Египтяне, буквально приклеившись к экранам телевизоров, наблюдают, как Хосни Мубарак, железной рукой правивший страной почти 30 лет, был доставлен на каталке в железную клетку в судебный зал, в котором его будут судить по обвинениям в убийствах и коррупции.

Зрелище египетского диктатора на скамье подсудимых было, безусловно, беспрецедентным. Новостной сайт «Аль-Ахрам» в запале ошибочно назвал это «первым в мировой истории случаем процесса над бывшим лидером в гражданском суде его собственной страны».

Однако будет ли суд над Мубараком справедливым? На этот счет есть серьезные сомнения.

На первый взгляд, некоторые из обвинений, предъявляемых 83-летнему Мубараку, которого судят вместе с двумя его сыновьями, его бывшим министром внутренних дел и одним из египетских бизнесменов, выглядят убедительно. Его обвиняют в том, что в январе и феврале, во время восстаний против режима, он приказал убивать митингующих, что он принимал от бизнесмена роскошные виллы на курорте Шарм-эш-Шейх в обмен на покровительство и что он за взятки заключил с Израилем невыгодный контракт на экспорт газа.

Однако при этом от процесса разит спешкой и политическими расчетами. Уголовное преследование Мубарака было начато временными военными властями Египта, которые до февраля именно ему и подчинялись. Сейчас они пытаются удовлетворить запросы одновременно светских и исламских политических движений, требовавших суда над Мубараком во время уличных протестов.

Суды над бывшими правителями обычно готовятся месяцами, если не годами. Достаточно вспомнить бесконечные международные трибуналы по бывшей Югославии, Руанде и Сьерра-Леоне. Однако суд над Мубараком начался менее, чем через шесть месяцев после того, как он лишился власти, и спустя всего два месяца после того, как ему были предъявлены обвинения. За это время даже самым старательным прокурорам было бы непросто качественно подготовить дело.

Между тем египетские прокуроры в принципе не вызывают доверия – в конце концов, назначал их сам Мубарак, а система правосудия, частью которой они являются, известна как крайне политизированная. Судья Ахмет Рефаат, ведущий дело, славится тем, что при Мубараке он выносил решения не в пользу режима. Однако судебную систему в целом никто не реформировал, и она по-прежнему не контролируется никакими демократическими институтами.

Сегодняшнее первое заседание суда не могло обнадежить тех, кто надеялся, что процесс не превратится в фарс, в который превратился завершившийся смертным приговором суд над Саддамом Хусейном в Ираке. 80 адвокатов погибших во время революции «мучеников» боролись за места в судебном зале. Почти никого из журналистов и правозащитников на заседание не допустили. На улице у здания суда сторонники Мубарака сцепились с противниками.

В свою очередь адвокаты Мубарака ясно дали понять, что они намерены затруднять течение процесса. В частности, они потребовали взять показания у всех упомянутых в деле свидетелей – у 1761 человека – и вызвать в суд главы Высшего совета фельдмаршала Хусейна Тантави (Hussein Tantawi), чтобы он дал показания о своей роли в репрессиях.

Большинство лидеров египетской оппозиции предпочитают не обращать внимания на перспективу судебного хаоса или откровенно несправедливого процесса. Оппозиционный политик Айман Нур, в 2005 году соперничавший с Мубараком на выборах и после этого проведший три года в тюрьме по ложному обвинению, одобряет происходящее. «Это не суд над Мубараком, это суд над всей эпохой», - заявил он в интервью «Аль-Ахрам», хотя, казалось бы, именно от него можно было ожидать другой реакции.

Впрочем, я рад, что кое-кто из египетских правозащитников все же не поддался стадному чувству. Сотрудница Human Rights Watch Хеба Мораеф заявила в своем комментарии каналу «Аль-Джазира», что скорость, с которой продвигается процесс Мубарака, вызывает беспокойство. Она добавила, что важно, чтобы суд был честным и проходил прозрачно и чтобы обвинения были надежно подтверждены.

«По международным стандартам, расследование было очень коротким для суда над бывшим главой государства, - приводит «Аль-Джазира» слова Мораеф. – Как правозащитник я хочу, чтобы это дело стало прецедентом, закладывающим основы нового Египта».

Так, конечно, было бы правильно. Но, судя по началу процесса, ждать этого не приходится/

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.