25 апреля премьер-министр Туниса Беджи Каидом Эс-Себси в ходе интервью выразил обеспокоенность по поводу положения в Ливии: «Каждый день имеет для нас критическое значение. Приток беженцев нарастает, и скоро мы просто не сможем разместить сотни тысяч приехавших людей. Перед нами дилемма. Мы не можем бросить людей умирать в пустыне. Мы – первые, кто расплачивается за неопределенность ситуации в Ливии. В то же время мы понимаем, что ветер свободы не признает границ». Другими словами, это означает следующее: вы в Европе жалуетесь на 26 000 тунисских иммигрантов, тогда как мы без драмы в СМИ принимаем в 20 раз больше беженцев, и все станет только хуже, если решение для ливийского кризиса так и не будет найдено.

Каддафи это уже понял. Его стратегия изменилась. И если раньше его войска прятались в городах, чтобы избежать авиаударов союзных сил, и превращали тем самым мирное население в заложников, то теперь его задача состоит в интернационализации конфликта: он решил начать наступление не на Египет или в той или иной степени поддерживающие его африканские страны, а на юг Туниса. Каддафи хочет добиться распространения конфликта на Тунис, с которого в свое время и начался цикл демократических преобразований.  

Он стремится расширить поле битвы. Реализация этой стратегии облегчается тем, что тунисская армия слаба и занята главным образом тем, что пытается защитить все, что осталось от республиканских институтов. В то же время сторонники прошлого режима по-прежнему вооружены, собирают силы и готовятся побороться за место в формирующейся новой системе. 

Слова Беджи Каида Эс-Себси необходимо принимать со всей серьезностью. Под предлогом преследования мятежников, которые борются за контроль над границей с Тунисом, Каддафи устраивает военную интервенцию на территории этой страны, тогда как поддерживающие повстанцев коалиционные силы отказываются предоставить им средства для победы. В основу расчета Каддафи лег анализ ситуации в Сирии, где режим Башара Асада убивает сотни мирных жителей при практически полном бездействии международного сообщества. 

Гуманитарное вмешательство в Ливии было плохо подготовлено и основано на концепции молниеносной войны при небольших затратах. Оно облегчило совесть международного сообщества, но было проведено в беспорядочной спешке, чтобы позволить некоторым политикам заставить всех забыть об их прошлой поддержке Бен Али и Каддафи. 

Франция как могла проталкивала силовое решение, а Великобритания присоединилась к нему по политиканским причинам. Все это говорит о непонимании политической системы этой страны. Как следствие, резолюция 1973 Совбеза ООН становится неэффективной. И указывает на необходимость разработки долгосрочной стратегии, как в военной, так и политической сфере.

Масштаб войны

Если мы хотим избежать высадки в стране сухопутных войск (не потому ли, что не доверяющее Западу общественное мнение арабских государств сразу же вспомнит об Ираке?), решение конфликта в Ливии должно быть политическим. А для этого придется принять во внимание соотношение сил, которое удалось установить Каддафи в военном плане. Если он победит, то остановит бунтарское демократическое движение арабских народов. По крайней мере, на какое-то время.

Ни у кого нет права вмешиваться извне в принятие решений тунисским народом, который провел революцию исторического значения. Тем не менее, в процессе определения границ новой резолюции он может потребовать вступления в силу статьи 53 Устава ООН, которая предоставляет ему возможность получить внешнюю помощь, не объявляя государство-агрессор «врагом». 

ООН должна хотя бы в качестве экстренной меры предложить защиту странам-соседям Ливии и тем самым заставить Каддафи задуматься о возможных военных последствиях его стратегии. Нам просто необходимо помочь Тунису защитить себя, если мы хотим избежать не только нависшей над страной гуманитарной катастрофы, но и ее превращения в новое поле боевых действий для Каддафи.

 

Сами Наир - политолог, в прошлом депутат Европейского парламента от «Гражданского движения» (Mouvement des citoyens).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.