Бывший президент Туниса Зин эль-Абидин Бен Али в настоящий момент ведет спокойную жизнь в Саудовской Аравии, куда он сбежал 14 января. С каждым прошедшим днем отказ передать его в руки правосудия его страны кажется все менее оправданным.

26 января новый тунисский режим объявил в международный розыск Бен Али, его супругу Лейлу Трабелси и нескольких его приближенных – все это представители «клана», который контролировал страну на протяжении многих лет.

Всего Тунис возбудил против бывшего главы государства 18 судебных разбирательств. Его сограждане с нетерпением ждут результатов. Всем им прекрасно известна ненасытность этого клана. Обнаруженные ими после падения режима факты не оставили никого равнодушным. В резиденции бывшего президента Сиди Бу Саид были найдены бронированные шкафы, до отказа набитые новенькими купюрами и драгоценностями. В его официальном рабочем кабинете следователи также обнаружили два килограмма гашиша и принадлежащие национальному достоянию археологические древности.      

Этот человек возглавлял «практически мафиозную» группу, как выразился посол США в Тунисе. Это был деспот, который, как и все его «коллеги», правил с помощью террора и подавлял свободу слова. Когда события начали принимать плохой оборот для его режима, он без колебаний использовал насилие. Его самого и его супругу обвиняют не только в «заговоре против внутренней безопасности государства», но и «провоцировании беспорядков, убийств и грабежей на территории Туниса».

Такой длинный список обвинений подтверждает, что Эр- Рияд должен переступить через так называемые законы гостеприимства и выслать из страны неудобного «гостя». Так он рискует своей жизнью не больше, чем это было в середине января. Новый режим вполне способен гарантировать его безопасность, точно также как он обеспечивает безопасность задержанных представителей клана Бен Али-Трабелси.

Саудовская Аравия заблуждается, если полагает, что может без ущерба для своего имиджа в арабском мире и за его пределами предоставлять убежище Бен Али, как это было с угандским диктатором Иди Амим Дада. Международное общественное мнение сегодня больше не собирается закрывать глаза на подобное отпущение грехов, которое предназначено в лучшем случае для того, чтобы обеспечить переход к демократии: иранский шах в Египте, президент Гаити Дювалье во Франции, эфиопский лидер Менгисту в Зимбабве… Сейчас мир требует справедливости: у международного правосудия появились необходимые для этого инструменты и инстанции.   
Но способны ли тунисские органы правосудия, которые служили власти, а затем вдохновились царящими на улицах настроениями, обеспечить по-настоящему справедливый процесс для Бен Али и его приспешников? Этот вопрос встает в Тунисе точно так же, как встал в свое время во Франции после падения режима Виши. Да, риски существуют, но новое правительство должно приложить все усилия, чтобы избежать их и прописать в готовящейся Конституции положения о независимости судов. Лишь при этом условии Бен Али нужно экстрадировать и судить.