Нет лучшего доказательства доверчивости и легковерности (или еще чего-то похуже) западной прессы, чем то, как легко ею манипулируют представители ливийских повстанцев. С воскресенья до конца понедельника, больше двадцати четырех часов подряд, они передавали по всем каналам, в том числе вещательным и в интернете, о том, что мятежники захватили Сейфа аль-Ислама Каддафи и его брата Мохаммеда. Почему они поверили и публиковали эти непроверенные сообщения? Потому что им так сказали повстанцы. Никаких фотографий, никаких аудиозаписей, никаких доказательств. Мы даже слышали, что захват Сейфа аль-Ислама подтвердил Международный уголовный суд (МУС), прокуроры которого тоже предположительно поверили тому, что им сказали. Будем надеяться, что у них будут более высокие стандарты, когда они отдадут под суд Каддафи, а то тиран может быть и оправдан!

Как мы все сейчас знаем, это была лишь пропаганда. Повстанцы, по-видимому, все выдумали, по мере своего продвижения. Сейф был под стражей. Мохаммед тоже. Возможно, и третий брат. Или нет. И… Ой! Мохаммед сбежал! Ой, вот и западный журналист, разговаривающий с Сейфом аль-Исламом в понедельник вечером, пока тот едет в бронированном «лендровере»! И вот снова он, на плечах ликующих сторонников. Где-то в Триполи в понедельник вечером (я предполагаю, что где-то в тех десяти процентах города, которые не находятся под контролем повстанцев). По одному из кабельных каналов показали, как они прервали свое празднование победы над Триполи, чтобы объявить правду о Сейфе аль-Исламе - ведущий даже глазом не моргнул. Кто-то даже спросил, кому мы должны верить! Ошеломленный «эксперт», который оказался в эфире, предположил, что, возможно, мы должны верить своим глазам, раз Сейфа улыбающегося в его вооруженном антураже показали в эфире, когда ведущий серьезно поставил вопрос.

Но серьезно, ребята, что произошло с журналистикой? НАТО спустя 15 000 самолетовылетов трансформировалось из силы для защиты мирных граждан согласно мандату ООН и Лиги арабских государств (ЛАГ) в воздушное крыло наземных сил мятежников, и плевать на пострадавших. Сейчас все выглядит так, будто бы западные СМИ стали пропагандистским крылом восстания. Или, возможно, это просто окончательная лень.

Несколько недель назад повстанцы убили своего собственного боевого командира Абделя Фаттаха Юниса (Abdel Fattah Younis), предположительно потому, что он был не из того племени. Мы не услышали объяснений, и даже вопросов со стороны прессы не последовало - даже когда мятежники сегодня с Зеленой площади радостно твердят о единстве, и что в их рядах не будет межплеменных вопросов и распрей, и Ливия - единая страна. Никто не спрашивает, «потому ли это, что Ливия была веками разделена на восточный регион Киренаику со столицей в Бенгази и западный регион Триполитанию со столицей в Триполи?» И никто не задает вопрос, почему мятежники, представляя единую Ливию, сменили зеленый национальный флаг королевским флагом монархии, которая правила в Бенгази в 1950-е и 1960-е годы до тех пор, пока не была свергнута Муамаром Каддафи в 1969 года в результате его «националистской» революции! И никто не упоминает о ста сорока племенах Ливии, и о неприязни между арабами и берберами, и о расовых разделениях между черными африканскими туарегами из Южной Сахары и некоторыми из их расистских противников на арабском севере.

Несколько месяцев назад несколько упорных журналистов на месте событий в Бенгази заметили, что восточноливийские джихадисты, которые убивали американцев в Афганистане, возвращаются в Ливию, чтобы добавить воюющим на любительском уровне повстанцам твердости и профессионализма. Слышали ли вы, как хотя бы какой-нибудь ведущий в последнее время спрашивал об этом? Как они подойдут под стандарты нового национального правительства? А что насчет этих незаконных тайных сотрудников на месте событий, которые обучают, направляют, если не возглавляют ополчение мятежников? Разве официальная политика не заключается в том, чтобы никаких иностранных военных на земле в Ливии не было?

Вашингтонских экспертов в области разведки также спрашивают, как мы можем не допустить, чтобы новое правительство «продавало» оружие Аль-Каиде впоследствии? Они не спрашивают, почему мы должны беспокоиться о покупке оружия Аль-Каидой у правительства, когда представители Аль-Каиды могут оказаться частью этого самого правительства, которое владеет оружием.

К тому времени, как вы это читаете, Сейф уже может быть по-настоящему схвачен; или же может вести бой. Или быть мертв. Но вы не узнаете, что правда, а что нет, потому что журналисты (дикторы новостей) прекратили задавать трудные вопросы, прекратили вести себя как «скептики совести». Вместо этого они непринужденно беседуют с группами поддержки и ярыми сторонниками повстанцев, которые к счастью говорят по-английски (и поэтому вряд ли из джихадистского лагеря!) и передают все то, что представители повстанцев хотят им сказать.

Любой вооруженный конфликт сопровождается пропагандистской войной, и я не виню мятежников за то, что они сообщают слухи или ложь или то, что им нравится думать, если это служит их целям. Это война. Но я ожидаю, что наши предположительно свободные и информированные и искушенные журналисты будут циниками и будут задавать острые, жесткие вопросы, безо всяких сантиментов, чтобы мы могли получить какое-то ощущение того, каковы факты на самом деле, прежде чем приходить к каким-то выводам и выносить какие-то суждения, и могли помочь повстанцам, чтобы они справились со всеми теми трудными проблемами, с которыми они столкнутся после ухода Каддафи.

Как мы видели в случае с «захватом» Сейфа, трансляция пропаганды может лишь повредить доверию к мятежникам, которым, как мы заявляем, мы хотим помочь. Мы помогаем хорошим парням, подходя к ним с теми же стандартами правды, которых мы требуем от плохих парней. Мы служим общественности, сообщая только то, что мы знаем и что смогли подтвердить как правду. Это называется журналистской честностью. Которая, однако, судя по всему, практически исчезла - не только в News of the World или на Fox, но и в мэйнстримовых вещательных СМИ тоже. Стыдно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.