Политик выбирает не между плохим и хорошим, а между плохим и худшим, говорил Макиавелли.

 

Видя, что ее ливийский союзник ослаблен до последней крайности и практически не имеет шансов на выживание, Россия сделала выбор в полном согласии с заповедями Макиавелли. Несмотря на прошлую яростную критику авиаударов НАТО по ливийским войскам и объектам, которые Владимир Путин в припадке гнева сравнил с крестовыми походами, Москва все же решила сменить позиции. Теперь она требует ухода ливийского диктатора и даже предлагает себя в роли посредника для «процесса перехода власти, который отвечал бы желанию ливийского народа». Но с чем связан этот поворот на 180 градусов? С саммитом в Довиле или чем-то иным?

Действительно, на саммите «восьмерки» во Франции США и Великобритания не раз призывали Медведева перейти в их лагерь и использовать свое знаменитое влияние на полковника, чтобы его «успокоить» и мягко подтолкнуть по направлению к двери. Тем не менее, Кремль никогда не проявлял особого желания следовать указаниям Запада, и в этой связи назвать «российский вираж» победой на счету Запада не решился бы ни один достойный своей профессии эксперт по России. Тем более, что ливийский случай выглядит особенно сложным. Ведь речь идет о режиме, который (хоть и вынужденно) закрепился в российской памяти как неизменный союзник.  

В течение всех долгих лет холодной войны Каддафи ни разу не отступил от своей пророссийской клятвы, и эта руссомания принесла ему с 2004 года (и улучшения отношений с западными правительствами) десятки контрактов на сумму в сотни тысяч долларов. С точки зрения вооружений, Москва также оказала серьезное подспорье своему пустынному союзнику, причем даже не один раз: в 2008 и 2010 году, это не считая активного присутствия российских компаний на ливийском нефтегазовом рынке и в железнодорожном секторе. Так что же происходит сегодня, раз Москва решает бросить Триполи в такой тяжелый момент?   

Ответ можно получить, лишь постигнув мотивы кремлевской дипломатии, которая состоит из поворотов, последовательных отказов, чудовищных противоречий – то есть, всего того, что характерно для дипломатии недодержавы и недоимперии. Хотя эта дипломатия нацелена на то, чтобы собрать вокруг себя союзников и «дружить против» Америки, продвигаться вперед быстрее Вашингтона, в самый последний момент она все же отказывается от всех своих планов и обязательств, так как главное для нее – это бизнес! И значит, к черту многополярный мир, уважение к суверенитету наций, борьбу против гегемонии США!! Договоры, сделки, доллары – без американцев русские не получат ничего этого в завтрашней Ливии.