Хуже, чем начать войну, только проиграть ее.

Почти каждый день на протяжении последних четырех месяцев нам твердят о том, что Муаммар Каддафи вот-вот бросит на ринг полотенце и сдастся.

В конце концов, Ливия не так уж и далеко от Афганистана и Ирака, где проживает примерно по 30 миллионов человек. Однако это крошечное полицейское государство с населением менее 7 миллионов человек, удобно расположившееся на средиземноморском побережье прямо напротив Европы, продолжает успешно отбивать атаки трех великих держав из блока НАТО и тысяч повстанцев из лагеря «арабской весны».

В марте Барак Обама приказал использовать во взаимодействии с французами и британцами американские бомбардировщики и крылатые ракеты, чтобы покончить с шатающимся режимом Каддафи. Очевидно, Обаму больно ужалила критика либералов, говоривших о том, что Соединенные Штаты, с запозданием поддержавшие победоносные революции в Тунисе и Египте, мало что сделали для оказания помощи  повстанцам в их длительных попытках свергнуть полковника.

Четыре месяца тому назад администрации Обамы казалось, что интервенция это быстрый и безболезненный способ избавить мир от многолетней угрозы, а также заслужить похвалу за содействие «демократическим» реформаторам. Ну и, конечно, в качестве подтекста в любой ближневосточной войне всегда присутствует нефть.

Но почти сразу возникли противоречия. То мы приказывали Каддафи уйти; то мы утверждали, что лишь помогаем повстанцам. Похоже, все бомбы были нацелены на семью Каддафи, хотя мы отрицали, что целью кампании является  такое целенаправленное убийство – и напоминали миру, что законы США запрещают уничтожать лидеров иностранных государств.

Повстанцев называли попеременно то демократическими реформаторами, то неумелыми любителями, то упертыми исламистами, то всеми именами сразу. Прошли месяцы, и похоже, ответа нет ни у кого, хотя многие боевики испытывают глубокую расовую и религиозную ненависть к африканским наемникам Каддафи. Кто знает, чем станет Ливия после Каддафи: исламской республикой, месивом наподобие Сомали, очередной арабской диктатурой или демократией в турецком стиле?

Чем больше натовские силы уничтожают танков, артиллерии, самолетов и кораблей Каддафи, тем сильнее разнузданный диктатор цепляется за власть. Западные лидеры забыли, что он проиграл войну с Египтом в 1977 году, проиграл войну с Чадом в 1987-м, оказался в проигрышной ситуации, но вышел из нее после рейгановских бомбардировок в 1986 году – и все равно цеплялся за власть, став на сегодня диктатором-долгожителем, дольше всех находящимся у власти. Террор, нефть, денежные резервы и лояльная армия наемников – это мощная смесь.

Администрация Обамы просила разрешения у Лиги арабских государств, большинство  членов которой не являются демократическими странами, просила разрешения у ООН – но по сей день по какой-то странной причине не попросила разрешения у Конгресса. Хотя Обама добивался от международных организаций согласия, делавшего его действия законными, он почему-то не заметил, что ни в одной резолюции ООН и ЛАГ ему не было дано разрешение на проведение полномасштабной воздушной войны против правящей клики Каддафи. Китайцы и русские с радостью подчеркивают этот момент.

И консерваторы, и либералы были поражены этой внезапной войной на упреждение. Консерваторы, поддержавшие беспорядочные действия в Афганистане и Ираке, не хотели быть поборниками третьей войны в Ливии, не получив на это полномочия от Конгресса и не видя четко поставленной цели и методов ведения кампании. Когда мы начали операцию, действуя то напористо, то вяло, республиканцы начали заявлять, что слабая, находящаяся на грани финансового банкротства Америка «ведет сзади».

Либералов поразило то, что президент, который в свою бытность сенатором всегда восхвалял закон о полномочиях в условиях военного времени, сейчас приказал своей группе юристов найти хитроумные пути для его обхода. Если это война коалиции, в корне отличающаяся от войн Буша, то почему она расколола НАТО на части? Примерно половина членов Североатлантического альянса отказалась от участия в ней. Германия и Италия вскоре начали открыто выступать против этих усилий. А теперь и Франция, бывшая зачинщицей этой войны, хочет улизнуть с поля боя.

Левые часто осуждали нападения Запада на мусульманские страны, экспортирующие нефть. Но теперь сам главком либералов Барак Обама осуществляет такое нападение. Действительно, антивоенный президент, обещавший покончить с войнами Буша на Ближнем Востоке, внезапно открыл третий театр военных действий. Чем дольше будет длиться война, тем больше арабский мир будет разрываться между ненавистью к Каддафи и ненавистью к бомбам Обамы.

Одиозный Каддафи ходит в международных париях почти все время своего правления – ведь он финансировал террористов, убивал американцев, расстреливал диссидентов. Но когда с неба полетели первые бомбы, он уже был монстром в процессе исправления. В конце 2010 года членов его семьи, принадлежавших к сливкам общества, обхаживали западные интеллектуалы; он сам восстанавливал дипломатические отношения с США и предлагал Западу нефтяные концессии; а его называли партнером в войне с радикальным исламистским терроризмом.

И вдруг, будто по мановению волшебной палочки, в начале 2011 года Каддафи опять превратился в Саддама Хусейна – этакого монстра-людоеда. И в него полетели западные крылатые ракеты и бомбы.

Что дальше?

И левые, и правые сходятся в том, что нам надо как можно скорее закончить эту авантюру. Очевидно, что хуже начала глупой и ненужной войны против безумца только проигрыш в такой войне.

Виктор Дэвис Хэнсон – исследователь классицизма, историк, старший научный сотрудник Института Гувера при Стэнфордском университете. Его последняя книга называется «The Father of Us All: War and History, Ancient and Modern» (Наш общий прародитель: война и история, античная и современная).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.