Кто говорит, что за деньги друзей не купишь? Хотя, вслед за свержением давнего лидера Муаммара Каддафи, произошедшим на этой неделе, более 40 стран и Лига арабских государств уже признали повстанческий Национальный переходный совет (НПС) Ливии как новое ливийское правительство, Африканский союз отказывается поступить так же. В пятницу панафриканская организация, которую Каддафи щедро финансировал, а временами и руководил, отклонила призывы признать законность повстанцев из НПС, вместо этого призвав создать в Ливии «всеохватное» правительство – что, предположительно, означает правительство, включающее в себя членов режима Каддафи, хотя необязательно при этом самого сверженного лидера. У многих этот шаг, несомненно, усилит ощущение, что Африканский союз – это скорее клуб старых президентов, чем серьезная политическая сила.

Хотя от него часто отмахивались, как от клоуна или сумасшедшего, в Африке Каддафи был серьезным игроком и самым  многолетним правителем. Деньги имеют большое значение там, где ничего особо нет, и эксцентричный правитель использовал нефтяное богатство своей страны, чтобы распространить свое влияние повсюду. Его роскошные отели построены в столицах по всему континенту, а кроме того он финансировал во многих странах ручные повстанческие группировки. Но помимо своего тяжелого кошелька, для некоторых Каддафи также был символом африканской гордости. Его часто бессвязные, но яростно антизападные обличительные речи на международной сцене часто вызывали симпатию со стороны разочарованной африканской молодежи. В отличие от других североафриканских лидеров, предпочитающих подчеркивать свои связи с арабами и принижая свои африканские корни, Каддафи с удовольствием играл континентальную роль, поддерживая панафриканские мечты. Может, его громко разрекламированная мечта о Соединенных Штатах Африки и провалилась, но она проложила дорогу для сегодняшнего Африканского союза, который, в свою очередь, отблагодарил его яростно осудив операцию НАТО, подготовившую почву для его краха.

Но влияние Каддафи над Африкой может быть и преувеличено. Самовлюбленность и переменчивость Каддафи никогда не вызывали приятных чувств у его коллег, многих из которых приводил в ярость его агрессивный стиль и любовь к вмешательству. Его неловко эксцентричные демонстрации – как, например, его личная гвардия телохранительниц-амазонок – оказались нежеланной головной болью для континента, пытающегося навести лоск на свой образ. Досадными оплошностями Обамы было обращение к президенту Обаме как к своему сыну, а повстанцы нашли его личный альбом, посвященный бывшему госсекретарю Кондолизе Райс, которую Каддафи как-то назвал своей «любимой черной африканской женщиной». Короновав себя Королем королей Африки, он тоже не завоевал себе много фанатов среди своих африканских коллег.

Правда состоит в том, что после десятилетия устойчивого экономического роста и сопровождающего его растущего влияния Африка уже начала оставлять вычурного ливийского лидера позади. «За последние годы роль Каддафи в Африканском союзе сильно уменьшилась, и любые сокращения в финансировании союза со стороны Ливии, скорее всего, будут заменены деньгами от других экономических силачей, вроде Южной Африки и Нигерии», - говорит Фил Кларк, лектор Школы востоковедения и африканистики в Лондоне. Хотя у Каддафи есть несколько друзей, многие – если не большинство – из африканских лидеров не горюют по его уходу.

Так в чем же тогда причина пренебрежения к повстанцам, которых многие сегодня называют освободителями Ливии? Хотя африканские лидеры могут и не возражать против мира после Каддафи, они очень недовольны тем, как был возвещен этот дивный новый мир. Чтобы понять почему, взгляните не на Аддис-Абебу, где находится штаб-квартира Африканского союза, а в Преторию. ЮАР, сильнейшая экономика континента, проголосовала за резолюции ООН, санкционировавшую установление бесполетной зоны, но превратилась в немедленного и громкого критика операции НАТО, обвиняя Запад в использовании дымовой завесы гуманитарной операции, чтобы скрыть за ней хладнокровную и жесткую смену режима.

Южноафриканский президент Джейкоб Зума стал инициатором усилий Африканского союза, призванных усадить две стороны ливийского конфликта за стол переговоров, однако международное сообщество проигнорировало эти усилия, а НПС отверг его посредничество как предвзятое. «Повстанцы, поощряемые НАТО, унизили Африканский союз», - говорит Исакка Суаре, научный сотрудник Института проблем безопасности в Южной Африке. А теперь Африканский союз и Зума унижают их в ответ.

Даже после свержения Каддафи ЮАР не отступает. Это государство препятствует усилиям США разморозить ливийские активы для правительства НПС, а в среду, как сообщили местные СМИ, южноафриканский вице-президент Кгалема Мотланте поднял ставки еще выше, призвав Международный уголовный суд провести расследование сотрудничества НАТО с силами повстанцев. Разъяренная и обиженная за то, что ее вывели из игры на своем собственном поле, Южная Африка сегодня «никуда не торопится, заставляя других принимать ее всерьез», говорит Томас Каргилл, аналитик экспертно-аналитического центра Chatham House, находящегося в Лондоне. То, что внешнему миру может казаться несостоятельной позицией в поддержку жестокого диктатора, бессердечно убивавшего своих собственных граждан, в Южной Африке видится как энергичная атака на неоколониальный империализм и мстительная непримиримость за предполагаемое оскорбление.

Но Каргилл говорит, что в итоге ярость может привести к более позитивному результату, и заставит африканские страны и Южную Африку вложить больше ресурсов в Африканский союз, который до сих пор частично поддерживается Европейским Союзом. Проигрыш Африканского союза в одном из его первых тяжеловесных политических поединков может заставить континент относиться к себе с большей серьезностью. По иронии судьбы, может оказаться так, что крах Каддафи превратит его мечту о более влиятельном Африканском союзе в реальность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.