениям в Ливии будет сделан примерно через две недели, когда прокурор Луис Морено-Окампо (Luis Moreno-Ocampo) представит запрос на три ордера на арест на утверждение одной из двух палат предварительного производства Международного уголовного суда.

Ливийское дело рассматривается Первой палатой, в которую входят трое судей – из Бразилии, Италии и Ботсваны. В марте 2009 года они выдали ордер на арест президента Судана Омара аль-Башира (Omar al-Bashir), обвиняемого в преступлениях против человечности и в военных преступлениях. Изначально палата отвергла предъявленные прокурором обвинения в геноциде, однако это решение было отменено в порядке апелляции.

По мнению судебных обозревателей, в случае Каддафи судьи, скорее всего, поддержат ключевые обвинения, высказанные в докладе Морено-Окампо.

После этого встанет вопрос о том, какая организация должна будет проводить арест. Согласно принятому в 1998 году Римскому статуту, на котором основана деятельность Международного уголовного суда, в первую очередь это обязанность правительства той страны, о которой идет речь. В западных правительственных кругах еще сохраняется слабая надежда на то, что выданный МУС ордер на арест станет для тех из окружения Каддафи, кто еще колеблется, поводом и правовым предлогом, чтобы выступить против ливийского лидера.

Если этого не произойдет, Совету безопасности ООН придется решать, что делать. Ответственность может быть передана НАТО, но это потребует специальной резолюции, против принятия которой, возможно, будут возражать Россия и Китай. Они и так утверждают, что НАТО воспользовалась февральской резолюцией, санкционировавшей «все необходимые меры» для защиты мирного населения Ливии, чтобы вмешаться в войну на стороне повстанцев.

Дополнительно осложняет ситуацию то, что администрация Обамы также может выступить против такого решения, так как оно подразумевает отправку войск в Триполи, чего Вашингтон обещал не делать.

Совбез может также повторить требование суда, согласно которому ливийские лидеры должны сами сдаться правосудию. Отметим, что за два года, которые прошли с тех пор, как был выдан ордер на арест Башира, никто так и не отправился в Хартум, чтобы его арестовать.

Что касается вопроса о том, как это может повлиять на ливийский конфликт, мнения разделились, в том числе и в Вашингтоне. С одной стороны многие в администрации Обамы – особенно в Госдепартаменте – считают судебное преследование нескольких ключевых фигур режима эффективным способом ослабить позиции Каддафи. Они полагают, что это подтолкнет других высокопоставленных ливийцев сменить сторону, чтобы не попасть в поле зрения Морено-Окампо.

Представитель США при ООН Сьюзен Райс (Susan Rice) открыто заявила об этом Совету безопасности. «Призрак преследования МУС достаточно серьезен, чтобы еще раз показать окружению Каддафи, насколько опасно продолжать связывать с ним свою судьбу», - подчеркнула она.

Однако с другой стороны в администрации США слышен целый хор голосов, которые ставят под сомнение целесообразность процесса. Предъявление обвинений может осложнить попытки выбраться из ливийской трясины, так как те, кто может вести переговоры от лица режима, вряд ли захотят обсуждать уход от власти и отъезд за границу, если за рубежом им будет грозить арест.

Особенно сложная ситуация возникла вокруг Саифа аль-Ислама Каддафи (Saif al-Islam Gaddafi), учившегося в Лондонской школе экономики сына ливийского лидера. До февральского восстания его считали сторонником реформистов. Однако впоследствии он оказался причастен к наиболее жестоким из совершавшихся режимом актов насилия против мирного населения и попал в число тех, чью деятельность расследует МУС.

Тем не менее, именно Саифа рассматривают как вероятную ключевую фигуру в завершающих боевые действия переговорвх, которых добиваются США. Поэтому некоторые представители администрации Обамы опасаются, что возбуждение МУС дела против него может поставить под угрозу этот возможный выход.

Ливийцы перед судом?


Международный уголовный суд еще не сообщил, кого он будет судить за военные преступления, однако вот возможные кандидаты:

Муаммар Каддафи

«Братский лидер Ливийской революции». Утверждает, что не играет никакой официальной роли, однако, без всякого сомнения, именно на нем лежит, как выражаются юристы «ответственность командующего» за действия сил безопасности страны. Он публично называл повстанцев из Бенгази «крысами» и террористами «Аль-Каиды», а также отрицал убийство мирных жителей, несмотря многочисленные доказательства того, что оно имело место.

Абдулла Сенусси (Abdullah Senussi)

Шурин Каддафи, его правая рука, многолетний глава разведки и службы безопасности. Осужден заочно французским судом за причастность к взрыву французского самолета над Нигером, унесшему в 1989 году жизни 170 человек. Вероятно, был причастен также к планированию взрыва над Локерби. В феврале, в начале восстания, его видели в Бенгази.

Саиф аль-Ислам Каддафи

Второй сын лидера. До начала восстания считался реформистом. В дальнейшем поддержал своего отца и его режим и пообещал «сражаться до последней пули». Впрочем, его братьям - Муатасиму, советнику отца по национальной безопасности, и Хамису, командиру участвующего в боях элитного батальона, обвинения могут быть предъявлены с большей вероятностью.

Махмуд аль-Багдади (Mahmoud al-Baghdadi) (так в тексте, на самом деле, аль-Багдади аль-Махмуди, прим. перев.)

Секретарь Высшего народного комитета (аналог премьер-министра), председатель Ливийского инвестиционного управления, активы которого были заморожены США.

Мусса Кусса (Moussa Koussa)


До бегства в Британию в марте занимал пост министра иностранных дел. Вряд ли предстанет перед судом, учитывая роль, которую он играет, а также надежду на то, что его бегство заставит других ливийских функционеров последовать его примеру. США и Евросоюз не замораживали его активы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.